Главный инфекционист США: cо сдержанным оптимизмом я верю, что к концу года у нас будет вакцина от COVID-19

В эксклюзивном интервью Русской службе “Голоса Америки” директор Национального Института аллергии и инфекционных заболеваний США сказал, что сразу несколько компаний показывают положительные результаты в разработке вакцины

В ходе встречи с доктором Энтони Фаучи, корреспондент Русской службы “Голоса Америки” Леся Бакалец задала директору Национального Института аллергии и инфекционных заболеваний США несколько вопросов по теме борьбы с эпидемией COVID-19.

ГА: Доктор Фаучи, думаю, сейчас почти весь мир надеется на скорое появление вакцины. Вы говорили, что настроены оптимистично по поводу той, что сейчас разрабатывает компания Moderna (которая проводит исследования совместно с Институтом аллергии и инфекционных заболеваний США — прим. ГА). Какие есть основания для оптимизма? И показали ли другие разработчики положительную динамику?

Энтони Фаучи, директор Национального Института аллергии и инфекционных заболеваний:

Да, я с осторожным оптимизмом ожидаю, что в разумные сроки мы получим вакцину не только от компании Moderna, но и от других компаний. Moderna — не единственная компания, с которой мы сотрудничаем, их — несколько. Причина моего оптимизма — в том, что результаты ранних испытаний на людях и на животных были положительными. Другими словами, вакцина защищает животных на экспериментальной стадии, а людей — на первой фазе испытаний. Они смогли показать: вакцина, потенциально, в состоянии защитить от вируса. Но, при этом, вы никогда не можете гарантировать, что у вас будет безопасная и эффективная вакцина. Давать такие обещания сейчас — глупо. Но мы можем осторожно надеяться, что направление, в котором мы движемся — верное.

ГА: Говоря о верном направлении, вы имеете ввиду нейтрализирующие антитела, которые проявились у людей, принимающих участие в первом этапе исследования?..

ЭФ: Да, совершенно верно. Исследования на первой фазе показали: умеренные дозы вакцины не просто вызвали появление антител. Они вызвали появление нейтрализующих антител. А именно эти антитела блокируют способность вируса к репликации (т.е. к размножению — ГА). Это очень хороший знак.

ГА: Третий и последний этап исследований вакцины от компании Moderna должен начаться в июле. Одновременно в июле начинается и производство первых вакцин, без ожидания результатов третьего этапа. Как вы выразились, “мы разрабатываем вакцину, осознавая риски”. Почему приняли именно такое решение?

ЭФ: Мы рискуем только деньгами. Мы не рискуем безопасностью людей, мы не рискуем целостностью научного исследования. Это — чрезвычайно острая и важная проблема и мы, федеральное правительство, готовы взять на себя финансовый риск, чтобы ускорить процесс и получить вакцину месяцами ранее, чем это было бы при обычных обстоятельствах. Мы считаем, этот риск стоит того, если окажется, что вакцина работает. Если окажется, что нет — значит, мы просто потеряли деньги. Но в такой чрезвычайной ситуации мы предпочитаем рискнуть, чтобы выиграть время.

ГА: И сколько доз вакцины планируют произвести?

ЭФ: Я думаю, что каждая компания, которая разрабатывает вакцину, хотела бы произвести как минимум 200-300 миллионов доз. И некоторые из компаний заявляют о стремлении не сразу, но в конечном итоге, произвести около миллиарда доз.

ГА: Если успешные исследования покажут сразу несколько компаний, все они смогут производить вакцины или должна остаться лишь одна?

ЭФ: Надеюсь, таких компаний будет больше двух. То есть я надеюсь, что будет три вакцины или даже больше. Нет никаких оснований надеяться лишь на вакцину от одной компании. Я думаю, что есть ряд кандидатов, результаты исследований которых выглядят достаточно благоприятно. И я совсем не удивлюсь, если у нас будет больше чем один вид вакцины, может, даже три или четыре.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться