Борьба с коронавирусом: кого лечить в первую очередь?

Автор -
358

Врачи стремятся помочь всем инфицированным SARS-CoV-2. Но что произойдет, если пациентов будет слишком много, а аппаратов ИВЛ на всех не хватит? Интервью DW c экспертом по медицинской этике.

В случае, если число пациентов, инфицированных коронавирусом, окажется слишком большим, врачи могут столкнуться с дилеммой: кому помогать в первую очередь, а кому — только когда появятся дополнительные ресурсы? Как они будут решать эту проблему, DW рассказал глава Института этики, истории и теории медицины в Мюнхенском университете имени Людвига-Максимилиана Георг Маркман (Georg Marckmann).

Deutsche Welle: Из Италии поступают тревожные сообщения о том, что врачи и медсестры больше не в состоянии должным образом позаботиться обо всех заболевших коронавирусом. Существуют ли рекомендации для медработников относительно того, каким пациентам необходимо оказывать помощь в первую очередь?

Георг Маркман: У нас есть рекомендации по очередности оказания помощи лишь в контексте классической медицины катастроф — то есть, в случае массового поступления раненых, когда пострадавших осматривают и разделяют на категории в зависимости от их состояния. У нас пока нет рекомендаций для медиков, оказавшихся в такой ситуации, какая сейчас сложилась в Италии — когда из-за COVID-19  в интенсивной терапии и аппаратах ИВЛ (искусственной вентиляции легких) нуждается так много пациентов, что ресурсов для их лечения уже не хватает.

— На какие категории медики обычно делят пациентов в таких ситуациях?

— Есть несколько категорий: пациентам, жизни которых сейчас угрожает опасность, помогают в первую очередь, лечение людей в тяжелом состоянии откладывают, а уже после этого оказывают помощь легким больным. За больными, у которых нет шансов выжить, только ухаживают.

В ситуациях с большим количеством пациентов, о которых мы больше не можем позаботиться должным образом, мы должны перейти от индивидуальной стратегии, направленной на лечение каждого отдельно взятого пациента, к групповой, ориентированной на население в целом. Если в центре стратегии находится один пациент, то мы стараемся подобрать оптимальное лечение для конкретного человека в соответствии с его пожеланиями и перспективами выздоровления. В свою очередь целью групповой стратегии является обеспечение как можно более низкого уровня заболеваемости и смертности среди конкретной группы населения. Медики при этом испытывают большой стресс, ведь они не привыкли так работать.

— В ситуации, когда в больницах не хватает аппаратов ИВЛ и палат интенсивной терапии, кого нужно лечить в первую очередь — тех, кто больше всего нуждается в помощи или же имеет наибольшие шансы выжить?

— Обычно мы классифицируем пациентов в зависимости от того, насколько срочно им должна быть оказана помощь: наиболее тяжелые больные получают доступ к наиболее интенсивной терапии. В ситуации, когда ресурсов больше не хватает, мы все чаще используем другой подход и определяем приоритетных больных, исходя из их шансов на выздоровление. Такая стратегия применяется во время катастроф и может быть вполне оправданна и в ситуации, когда слишком многим пациентам требуются аппараты ИВЛ, а их на всех не хватает.

Нашим приоритетом всегда должно оставаться наращивание ресурсов. В Германии сейчас активно над этим работают. С точки зрения этики это имеет столь же большое значение, как оптимальное использование имеющихся ресурсов — к примеру, равномерное распределение числа больничных коек в отделениях интенсивной терапии и, возможно, обмен пациентами.

Заболевшие COVID-19, которые нуждаются в искусственной вентиляции легких, неравномерно распределены по регионам ФРГ. В районе Хайнсберг очень много заболевших, в местных больницах остается много тяжелых пациентов. В то же время есть регионы, где пока зафиксировано гораздо меньше случаев инфицирования. Мы должны проявить солидарность и использовать имеющиеся ресурсы как можно более эффективно, чтобы никому не пришлось за них бороться.

— Каким образом можно помочь врачам и медсестрам?

— Очень важно обеспечить защиту медперсонала — в первую очередь, это касается наличия защитных костюмов и масок, которые по-прежнему поставляются с перебоями. Что же касается психологической нагрузки на медработников в случае, если они будут вынуждены выделять приоритетных больных, то важно иметь конкретные указания относительно критериев отбора пациентов. Медработникам должна быть обеспечена поддержка коллег, чтобы человеку не пришлось принимать решения в одиночку.

 — О каких критериях может идти речь?

— Нужно будет оценивать шансы на успех интенсивной терапии. Одним из критериев будет являться степень тяжести острой одышки. Кроме того, необходимо будет учитывать влияние сопутствующих заболеваний на шансы пациента и его общее состояние — к примеру, если человек крайне немощен. Также важно определить, какие критерии не должны играть роли: к примеру, семейное положение, социальный статус или этническое происхождение пациента.

При этом я считаю, что в Германии создана высокоэффективная система здравоохранения, мы можем мобилизовать некоторые резервы, чтобы обеспечить надлежащее лечение тяжелобольных, заразившихся коронавирусом SARS-CoV-2.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться