К чему приведет усиление власти санитарных врачей в Казахстане?

Автор -

C 1 мая главные санитарные врачи Казахстана наделены функциями и привилегиями, приравненными к специальным госорганам.

В регионах оперативно стали издаваться специальные постановления с ограничительными мерами и списком требований к работе тех или иных учреждений. В Алматы, к примеру, еще не открывшимся детским садам предъявили внушительный список необходимого для получения разрешения на работу.

Список этот постоянно меняется, так что директора детсадов не успевают привыкать к новым условиям.

Каковы последствия для упавшего на колени бизнеса повлечет расширение власти санэпидслужбы? Прогнозы 365info.kz дает политолог Данияр Ашимбаев.

Три симптома СЭС

— Данияр, как вы считаете, верным ли решением было наделить санврачей расширенными правами? 

— У самой санэпидслужбы за годы ее существования уже есть как минимум три нездоровых симптома. Первый — синдром временщика. За последние 15 лет СЭС постоянно преобразовывалась. То она была самостоятельной структурой, то в подчинении акиматов, минздрава и его отраслевого комитета.

Затем службу передали в Агенство по защите прав потребителей. После СЭС снова очутились в объединенном комитете «антимонопольного потребительства». В конце концов службу снова передали в минздрав, где она растворилась в рамках одного комитета.

Отсюда и страстное желание людей отработать свое. Тем более, когда нет никакого курса преемственности и стабильной работы

Поэтому, получив расширенную власть, санврачи захотели ее максимально использовать. Этот второй синдром называется административным зудом. Новые полномочия всегда порождают бессмысленное администрирование. Новые нормы лепятся как горячие пирожки. Потом начинается поток жалоб в центр, позиция корректируется. Но вскоре все начинается сначала, несмотря на упреки сверху и давление снизу.

Данияр Ашимбаев

Данияр Ашимбаев

 

Хуже всего, что административный зуд сопровождается отсутствием согласованности действий между госорганами при принятии решений. Когда в Алматы решался вопрос с разрешением ездить на дачи, акимат утвердил один перечень требований, оперативный штаб — второй, а полиция — третий. И так не один раз.

Каждый регион по своему проявил административную дурь. Ведомства, дорвавшись до свистка и палочки, пытались вести свои правила игры. И здесь

возник третий симптом — коррупционные риски

Мы знаем, что чрезмерное ужесточение правил ведет к тому, что люди рано или поздно вынужденно будут их нарушать. Кто-то в силу необходимости, кто-то по незнанию, а третьи — в силу физической невозможности выполнить все сумасшедшие требования. Проверяют выполнение, как правило, как раз те, кто их выработал. Так что всегда будет возможность на какие-то вещи закрывать глаза. За мзду, разумеется.

Что творилось в алматинской санитарии до прихода Жандарбека Бекшина, все хорошо помнят.

А кушать хочется всегда

— Так и с его приходом тоже творятся всякие чудеса. Достаточно заглянуть в перечень невыполнимых требований для открытия детсадов. 

— К сожалению, других санврачей у нас нет. Бекшин оказался одним из лучших вариантов. По сравнению с предшественницей у него хотя бы есть опыт.

Что касается требований к детсадам, мне такие меры кажутся сознательными — чтобы максимально продлить карантин. Разумеется, не все они оправданны. И загоняют значительную часть бизнеса в тень. Недавно возле моего дома

в неработающем ресторане на 2 этаже горел свет. На парковке стояли порядка 40 машин. А на входе охранник делал вид, что принимает курьеров. То есть заведение работало на полную катушку

Все видели, как люди бегали в «закрытые» парикмахерские. Понятно, что это нарушение условий режима ЧП и карантина. Но людьми в первую очередь движет необходимость заработка. 42500 от государства, во-первых, не все могут получить, а во-вторых, не все могут прожить на эту сумму.

Вот и вынуждены нарушать карантин, чтобы обеспечить себя пропитанием. Кроме того, было очевидным, что на определенные услуги был и есть спрос, вне зависимости от карантина. Действия властей на поиск и наказание нарушителей продемонстрировали массу проблем в нашей системе управления.

СЭС не очень хорошо работает не последнюю неделю, а последние месяцы и даже последние годы. И это последствия тех самых реформ, которые безудержно проводились. Мы же понимаем, что проблемы образования, здравоохранения и цифровизации как минимум нуждаются в очень серьезном пересмотре. Как и вся система экономического планирования и социального развития в стране.

Защищаем как можем

— Почему не минимизировать негативное влияние всех недостатков системы на население? Власти ведут себя по принципу «не мешайте нам вас защищать».

— Не совсем так. Сколько раз менялись правила выделения тех же 42 500 тенге? Казалось бы, люди в этой системе работали годами, выработали удобный набор правил и документов. Систему к выплате пособия можно было сделать за один день. Еще 2–3 дня потратить на отработку алгоритмов по приему заявлений онлайн. Сразу не смогли, пришлось несколько раз ошибиться, пока не выдали систему, которая более-менее заработала. А ведь она могла вообще не заработать.

Карантин оказался под ударами здравого смысла, так что вопрос достоверности эпидемии стал очень и очень дискуссионным.

В этих условиях надо напоследок отжать, что называется, свои пять копеек в прямом и фигуральном смысле. Многие ведомства так и поступают

Я думаю, что люди, принимающие решения, прекрасно понимают бред всех ограничений. Они ведь тоже ходят в парикмахерские, а их дети — в детские сады и школы. Но у чиновников такая суть: не воспользоваться властью — переступить через свою натуру.

Несмотря на вспышку вируса, минздрав на днях проинформировал, что на принципах «государственно-частного партнерства» собираются сносить старые больницы и строить новые. Мы же прекрасно понимаем, во что это выльется.

Сейчас не нужно планировать распильные темы по строительству больниц. Больше пользы будет от анализа, к чему привела приватизация учреждений здравоохранения

В том числе и научных институтов.

Все ссылки на мировой опыт оказались в очень интересном положении. Помните, сколько было страсти ориентироваться на лучшие западные методики? Теперь мы видим, что у них там происходит. В 2019 году системы здравоохранения Италии и Испании были признаны лучшими в мире. А Россия была на 95 месте. Какую картину мы видим сегодня?

Кто руководит медициной?

— Это же не значит, что у нас бестолковые руководители?

— Я недавно публиковал статистику, что у нас средний стаж работы врачом на руководящих постах в минздраве три года. В региональных управлениях здравоохранения — два года. Я не говорю, что министр здравоохранения должен уметь измерять температуру или ставить уколы. Но эти цифры говорят о чудовищной депрофессионализации отрасли.

Медицинскими ведомствами руководят не профессиональные врачи, а реформаторы — специалисты по управлению, госзакупкам, планированию и так далее

Вот мы и получили ту систему, которая на наших глазах показывает чудеса бессмысленности и неэффективности.

В Казахстане аптеки более приближены к человеку, чем врачи. Население научилось спокойно приобретать лекарства. Так что введение требования о необходимости обязательных рецептов, на мой взгляд, просто фикция.

В январе и феврале в стране свирепствовала некая инфекция, которая давала высокую температуру с очень сложными симптомами

Однако «скорые» людей не госпитализировали, а врачи официально заболевание не диагностировали. Спас население именно доступ к лекарствам. Все знали, что можно пить парацетамол, и он доступен. А представьте, если этот препарат будет по рецептам и по ценам как в Европе?

Когда ввели единые цены на медикаменты, сильно пострадали частные сельские аптеки. Зачем гробить то, что есть, если альтернативы никакой?

Аптекарям, грубо говоря, запретили делать наценки на лекарства. Они ответили взаимностью — перестали закупать многие препараты

Желание придумать какие-то регулирующие схемы противоречит здравому смыслу. Вот почему здравоохранением должны руководить не реформаторы с кучей дипломов, а люди, имеющие практический опыт работы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться