Переносят ли COVID-19 комары, можно ли заразиться от кошек и как вирус приспособился к человеку

Крайне важно понять происхождение COVID-19 – прежде всего, для того, чтобы не допустить похожей ситуации в будущем, считает эксперт ВОЗ по безопасности пищевых продуктов и зоонозу Петер Эмбарек. На пресс-конференции в Женеве он возложил большие надежды на Китай, но и напомнил о важности международного сотрудничества.

Главная задача сейчас – остановить распространение неизвестного ранее коронавируса COVID -19, которым по всему заразились уже четыре миллиона человека. Но не менее важно понять его происхождение и природу. А тут пока много неизвестного. Считается что его носителями были летучие мыши. Но как он попал к человеку и как «научился» передаваться от одного человека к другому?  Наиболее вероятным «стартом» распространения COVID-19 считают рынок в китайском городе Ухань, но им оказались заражены люди, никак не связанные ни с рынками, ни с их посетителями.

Д-р Петер Эмбарек занимается в ВОЗ болезнями, передающимися от животных к человеку, научное название которых — «зооноз». Он уверен, что проводящиеся уже сейчас предварительные исследования, собеседования и сбор данных – все это поможет определить происхождение COVID-19 – с точки зрения и времени, и места.

«Это могут быть рынки в Ухане, а, может, и нет. Так что сейчас нет смысла бросаться тестировать всех животных без разбора, прежде чем, мы не проделаем эту предварительную работу», — считает эксперт.

Он отмечает, что ученые все больше понимают о болезни. Известно уже, что в подавляющем большинстве случаев она проходит либо вообще без симптомов, либо в легкой форме. Так что вполне вероятно, что в самом начале эпидемии легкие случаи заболевания прошли незамеченными – и этим можно объяснить тот факт, что инфицированными оказались люди, не имевшие вообще никакого отношения к рынку.

«Было бы хорошо, если бы мы могли выделить этот вирус раньше, пока он не адаптировался к человеку – тогда можно было бы лучше понять, как он изменялся, как он приспосабливался к человеческому организму и какие именно структурные изменения позволили ему это сделать, — посетовал д-р Эмбарек. – Сегодня мы видим другую структуру вируса, да, мы наблюдаем некоторые мутации, но не можем сказать, какая из них имела критическое значение, а какая нет. Вирус мутирует постоянно и в 99 процентах случаев эти мутации ничего не значат. Но нам-то нужно определить именно ту, которая сыграла переломную роль».

Отвечая на вопросы, волнующие публику д-р Эмбарек подтвердил, что, согласно исследованиям, кошки могут заразиться COVID-19 и передать его своим собратьям. Заразиться могут и хорьки, и в какой-то степени, собаки, — отметил он. — Но другие домашние животные, такие как свиньи, утки, куры, индюшки и другие, похоже, не поддаются этому вирусу, и это очень хорошо, ведь мы разводим этих животных в больших масштабах».

Рассеивая опасения, что COVID-19 могут переносить комары или какие-то еще животные, Петер Эмбарек объяснил, что подобные вирусы весьма «разборчивы», их «привлекают» специфические виды животных и они могут проникнуть только в специфические клетки разных животных, а не куда угодно. Одна из теорий, кстати, предполагает, что «посредником» при передаче вируса от летучих мышей к человеку стали ящуры — панголины. Но для того, чтобы понять механизм возникновения и передачи COVID-19, потребуются серьезные, исследования, и не только в самом Китае.

Фото С.Хуачао
COVID-19 был впервые обнаружен в китайском городе Ухань, но пока мало что известно о механизме его возникновения и передачи.

 

Д-р Эмбарек считает, что у Китая есть все возможности, включая высококвалифицированных ученых и исследователей для того, чтобы выяснить, что стало источником распространения COVID-19. В то же время, по словам Эмбарека, совсем не лишним будет сотрудничество с коллегами из разных стран мира, которые побывали в подобных ситуациях и провели собственные расследования, результатами которых они готовы поделиться. Он подчеркнул, что такая совместная работа всегда идет на пользу делу и в случае таких сложных комплексных исследований позволяет приблизить успех.

«У нас еще есть время, — считает д-р Эмбарек. –  В случае с Ближневосточным респираторным синдромом, потребовался год, чтобы найти его источник.  Но понять, что произошло в самом начале, – крайне важно, прежде всего для того, что не допустить повторения этой ситуации в будущем, в том числе и с другими вирусами».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться