Пекин молчал шестеро суток: ошибки властей КНР в начале вспышки COVID-19 — СМИ

Автор -
638

    На момент заражения сотен китайцев новым коронавирусом власти КНР утверждали об отсутствии свидетельств передачи инфекции от человека к человеку, пишут СМИ.

    Спустя шесть суток после того, как власти КНР выяснили, что в стране началась эпидемия нового опасного коронавируса, в городе Ухань – эпицентре первоначальной вспышки – был устроен массовый банкет, в котором приняли участие десятки тысяч людей, а миллионы жителей КНР беспрепятственно отправились в разные уголки страны на празднование лунного Нового года.

    Председатель КНР Си Цзиньпин сделал публичное заявление о вспышке коронавируса в Ухане только 20 января, на седьмой день после того, как эта информация появилась в распоряжении властей. Но к тому времени вирусом успели заразиться более 3 тыс. человек. Как сообщает «Голос Америки», об этом свидетельствуют правительственные документы, оказавшиеся в распоряжении Associated Press.

    Китай – далеко не единственная страна, власти которой совершили ошибки и проявили медлительность во время пандемии коронавируса. Власти многих стран не спешили действовать в течение нескольких недель и даже месяцев. Однако, Пекин проявил неспешность в особенно критический момент – в самом начале вспышки. Попытки властей КНР предотвратить панику создали почву для возникновения глобальной пандемии, в результате которой коронавирусом заразились почти 2 миллиона человек, из которых более 126 тысяч скончались.

    По мнению Цзо-Фен Чжана, эпидемиолога из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, «если бы они [власти Китая] приняли меры на шесть дней раньше, пациентов было бы намного меньше… Мы могли бы избежать краха медицинской системы Уханя».

    Впрочем, другие эксперты считают, что китайское правительство не спешило предупреждать о вспышке широкую общественность, чтобы избежать массовой истерии, в то же время оперативно предпринимая меры, но не предавая их огласке.

    Шесть суток, в течение которых официальный Пекин молчал о вспышке новой болезни, выпали на две недели с 5 по 17 января, в течение которых Национальный центр по контролю за заболеваниями не получал никаких сообщений от городских властей Уханя, свидетельствуют служебные бюллетени, оказавшиеся в распоряжении АР. Однако, за это время сотни пациентов, зараженных новым вирусом, были госпитализированы не только в Ухане, но и по всей стране.

    Полная картина того, что происходило в тот момент в Китае, не ясна. Однако, по мнению экспертов, однозначно ясно, что жесткий контроль информации в Китае, бюрократические препоны и нежелание сообщать начальству плохие новости помешали борьбе с инфекцией на начальном этапе вспышки. Сообщение о восьми врачах, наказанных за «распространение слухов», показанное по национальному телевидению 2 января, напугало сотрудников местных больниц.

    «Врачи в Ухане боялись», – говорит Дали Янг, исследователь политики Китая в Чикагском университете.

    13 января в Таиланде был выявлен первый случай заражения за пределами Китая. Только после этого китайские власти приступили к реализации общенационального плана по выявлению случаев заражения коронавирусом, распространеняя наборов для тестирования, упрощая критерии постановки диагноза и отдавая приказы руководителям здравоохранения обследовать пациентов – и все это делалось в тайне от широкой общестенности.

    В первые дни вспышки официальный Пекин неоднократно отрицал сообщения о сокрытии информации, утверждая, что все данные «немедленно» передаются во Всемирную организацию здравоохранения. Однако документы свидетельствуют, что 14 января глава Национальной комиссии здравоохранения Китая Ма Сяовэй провел конфиденциальную телеконференцию с руководством департамента здравоохранения провинции Хубэй, в которой была дана оценка ситуации. В меморандуме говорится, что телеконференция была проведена для передачи властям провинции инструкций от председателя Си Цзиньпина, премьер-министра Ли Кэцяна и вице-премьера Сунь Чуньланя, но не уточняется, что это были за инструкции.

    «Эпидемическая ситуация по-прежнему тяжелая и сложная, это самая серьезная проблема с момента вспышки SARS в 2003 году», – отмечается в заявлении Ма Сяовэя.

    Телеконференция была проведена из-за случая, выявленного в Таиланде, и в связи с возможным распространением вируса во время новогодних путешествий. Он добавил, что Китай опубликовал информацию о вспышке «открыто, прозрачно, ответственно и своевременно» в соответствии с «важными инструкциями», неоднократно изданными председателем Си.

    В меморандуме говорится, что «кластерные случаи предполагают, что возможна передача вируса от человека человеку».

    «С приближением Весеннего фестиваля многие люди будут путешествовать, и риск передачи и распространения вируса высок, – говорится в документе, – Все населенные пункты должны готовиться к пандемии и реагировать на нее». В меморандуме также говорится, что ключевыми приоритетами являются «политические соображения и социальная стабильность» накануне мартовских сессий высшего законодательного органа Китая. Возможно, что китайские лидеры ждали шесть суток, прежде чем обнародовать информацию об эпидемии, опасаясь «раскачивания лодки» накануне мартовских сессий законодателей.

    Уже 15 января Пекин организовал рабочие группы, которые занялись сбором информации и обучением медицинских работников, а также обязал власти провинции Хубэй, столицей которой является Ухань, начать проверку температуры пассажиров в транспортных узлах и сократить массовые мероприятия. Инструкции для врачей были помечены в качестве «служебных документов», не предназначенных для распространения в интернете.

    Однако на словах чиновники продолжали преуменьшать масштаб вспышки, говоря о том, что всего пока зарегистрирован 41 случай заболевания. 15 января глава китайского Центра профилактики заболеваний заявил о том, что «риск устойчивой передачи вируса от человека к человеку низок».

    20 января Си Цзинпинь впервые публично прокомментировал коронавирус, заявив о серьезности вспышки, а главный китайский эпидемиолог впервые заявил, что вирус все-таки может передаваться от человека к человеку. Если бы людей предупредили о необходимости социального дистанцирования и ношении масок на шесть суток раньше, число случаев заражения можно было бы сократить на две трети, считают эксперты.

    Эта информация косвенно служит подтверждением слов президента США Дональда Трампа, который обвиняет китайское правительство в утаивании информации о вспышке, что привело к глобальной пандемии. Тем не менее, 20 января, когда Пекин объявил о начале эпидемии, у США все еще оставалось в запасе два месяца, чтобы подготовиться к борьбе с вирусом.

    Врачи и медсестры в Ухане сообщали китайским журналистам о том, что существует множество признаков того, что коронавирус может передаваться между людьми, еще в конце декабря. Вирусом к тому времени заразились пациенты, которые никогда не бывали на рынке морепродуктов в Ухане – месте, где, как подозревают эксперты, мог зародиться коронавирус. К тому же начались заражения среди медицинских работников. Однако чиновники препятствовали распространению информации от врачей, наказывая их за сообщения в прессу о вспышке заболевания и усложнив процесс подтверждения диагноза.

    В результате, начиная с 5 января информация о новых случаях заражения не передавалась в течение почти двух недель. В течение этого периода группы экспертов, отправленные в Ухань из Пекина, заявляли, что им не удалось обнаружить явных признаков опасности и передачи вируса от человека человеку.

    Через несколько недель после того, как серьезность эпидемии стала очевидной, некоторые китайские эксперты обвинили власти Уханя в умышленном сокрытии реальной ситуации

    «Я всегда подозревал, что этот вирус передается от человека к человеку», – заявил 15 марта Ван Гуанфа, руководитель одной из группы экспертов, посетивших Ухань. Он заразился COVID-19 16 января, вскоре после возвращения в Пекин из Уханя.

    Тогдашний мэр Уханя Чжоу Сяньван возложил вину на общенациональные правила доступа к секретной информации. В результате, похоже, получилось так, что руководство КНР долгое время оставалось в неведении относительно реальных масштабов эпидемии.

    После регистрации первого случая заболевания в Таиланде и разработки властями Китая общегосударственного плана реагирования количество случаев в Ухане сразу начало расти: от четырех случаев 17 января – до 136 уже через два дня. Десятки случаев стали регистрироваться и по всей стране.

    18 января в элитной пекинской больнице при Профсоюзном медицинском институте прошло экстренное совещание, на котором персонал проинструктировали о необходимости строгой изоляции пациентов – это произошло еще до выступления председателя Си. Эксперт в области здравоохранения рассказала АР 19 января о посещении больницы, построенной во время вспышки атипичной пневмонии, где медицинский персонал экстренно оборудовал сотни новых коек для пациентов с пневмонией.

    «Все в сфере инфекционных заболеваний знают о том, что что-то происходит… Они этого ожидают», – рассказала эксперт, которая отказалась назвать свое имя, опасаясь помешать секретным консультациям, проводимым в правительстве.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться