Борьба за активы бывшего зятя Назарбаева Рахата Алиева обостряется

Автор -
19279

В конце прошлой недели в западной прессе мелькнуло сообщение о том, Казахстан и братья Хорани урегулировали некоторые споры о взаимных исках на сотни миллионов долларов. Иссама Хорани является супругом сестры Рахата Алиева и в свое время входил в его ближайшее окружение. К нему относится и Адонис Дербас, которого обвинили в отмывании денег и выдворили из страны. Позже он вернулся и до сих пор пытается вернуть свои активы. Exclusive.kz обратился к нему за разъяснениями:

— Господин Дербас, вы один из немногих, кто достаточно хорошо знали братьев Хорани и их деятельность в Казахстане. Как вы считаете, чем вызвано заявление об урегулировании споров между ними и Казахстаном?

– Да, я с ними знаком. Причем, после того, как они бежали из Казахстана, они сами выходили со мной на связь, пытаясь вновь навязать дружбу. Кстати, о Хорани в Казахстане достаточно хорошо знаю не только я один – на них имеется полное досье в КНБ, но они почему-то молчат.

Насколько я знаю, правительство Казахстана подало иск в Греции по поводу имущества Рахата Алиева, приобретенного на незаконно выведенные капиталы. Но на это имущество претендуют и другие, так скажем, наследники – это Дарига Назарбаева, Эльнар Шоразова и братья Хорани. Так как в Греции было доказано, что активы были приобретены на «грязные деньги», заработанные нечестными путем и с участием криминала и «отмывания», то все проиграли.

В итоге имущество и деньги на банковских счетах были конфискованы. Вообще, семья Хорани подала иски против Казахстана на 2 миллиарда долларов, обвинив его в том, что у них якобы отобрали честно налаженный бизнес, в частности – месторождения. Они судились несколько лет и теперь отозвали иск на определенную часть потому что, как я думаю, договорились бороться вместе за другие активы Рахата.

— Только по этой причине?

– Повторю, я не могу говорить с точностью, так как меня там не было. Но думаю, что если начнется разбирательство, откуда Хорани взял деньги на покупку месторождения, то будет много вопросов. Ведь это было рейдерство и деньги были нечистыми. Например, есть сведения, что братья занимались контрабандой сигарет в Казахстане. А значит им не выгодны тщательные разбирательства в европейских судах, где Хорани уже засветились с нехорошей стороны.

Возможно, с этим связан уход Дариги с поста главы сената, хотя я в этом не уверен. Я могу открыто и прямо говорить только о том, что касалось лично меня и чему у меня есть конкретные доказательства.

— В материале говорится о нефтяном месторождении. Вы не в курсе, о чем идет речь?

­– Я не могу утверждать, но известно, что Алиев много занимался нефтью. И не всегда в правовом поле. Говорили, что он вместе с Хорани незаконным путем забрали себе месторождение Каратобе в Актюбинской области. Вообще, в 2007 году, когда у Рахата начались проблемы на высшем уровне, кто-то из верхушки захотел подмять это месторождение под себя. Но в итоге его получила легальная и известная нефтяная компания, которая работала на месторождении «Карачаганак».

После того, как эта компания взяла лицензию и начала работать, Иссама и Рахат все равно вернули месторождение себе. Однако, после начала преследования Алиева, месторождение было конфисковано. Естественно, Хорани пытались оспорить это решение через суд. А в это время Казахстан объявил Хорани в розыск по многим делам, в том числе по линии Интерпола. Получается, они обвиняли государство в том, что оно у них нечестно отобрало то, что они сами нечестно отобрали у других.

— Вы упомянули, что после бегства из страны братья Хорани выходили на вас. Они что-то вам предлагали? Хотели сотрудничать?

– Они много раз обращались ко мне. И уговаривали, и угрожали, и подкупали. Они мне говорили, чтобы я никуда не лез и не помогал Казахстану – и у меня якобы не будет никаких проблем. После этого они мне сказали, мол, давай, мы рассчитаемся с тобой, возместим убытки. Они заявили, что я должен все стрелки по отмыванию денег перевести на Даригу. Тогда я уже вернулся в Казахстан и просто хотел, чтобы вернули мои активы. Я старался не лезть в политику не потому, что Хорани об этом сказал, а потому что мне этого не надо – я предпочитаю действовать только правовым путем. И мне не надо каких-то подачек или чего-то лишнего и, тем более, чужого – я просто хочу вернуть свое.

— А как они вам могли угрожать, находясь вне Казахстана?

– О, вы недооцениваете их возможности! Я не открою большого секрета, сказав, что люди, зависящие от них, до сих пор находятся в Казахстане и имеют влияние. Даже после смерти Алиева. Свои угрозы они реализовывали и за границей. Например, выставили меня сначала в виде террориста, и теперь мне закрыт въезд в некоторые страны, а потом вышла статья на арабском, в которой говорилось, что Назарбаев является диктатором и что я вместе с Битимовым, Мирчевым и Абыкаевым входим в группу, которая создана для уничтожения оппозиции Казахстана. Это все было в виде давления лично на меня. Вообще, все почему-то хотят меня использовать – и власти, и Хорани, и даже от Аблязова как-то обращались, чтобы я выступил против Дариги Назарбаевой, обещая при этом помощь в возврате моих активов. Но разве можно верить мошенникам?

— Чем вы объясняете свою «популярность»?

– Это им вопрос надо задать, чем это я им так интересен. И такая популярность среди них меня вовсе не прельщает, если честно. Но думаю, это потому, что я не только могу дать свидетельские показания, но и потому, что многое могу доказать на фактах и реальных документах. Например, знаю, что Хорани еще судились с птицефабрикой в Алматинской области, которую в свое время забрали у одного ливанца – Роби Роу. Было очень много уголовных дел возбуждено в связи с этим. Фабрика тоже была тоже оформлена на Даригу Назарбаеву в 2007 году. Настоящего владельца сначала вынудили покинуть Казахстан, а потом Иссам с ним встретился в Ливане и поставил условие дешево продать его птицефабрику. Ему пришлось продать ее за 9 миллионов долларов, хотя Хорани взял у Рахата на это дело 14 миллионов. Потом Рахат сильно ругался на Иссаму по этому поводу.

— Кстати, известно, что и фирму, которую у вас забрали после выдворения вас из Казахстана, тоже переписали на имя Дариги Нурсултановны. Вы что-то предпринимали по этому поводу?

– И не одну мою фирму. Компании с моим участием использовали для незаконного вывода капитала за рубеж. Есть множество документов, подтверждающих это, и есть доказательства того, что я к этому не причастен. После того, как Рахат вместе со своей командой покинул Казахстан, то все фирмы стали переписывать, в том числе мои, и в том числе на имя Дариги Нурсултановны.

Но я почти уверен, что она могла не знать это на тот период и подпись ее на нотариальных документах была поддельная. Но после этого я много раз обращался к ней, и она уже точно не могла быть не в курсе. И как раз в это время стали обращаться разные личности, в том числе Хорани, чтобы я пошел против Дариги. Но я никогда не делал этого, так как не хочу, чтобы меня использовали в своих играх в политике и в войне за активы ее первого мужа.

— И что же вы намерены делать сейчас? Просто сидеть и ждать справедливости?

– Я никогда не сидел сложа руки, хотя может так показаться со стороны. Сейчас мы с адвокатом готовим документальную базу для дальнейших действий. Я обязательно буду подавать иски против Хорани и «Нурбанка». В отношении Дариги Нурсултановны у меня не было и нет прямых претензий, но ее имя в любом случае прозвучит, когда начнутся судебные разбирательства. Я много раз обращался к ней лично и через ее близких, писал письма и открытые обращения, пытался много раз достучаться, но в ответ было только молчание и полное игнорирование. Она сама, как и Хорани, «Нурбанк» и казахские власти не оставляют мне ничего другого, как добиваться справедливости через суды в Казахстане и Европе.

Как казахи говорят, «Басқа амал жоқ!». А еще на днях я собираюсь обратиться к президенту Токаеву. Посмотрим, что он ответит и ответит ли вообще. Но надежда на него все-таки есть. Я вообще не перестаю надеяться на торжество справедливости в этой стране – иначе бы давно пошел бы на какую-то сделку, которую мне предлагали разные люди, собрал бы семью, покинул Казахстан. Но я люблю эту страну и этот народ!

Беседовал Мирас Нурмуханбетов

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться