«Переварят» ли в Центральной Азии своих гастарбайтеров — Росбалт

Автор -
610

Коронавирус выдворил из РФ часть мигрантов, создав сложности для экономик стран ЦА, которые сильно зависят от денег работающих за рубежом. Об этом пишет «Росбалт».

Пандемия COVID-19 вышла далеко за рамки сугубо медицинской проблемы и приобрела ярко выраженный социально-экономический характер. Она показала, что регрессия в экономике России оказывает сильнейшее воздействие на государства, поставляющие самому большому производственному и потребительскому рынку  СНГ рабочие руки. Их в РФ больше всего, по официальным данным, из республик Центральной Азии.  Многочисленных украинцев и белорусов, работающих в РФ на «особых» условиях, можно не вспоминать, как и не делающую погоду Молдову. Молдавские гастарбайтеры отправили из РФ домой немногим более $500 млн. Более того, республика уже сама испытывает дефицит рабочих рук, нашедших себе применение в Румынии и Италии.

В прошлом году так называемая «учтенная миграция» из ЦА в Россию превысила 3,4 млн. Нелегалов же, по независимым оценкам, вдвое больше. Речь идет, в первую очередь, о гастарбайтерах из Таджикистана, Кыргызстана, Узбекистана. И как бы не раздражали россиян «чужаки», оказалось, что их массовый отток грозит если не полным параличом, то спадом в отдельных секторах.  А, по данным некоторых экспертов, речь идет о миллионах «добровольцев», успевших уехать.

Однако дома их ничего хорошего не ждет. Шансов найти работу на родине почти ни у кого из них нет — в Таджикистане, Узбекистане и Киргизии переизбыток рабочей силы. Это означает, что уровень крайней бедности здесь сильно возрастет, и социально-экономическая проблема может трансформироваться в политическую, а также в угрозу безопасности региона: оставшиеся без куска хлеба люди — хороший «материал» для радикальных исламистских организаций.

Что касается их вклада в экономику своих стран. По официальной информации, граждане Узбекистана, работавшие в России, ежегодно отправляли домой в среднем по $4 млрд — приблизительно 18% от ВВП 2019 года; Таджикистана — порядка $2,5 млрд, 35% от ВВП. Киргизы денег в сумме отсылали меньше, но их относительный вклад в экономику своей страны примерно такой же, что и в Таджикистане. Причем речь идет только о банковских переводах, а ведь широко распространена и практика передачи денег с оказией.

Мигрантов из Казахстана в РФ немного, а туркменов — и вовсе горсточка. Кстати, нефтедобывающему Казахстану (как и Азербайджану) грозит куда меньший уровень рецессии, чем остальным.  Хотя и им не поздоровится: бюджеты были сверстаны из расчета $55 за баррель, а не $20-30.

Однако вернемся к трем государствам ЦА. Если представить себе ситуацию, что абсолютно все граждане Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана вернутся домой, то их страны (особенно две последние) ждет настоящая катастрофа.  Но, забегая вперед: такой «гибельный» вариант все же практически невероятен.

Начнем с Кыргызстана. Поскольку страна является членом Евразийского экономического союза, на ее граждан распространяется упрощенный порядок трудоустройства. Кыргызы могут находиться на территории государств ЕАЭС, включая РФ, в течение длительного времени. Кроме того, они, в основном, владеют русским языком, что дает шанс получить более «чистую» и высокооплачиваемую работу.

Но, несмотря на это и общие усилия блока по удерживанию экономик его участников на плаву, реальный рост ВВП в этой  республике, по прогнозам, замедлится до 0,4%, а средний показатель инфляции составит минимум 11%. Это в лучшем случае — если кризис не продолжится летом.

Ну, а что касается узбеков и таджиков, Россия в них заинтересована до такой степени, что уже предприняла меры по легализации даже тех, кто находился в РФ на птичьих правах. Это не столько гуманно, сколько прагматично. В письме главы Минстроя Владимира Якушева отмечается: в строительной отрасли РФ занято 6,4 млн человек, в ЖКХ — 2,4 млн, а предельная норма трудовых мигрантов может составлять до 15-20%. Таким образом, «ежемоментные возможности замещения внутри страны исчерпаны». А тут начавшийся отток, который  произошел, как заметил Якушев, на фоне планов реализовать в 2024 году строительные проекты на 17,3 трл рублей — для этого в соответствующую сферу потребуется привлечь еще 1,8 млн человек. Как считают в Минстрое, «источником этих ресурсов может быть лишь трудовая миграция».

Реально же и упомянутые 20% следует оценивать «критически», поскольку на многих строительных объектах в России работают до 90% мигрантов, значительная часть которых — нелегалы. Впрочем, в Москве в торговле работало даже вдвое больше «гостей», чем на стройках.
Дефицит рабочих рук возрастает в России и в аграрной сфере — весна на дворе, а сезонные рабочие-мигранты традиционно востребованы в фермерских, овощеводческих и прочих сельскохозяйственных кластерах.

Так кем их заменить? Теоретически — работниками из российской провинции. Но вряд ли они согласятся трудиться «по-азиатски»: работать по 12 часов в сутки, жить в дурных условиях и выносить все капризы и несправедливости работодателей. А вот гражданам стран ЦА это не впервой.

Так что по всему выходит — российским властям имеет смысл серьезно отнестись к решению «бумажных» проблем мигрантов. От их задержки в России выиграют все: сами гастарбайтеры, их семьи, страны, из которых они приехали, а также экономика РФ. Следоватеьно, катастрофы для стран Центральной Азии не будет, но потери неизбежны, хотя даже приблизительная оценка их масштабов крайне затруднительна. Очень многое будет зависеть от антикризисных мер правительств государств региона.

Судя по предпринимаемым властями шагам, лучшие перспективы у  Узбекистана. Президент Шавкат Мирзиеев распорядился создать антикризисный пакет на $1 млрд не только для сдерживания распространения COVID-19, но и для поддержки бизнеса и занятости, увеличения объемов социальной защиты населения, функционирования финансового сектора. Ташкент, кроме того, выделил внушительные средства на строительство и ремонт дорог, медицинских учреждений, школ, систем водоснабжения и канализации, прочих объектов. А это — хоть какие-то новые рабочие места, не сравнимые, правда, по количеству с российскими, и какие-никакие, а все же зарплаты. Однако правительство республики предупредило, что кризис замедлит рост ВВП на 1,8% — до «короны» его рост ожидался, по данным МВФ, на 6%.

В Таджикистане дела обстоят хуже. Его способны вытянуть только денежные переводы из РФ, поскольку страна эта непривлекательна для иностранного инвестирования вообще, а сейчас — в особенности. Ну а Киргизия просит денег у всех, у кого можно. И, кстати, получает  — она стала первой, кому МВФ выделил помощь в связи с пандемией в размере $121 млн, но эти деньги пойдут на нужды здравоохранения. Разве что кыргызы нарастят экспорт золота, а такое, вопреки (или благодаря) тяжелой ситуации в мире, произойти может.

В общем, государства Центральной Азии сейчас сильно зависят не только от решения властей РФ, но и от иностранной денежной помощи. Но это палка о двух концах — их долги будут расти. Интересно, насколько расщедрится в этой ситуации желающий укрепиться в регионе Китай. Тяжелые времена — подходящий для этого момент.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться