Зерно – новая нефть?

Автор -
1094

Пандемия повлияла на все сферы экономики, и рынок зерна не оказался исключением. Низкая урожайность 2019г., общемировой кризис 2020г. привели к значительному удорожанию зерна ­– уже в конце марта средняя цена на пшеницу в России побила стоимость российской нефти. Потребность в продовольствии в мире не уменьшается, а поставки теперь могут быть затруднены.

Рост цен на пшеницу аналитики связывают с ограничениями ряда стран на экспорт­ – России и Казахстана, а также запретом на вывоз зерна за пределы ЕС со стороны Румынии. О ситуации на рынке зерна в период пандемии и возможностях России и Казахстана ­– ИАЦ МГУ поговорил с главой Российского зернового союза Аркадием ЗЛОЧЕВСКИМ:

ИАЦ МГУ: Что можно сказать об экспортном потенциале Казахстана и России в сезоне 2019/2020?

А.З.: На мой взгляд, в Казахстане ситуация с рынком зерна средняя. Урожай в этом сезоне был хуже прошлогодних значений – было мало озимых. С этим также не повезло Украине, в которой урожай зерновых и зернобобовых культур может упасть более чем на 10 %. Надеюсь, что положение в обеих странах будет поправлено грамотной посевной компанией. Значительно лучше ситуация в России. Осенью 2019 года, как известно, посевные площади озимых являлись рекордными – 18,3 млн. га. Для сравнения, в 2018 году площадь сева озимой пшеницы составила 15,9 млн. га.

ИАЦ МГУ: Казахстан и Россия планировали отправить на экспорт 6 млн тонн и 42 млн тонн пшеницы соответственно. Но «грянула пандемия» и обе страны установили ограничения на экспорт для защиты собственных рынков. Вместо этого импортеры получат около 4 млн. тонн и 37 млн. тонн. Как это отразится на международном рынке?

А.З.: Прежде всего, вырастут цены. В среднем в конце марта пшеница подорожала на $10. Не исключен и дальнейший рост. Однако чудес ждать не стоит – рынок регулируется конъюнктурными соображениями. Это значит, что если где-то ввели квоты и повысили стоимость, то в другом месте покупать стало выгоднее. Так, традиционные покупатели казахской и российской пшеницы смогут приобрести недостающие объемы в Румынии или на Украине.

ИАЦ МГУ: Есть ли необходимость в общей политике Казахстана и России в вопросе экспорта зерновых, есть ли проблемы и потенциал для развития этого направления?

А.З.: Периодически слышны подобные предложения о создании своеобразного «зернового ОПЕК». Вижу две главные проблемы этого проекта. Во-первых, основные страны-импортеры находятся в Черноморском регионе. Поэтому без союза в данном вопросе с Украиной, который невозможен в данный момент, ничего не получится.

Во-вторых, отсутствие взаимных обязательств между Казахстаном и Россией. В настоящий момент, к примеру, Нур-Султан получает 50% скидку на транзит зерна по территории России, а Москва таких преференций не имеет. Однако есть и существенный плюс. Проблемы с производством из-за погодных обстоятельств бывают то в одной стране, то в другой. Если удастся наладить взаимодействие в плане каких-либо льгот в отношении страны, в которой в том или ином сезоне наблюдается скудный урожай, то это будет выгодно обеим сторонам.

ИАЦ МГУ: Большое число стран, среди которых Иран, Турция, Египет, Саудовская Аравия, Иордания и другие, начали закупать большие объемы пшеницы. Как связан спрос с пандемией?

А.З.: Могу сказать, что указанные страны покупали зерно и раньше. Лишь некоторые, как, например, Иран для поддержки местных фермеров в 2016 году, вводили какие-либо ограничения. В настоящий момент большинство игроков просто вернулось в статус импортеров. Единственное исключение – Саудовская Аравия. Раньше данное государство покупало только ячмень. Но не думаю, что их спрос в этом году существенно связан с пандемией COVID-19. Это, скорее, опосредованное воздействие. Некоторое повышение спроса, которое преувеличивается некоторыми СМИ, произошло в связи с опасениями и ограничениями. Покупатели просто стремятся решить свои проблемы до новых сложностей на рынке.

ИАЦ МГУ: Как Вы оцениваете перспективы нового сезона зернового рынка, какие проблемы выйдут на первый план?

А.З.: Основной проблемой для стран-экспортеров зерна может стать невывоз их экспортного потенциала не столько в связи с новым коронавирусом, а в связи с принимаемыми мерами по борьбе с ним, а также последствиями этих мер для мировой экономики.

Думаю, что стоит ожидать снижения общего объема производства зерна в связи с отсутствием возможности его купить у стран-импортеров и, как результат, обвал цен. Это также основательно ударит по бюджетам стран-экспортеров, в большей степени по России, чем по Казахстану. В то же время не думаю, что какие-либо проблемы могут быть со внутренним спросом. У стран-экспортеров достаточно запасов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться