Режим чрезвычайного обнищания

Автор -
8347

    Режим чрезвычайного положения в Казахстане, действовавший почти два месяца, ухудшил социальное положение миллионов людей: у одних — остановился бизнес, у других – исчез любой источник заработка. Эксперты говорят, что в стране и до кризиса многие жили от зарплаты до зарплаты. Сейчас их число увеличилось в разы. Людям нечем оплачивать аренду, учебу их детей, и уверенности в том, что ситуация резко изменится в лучшую со сторону со снятием режима ЧП, у них нет. Об этом рассказывает «Азаттык» (казахская редакция радио «Свобода»)

    «СКАЗАЛА ПОТЕРПЕТЬ»

    45-летняя Гульнар Тлеева с двумя несовершеннолетними детьми снимает квартиру на окраине столицы. Старшая из четверых детей замужем, вторая дочь учится в Алматы. Они сводили концы с концами еще до кризиса, но после того, как кормилица семьи потеряла работу, положение ухудшилось окончательно.

    Гульнар много лет работала швеей, иногда нанималась поваром. После введения с 19 марта карантина в связи с пандемией COVID-19 она осталась без работы.

    — До карантина я работала швеей в ателье по пошиву штор. Сейчас ателье закрыли. Дохода нет. Владелец продал по низкой цене всё, что у него было, и переехал в другой город, — говорит женщина.

    По словам Гульнар, заработанное она тратила на оплату жилья, содержание двух детей, которые учатся в пятом и седьмом классах, высылала старшей дочери в Алматы. Сейчас семья живет на деньги, полученные месяц назад за пошив масок для благотворительного фонда. Женщине всё еще предстоит оплатить учебу дочери.

    — Она учится на программиста в частном университете в Алматы. Скоро окончит первый курс. Стоимость обучения – около 400 тысяч тенге (около 943 долларов. – Ред.). Эту сумму нужно было внести до конца учебного года. Когда дочь поступила в университет, я была уверена, что смогу оплатить ее обучение. Несмотря на проблемы со здоровьем, принимала заказы на дом. Сейчас я потеряла работу и оказалась в сложной ситуации. Видя мое положение, дочь хочет бросить учебу. Я не соглашаюсь и уговариваю ее потерпеть и продолжить учиться. Сказала, что после карантина поеду в Алматы и встречусь с ректором. Не знаю, как решить эту проблему, – рассказывает Гульнар.

    Как и многие другие потерявшие свой доход, она подала заявку на получение социальной выплаты в размере 42 500 тенге, но помощь ей не выдали.

    — В акимате говорят, что у меня есть земля. Это было давно. После того, как наш дом сгорел, мы продали землю. Мне также не удалось получить адресную социальную помощь в размере 21 500 тенге, – говорит она.

    «ОЧЕНЬ МНОГИЕ ПРОСЯТ ЛЬГОТЫ»

    Сколько в Казахстане таких родителей, как Гульнар, которые не могут оплатить обучение детей, неизвестно.

    По данным министерства образования и науки, в 131 вузе страны обучается более 646 тысяч студентов. Сколько из них учатся на платных отделениях, в ведомстве не уточняют. Президент Ассоциации высших учебных заведений Казахстана Рахман Алшанов говорит, что таких — около половины, то есть более 300 тысяч человек.

    По словам Алшанова, до объявления чрезвычайного положения в Казахстане 16 марта студенты исправно вносили оплату за обучение.

    — В апреле поступление оплаты за обучение сократилось, оплатили лишь 15-20 процентов студентов. Позднее поступления сократились еще больше, в итоге вовсе перестали платить. Студенты в основном говорят, что у родителей не стало работы, — рассказывает Алшанов.

    Как и многие другие потерявшие свой доход, она подала заявку на получение социальной выплаты в размере 42 500 тенге, но помощь ей не выдали.

    — В акимате говорят, что у меня есть земля. Это было давно. После того, как наш дом сгорел, мы продали землю. Мне также не удалось получить адресную социальную помощь в размере 21 500 тенге, – говорит она.

    «ОЧЕНЬ МНОГИЕ ПРОСЯТ ЛЬГОТЫ»

    Сколько в Казахстане таких родителей, как Гульнар, которые не могут оплатить обучение детей, неизвестно.

    По данным министерства образования и науки, в 131 вузе страны обучается более 646 тысяч студентов. Сколько из них учатся на платных отделениях, в ведомстве не уточняют. Президент Ассоциации высших учебных заведений Казахстана Рахман Алшанов говорит, что таких — около половины, то есть более 300 тысяч человек.

    По словам Алшанова, до объявления чрезвычайного положения в Казахстане 16 марта студенты исправно вносили оплату за обучение.

    — В апреле поступление оплаты за обучение сократилось, оплатили лишь 15-20 процентов студентов. Позднее поступления сократились еще больше, в итоге вовсе перестали платить. Студенты в основном говорят, что у родителей не стало работы, — рассказывает Алшанов.

    — Говорят не увольнять преподавателей и не отчислять студентов. А как учебные заведения будут платить преподавателям? В настоящее время 80-90 процентов финансовых ресурсов учебных заведений в Казахстане собирается за счет оплаты за обучение. Мы должны платить преподавателям. 80 процентов денег, которые поступают в университеты, расходуются на зарплату педагогов, — говорит президент ассоциации.

    По его словам, учебные заведения, которые получают большинство государственных грантов, сейчас имеют достаточный бюджет. Но университеты в областях нуждаются в деньгах, которые студенты вносят в качестве оплаты за обучение.

    — В региональных вузах большинство учится платно. Доля студентов, обучающихся за счет грантов в государственных вузах в регионах, составляет около 10-20 процентов. Некоторые сотрудники терпимо относятся к задержке зарплаты, другие не соглашаются. Но куда они могут уйти? … Количество рабочих мест сокращается везде, — говорит он.

    Учеба подходит к завершению, но в сентябре, к началу нового года в вузах, у студентов могут возникнуть проблемы с оплатой, поэтому в апреле глава ассоциации обратился с письмом к министру образования и науки Асхату Аймагамбетову, в парламент и акимат Алматы.

    — Государство должно помогать вузам. Мы написали письмо с просьбой о предоставлении университетам беспроцентных кредитов или освобождении от налогов, чтобы выплатить зарплаты преподавателям, — говорит Алшанов.

    На письмо пока никто не ответил.

    Репортер Азаттыка обратился с запросом в министерство образования и науки, чтобы выяснить, рассматривали ли в ведомстве проблему студентов, которые не могут оплатить учебу. В официальном ответе министерства говорится, что провели встречу с ректорами.«Руководителям учреждений образования поручено рассмотреть возможность предоставления рассрочки студентам, которые испытывают трудности с оплатой обучения в течение периода карантина, или отсрочки оплаты», — ответили в ведомстве.

    Но каждый университет будет самостоятельно решать, выполнять им «поручение» министерства или нет.

    «Высшие учебные заведения в Казахстане получили академическую, управленческую и финансовую самостоятельность с 2018 года. Заявления студентов [на отсрочку оплаты за обучение] будут рассмотрены и решения по ним будут приняты администрацией университета», — заявило ведомство.

    «ВОЗРАСТЕТ ЧИСЛО ЗАЕМЩИКОВ»

    Дочь Гульнар сейчас живет у подруги в Алматы. Когда мать работала, высылала ей деньги на продукты. С введением карантина эти поступления прекратились. До карантина ее дочь между занятиями успевала подрабатывать в кондитерском цехе, чтобы оплатить некоторые расходы. Сейчас из-за карантина без работы осталась и она.

    Гульнар, которая воспитывает троих детей в одиночку, с каждым днем все больше одолевает чувство тревоги.

    — Нет никаких гарантий, что я сразу начну зарабатывать после карантина. К примеру, сейчас в ателье нет клиентов. У людей нет денег, — говорит Гульнар.

    Социолог Института мировой экономики и политики при фонде первого президента Айман Жусупова считает, что родители будут вынуждены брать займы на оплату учебы детей.

    — Малый и средний бизнес потерпел убытки, и многие люди потеряли работу. Это повлияет на доступ студентов к образованию. Но я не могу сказать, сколько именно людей останется без высшего образования. Казахстанцы считают образование одной из самых важных вещей в жизни. Родители платят за образование своих детей, даже если им приходится брать кредиты и копить деньги. Поэтому я думаю, что количество заемщиков увеличится. Население будет часто брать кредиты, — говорит она.

    Азаттык поинтересовался у Жусуповой, достаточно ли, по ее мнению, у граждан денежных накоплений, чтобы покрыть расходы на самое необходимое в условиях карантина.По словам эксперта, согласно соцопросу, только 15 процентов казахстанцев имеют сбережения.

    — Это нехорошо. В нашей стране большинство населения тратит свои доходы на ежедневные расходы. Зарплата настолько низкая, что им нечего отложить на завтрашний день, — говорит Жусупова.

    По словам социолога, число граждан, на материальном положении которых значительно сказался карантин, можно рассчитать исходя из количества претендентов на помощь от правительства. По данным министерства труда и социальной защиты, за выплатами в размере 42 500 тенге обратились восемь миллионов 32 тысячи человек, 4,5 миллиона человек – то есть около четверти всего населения страны — получили помощь. Первоначально власти заявили, что незаконных получателей 42 500 тенге ждет наказание, позднее опровергли это заявление.

    Когда 19 марта крупнейшие города страны начали закрывать на карантин, экономисты прогнозировали резкий рост безработицы в Казахстане. В Международной организации труда (МОТ) говорят, что это общая проблема для всех стран. Согласно прогнозам, представленным в докладе «COVID-19 и мир труда» от 29 апреля, во второй половине 2020 года из-за кризиса с коронавирусом свои рабочие места могут потерять 305 миллионов человек во всем мире.

    «Хотя ситуация ухудшается во всех регионах, безработица может резко возрасти в Соединенных Штатах, Европе и Центральной Азии», — пишет организация. По данным МОТ, в первый месяц кризиса доходы людей, неофициально работающих в Европе и Центральной Азии, упали на 70 процентов. «Уровень бедности среди таких работников до пандемии составлял 34 процента. Теперь этот показатель может достигнуть 80 процентов», — прогнозируют в организации.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться