Адвокат Жоошев ответил Генпрокуратуре по гибели замкомандира «Альфы»

Адвокат Замир Жоошев ответил Генпрокуратуре по гибели замкомандира «Альфы» Усенбека Ниязбекова.

Надзорный орган утверждает, что Ниязбеков был убит из снайперской винтовки, которая принадлежит Алмазбек Атамбаеву. Стоит отметить, что Генпрокуратура среагировала на опубликованные показания бойцов «Альфы».

Ниже приводим доводы Жоошева:

КАК ПОСЛЕ СКВОЗНОГО ОГНЕСТРЕЛЬНОГО РАНЕНИЯ ЕЩЕ 2 ЧАСА ПРОДЕРЖАЛСЯ НА НОГАХ?

По версии органа следствия заместитель командира «Альфы» Усенбек Ниязбеков 7 августа 2019 года в период времени с 20:30 часов до 21:00 часов находясь на лестничном пролете между вторым и третьим этажами дома Алмазбека Атамбаева, в результате произведенных последним прицельных выстрелов получил сквозное огнестрельное ранение грудной клетки, впоследствии чего погиб.

Обвинение в убийстве У. Ниязбекова предъявлено также сотруднику 9 Службы ГКНБ КР Канату Сагымбаеву, который от государства охранял экс-президента. Сторона обвинения считает, что Сагымбаев давал Алмазбеку Атамбаеву инструкции по правильному производству прицельных выстрелов из огнестрельного оружия СВД (снайперская винтовка Драгунова).

Однако показания самих сотрудников «Альфы», которые стали непосредственными очевидцами момента получения смертельного ранения Ниязбековым, и выводы судебно-медицинской и судебно-баллистической экспертиз не подтверждают версию следствия. Наоборот они указывают, что огнестрельное ранение было получено зам. командиром «Альфы» на первом этаже дома экс-президента впоследствии выстрела, произведенного со стороны гражданского лица из АК-74 (автомат Калашникова).

Так, из выводов судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Усенбека Ниязбекова наступила 08 августа 2019 года в 00:50 часов от острой кровопотери в результате сквозного огнестрельного ранения грудной клетки слева, с кровоизлияниями в мягкие ткани грудной клетки. В момент наступления смерти Ниязбеков был доставлен и находился в отделении реанимации Бишкекского научно-исследовательского центра травматологии и ортопедии.

Согласно же показаниям сотрудников «Альфы» приблизительно в 23:00 часов 7 августа 2019 года спецназовцам, находящимся внутри дома Алмазбека Атамбаева, по рации поступила информация, что людей на улице собирается все больше и больше, они закидывают камнями спецназовцев, находящихся во дворе дома, стреляют в их сторону из фейерверков и пытаются проникнуть в 3-х этажный дом.

Всё это происходит в 23:00 часов, то есть за 1 час 50 минут до наступления смерти зам. командира «Альфы».

Затем часть сотрудников «Альфы» для подкрепления вышли на территорию резиденции, где они начали удерживать позиции, чтобы сторонники Атамбаева не проникли в дом. В это время на улице возле дома собралась большая толпа людей, которая стала кидать в них камни и бутылки с зажигательной смесью. С целью их усмирения, спецназовцы стреляли в их сторону целясь то в воздух, то в ноги, но это не возымело никакого результата. В конечном счете у них закончились патроны, в этой связи не могли отстреливаться, но при этом оставались на позиции, не давая проникнуть на территорию дома гражданских лиц.

То есть после 23:00 часов, когда поступила информация по рации, прошло еще где-то минимум 15-20 минут.

Затем, поскольку у спецназовцев закончились резиновые патроны, а количество людей увеличилось во много раз, что представляло угрозу для их жизни, поступила команда отступить в трехэтажный дом. Несмотря на поступившую команду бежать в дом, некоторые спецназовцы покинули территорию дома и в итоге остались целы.

Здесь возникает вопрос: «Почему была команда отступить именно во внутрь дома?». Ведь в тот момент дом Атамбаева представлял для сотрудников «Альфы» настоящую ловушку, где они оказались живой мишенью перед разъеренной толпой.

После отступления в дом сотрудники «Альфы» забаррикадировали вход предметами мебели. Толпа людей пыталась прорвать баррикаду. В этот момент Усенбек Ниязбеков понимая, что сдержать такую толпу невозможно, предложил разъяренным людям переговорить.

Вопрос: «Как человек, получивший сквозное огнестрельное ранение в 21:00 часов, спустя 2 часа, а именно приблизительно в 23:00 часов, мог стоять на ногах, давать команды по рации и предлагать разъяренной толпе провести переговоры?». Конечно же такое невозможно.

Я считаю, что на самом деле, как показали сотрудники «Альфы», Ниязбеков был ранен на первом этаже в комнате, расположенной при входе с южной стороны дома.

Следует отметить, что кроме судебно-медицинской экспертизы была проведена судебно-баллистическая экспертиза. Для такого исследования экспертам ГСЭС при ПКР были представлены:
— специальное обмундирование У. Ниязбекова: бронежилет, камуфляжная рубашка, камуфляжные брюки;
— металлические фрагменты в количестве 3 штуки, которые были изъяты из лицевых ран У. Ниязбекова (так говорится в СМЭ).

По итогам баллистического исследования эксперты пришли к выводам о том, что:

— представленные металлические фрагменты являются частями оболочек пуль (пули) патронов (патрона), калибр которых не удалось установить из-за их значительной деформации и малыми размерами;

— на бронежилете и камуфляжной рубашке имеются огнестрельные повреждения, которые образованы одномоментно в результате одного выстрела снарядом, содержащим свинец, каковым мог быть сердечник оболочечной пули охотничьего патрона калибра 7,62 мм.

Против последнего вывода экспертов мой подзащитный Канат Сагымбаев, разбирающийся в огнестрельном оружии, приводит следующее: «Усенбек Ниязбеков был ранен не от 7,62 мм пули СВД, а от пули 5,45 мм АК-74. Я это говорю с полной уверенностью. При попадании в тело пуля 7,62 мм не меняет свою траекторию и выходит прямо, и при этом вырывает 100-150 гр. куска мяса. Пуля же, попавшая в У. Ниязбекова, не пошла по прямой траектории и вышла совсем из другой части его тела. Кроме этого, есть еще масса доказательств этому».

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться