Требуются детективы и психологи. Как вычислить цепочку заражений коронавирусом

Когда вы узнаете, что у вас есть инфекционное заболевание — или есть опасность, что вы заразились, естественная реакция — это страх.

В русском языке нет точного слова, которое бы описывало работу этих людей. В английском их называют contact tracers, дословно — люди, которые отслеживают контакты. Сейчас, считают многие ученые, именно эти люди помогут если и не остановить полностью распространение коронавируса, то хотя бы предотвратить его вторую волну. Русская служба Би-Би-Си рассказало истории вычислений цепочки заражения коронавирусом.

В теории с этим согласны чиновники большинства европейских стран. На практике некоторые системы просто не работают.

«Настоящие экстраверты»

Несмотря на постоянный рост числа заболевших, Германия, в отличие от США или Британии, даже во время пика пандемии не прекращала процесс отслеживания контактов (contact tracing) — вычисления людей, с которыми контактировали инфицированные.

В волонтеры шли вчерашние студенты-медики, пожарные, и даже военные. Считается, что в частности благодаря работе этих людей Германии удалось лучше других европейских стран справиться с эпидемией.

Берлин — наиболее пострадавший от коронавируса город Германии. В каждом из 12 округов столицы работает отдельная команда, отслеживающая контакты зараженных коронавирусом.

Информацию о случаях заражения обычно предоставляют лаборатории, и изначально они указывают только имя, пол, дату рождения пациента и лишь иногда — его контакты. Остальное делают люди, задача которых — найти этого пациента и максимальное число тех, с кем он контактировал.

Муниципальные власти — а в Германии этим занимаются именно они — находят контакты заболевших и сообщают им о диагнозе. На этом этапе, как говорят специалисты, сотрудникам местных департаментов здравоохранения и волонтерам нередко приходится быть психологами — на эту информацию люди реагируют по-разному, у них появляется куча вопросов: что теперь делать, как самоизолироваться, как сообщить начальнику, как быть с детьми, которые ходят в школу, кто поможет покупать продукты, нужно ли звонить врачу или ехать в больницу?

От волонтеров требуется иметь четкое представление об инфекционных заболеваниях, о новом коронавирусе — и о том, как работает государственная система в данном конкретном регионе, где человек может получить помощь и поддержку.

«Эти люди должны помочь вам придумать план действий, — считает специалист по инфекционным заболеваниям из Университета Джонса Хопкинса в США Эмили Герли, разработавшая тренинг для людей, которые должны отслеживать контакты заболевших. — Они должны дать ответ на вопрос: что делать вашей бабушке, которой вы все это время возили продукты, если теперь вам нельзя выходить из дома?»

«Когда вы узнаете, что у вас есть инфекционное заболевание — или есть опасность, что вы заразились, естественная реакция — это страх, — говорит эпидемиолог Кристина Койл, которая сама когда-то работала в этой сфере. — Мне было очень тяжело заниматься отслеживанием контактов. Я пыталась справляться с разными реакциями людей, но все ситуации были такие разные. (…) Хорошие волонтеры должны быть терпеливыми, культурными, чуткими и гибкими. Это настоящие экстраверты, которые получают энергию и удовольствие от взаимодействия с другими».

Второй шаг — убедить человека вспомнить и назвать имена всех, с кем заболевший общался в последнее время. Сделать это порой бывает непросто: люди не хотят быть «стукачами», отправлять на изоляцию своих родных и друзей. А иногда просто забывают — так что одним звонком волонтеры не ограничиваются.

Конечная цель в процессе отслеживания контактов — выявить всех людей, которые могли подвергнуться воздействию патогена, убедить их пройти тестирование и лечение и таким образом остановить эпидемию. Кристина Койл поясняет: в случае с Covid-19, от которого пока нет эффективного лечения, цель в том, чтобы побудить людей сделать тест и принять меры предосторожности, которые снизят риски передачи инфекции — в данном случае речь идет о самоизоляции.

Ни одного случая

Если в Германии за отслеживание контактов заболевших отвечают местные власти, то в Британии это регулируют на государственном уровне.

Премьер-министр Борис Джонсон обещал, что британская система станет самой эффективной в мире. Как говорили эксперты, на которых полагается правительство, для того, чтобы остановить эпидемию, необходимо отслеживать до 80% контактов зараженных людей.

За первую неделю работы системы в базе оказались чуть больше 8 тысяч человек, однако только 5,4 тыс. предоставили информацию о своих контактах за последнее время. Они назвали имена еще 31,7 тыс. человек, из которых лишь 26,9 тыс. согласились самоизолироваться, когда им дозвонились волонтеры.

Бывший главный научный советник правительства Дэвид Кинг заявил, что в нынешнем виде британская система не справится со своей задачей, а оппозиционный депутат Бен Брэдшоу, которого цитирует New York Times, назвал систему «полным бардаком».

Британка Сара Пенн, задействованная в правительственной программе, прошла тренинг в конце мая, но с тех пор не сделала ни одного звонка.

«Мой тренинг длился восемь часов по интернету. Там была общая информация об NHS [государственная служба здравоохранения Великобритании — Би-би-си], о коронавирусе, о том, зачем отслеживать контакты. И сценарий, по которому мы должны общаться с людьми, плюс информация о том, как отвечать на сложные вопросы. И еще несколько сценариев: как говорить с человеком, если у него кто-то умер, как говорить, если речь о детях», — рассказывает Пенн.

Правда, никакого общения со специалистами во время этих тренингов не было, задать вопросы было некому, восемь часов Сара Пенн просто смотрела на слайды и видео. Сразу после этого она могла выбрать рабочие дни и начать обзванивать людей.

Первый рабочий день не удался из-за технических проблем со входом в систему.

«Во второй раз я смогла залогиниться, но у меня не было никаких данных. На данный момент у меня было десять смен, и я не сделала ни одного звонка. Я просто сижу и нажимаю на кнопку перезагрузки в браузере. Очевидно, что сейчас волонтеров больше, чем подтвержденных нами случаев коронавируса», — считает Пенн.

Комментируя Би-би-си другой похожий случай, в британском департаменте здравоохранения заявили, что подобные рассказы не отражают «огромную работу, которая сейчас проводится». Новая система отслеживания контактов «работает и поможет спасти жизни», уверяют в департаменте.

Как и, например, в США, задействованные в программе NHS волонтеры получают за свою работу деньги — чуть больше минимально возможной в стране зарплаты.

Но в Великобритании есть и те, кто ведет свои собственные программы: так, в городе Шеффилд группа врачей, уже вышедших на пенсию, создала первую в стране систему отслеживания контактов коронавирусных больных, причем без помощи государства.

«Мы можем постучаться в дверь»

Отслеживание контактов продемонстрировало свою эффективность в странах, которые успешно справляются с пандемией, — в Южной Корее и Новой Зеландии. Врачи в Шеффилде уверены, что сейчас, когда карантинные ограничения постепенно снимаются, без работающей системы невозможно предотвратить вторую волну и справиться с возможными новыми вспышками заболевания.

«Я уверен: для того, чтобы вовремя реагировать на очаги распространения инфекции, нужно задействовать муниципальные власти. Во-первых, мы не в Китае, где можно просто приказать людям не выходить из дома. Именно поэтому важно, чтобы с тобой говорили люди, которые тебя понимают. А мы рядом, и мы можем поддержать, помочь, например, с доставкой продуктов — ведь мы просим человека изолироваться на 14 дней, — говорит Бинг Джонс, основатель группы. — Поначалу у нас были проблемы — не могли дозвониться. Но поскольку мы сами здесь живем, мы можем просто пройти несколько улиц и постучать в дверь».

По подсчетам Джонса, 20% людей в городе с положительным тестом на коронавирус не подняли телефонные трубки, но ответили на письма, которые волонтеры просто бросили им в почтовые ящики.

«И хотя у нас нет никаких полномочий, мы не можем сказать, что мы из правительства, например, поэтому вы должны нас слушаться. Но мы можем сказать: мы живем в нескольких кварталах от вас, и мы думаем, что это важно. Мы готовы вам помочь», — поясняет Джонс.

Когда группа начала работать и о волонтерах заговорили в городе, многие местные врачи общей практики согласились сотрудничать и стали сами предоставлять информацию о случаях заболеваний.

Группа волонтеров в Шеффилде признается, что у них нет никаких полномочий: «Мы не можем сказать, что мы из правительства. Но мы можем сказать: мы живем в нескольких кварталах от вас»
«Одна из главных проблем в Британии заключается в том, что весь процесс контролируется правительством и слишком централизованный. И местным властям и врачам общей практики не делегировались полномочия», — считает Джонс.

Снежный ком

Отслеживание контактов — не выдумка коронавирусного времени, специалисты в области здравоохранения многих стран используют этот инструмент и в случае с ВИЧ, туберкулезом и гепатитом.

«Так что за многие годы мы уже поняли, что самое главное — это обучение людей, которые говорят с заболевшими. У этих людей должны быть выдающиеся навыки интервьюера, чтобы установить контакт с больными. Конечно, есть разные приложения, которые могут дать людям схожую информацию и даже отслеживать. Но приложения — это дополнительный ресурс, и я не думаю, что оно может заменить человеческий фактор», — считает Дэвид Холтгрейв, эксперт по вопросам здравоохранения из Университета в Олбани, США. Так называемое цифровое отслеживание контактов — с помощью приложений или через мобильных операторов — используется во многих странах вместе с работой волонтеров и специалистов или вместо нее, как, например, собираются сделать в России.

Когда Бинг Джонс и его коллеги звонят жителям Шеффилда, они всегда задают вопрос: вы готовы принять участие в этом проекте? «Если кто-то говорит «нет», мы обязаны закончить разговор. Но такое бывает нечасто. Многие люди хотя бы дают первичное согласие на участие», — говорит Джонс.

Самая частая проблема у волонтеров в Шеффилде связана с законом о защите персональных данных. Нередко бывает так, что людей просят перечислить сотрудников, с которыми заболевший общался на работе: «Мы часто звоним и слышим в ответ: я бы хотел назвать имена пяти человек, с которыми я регулярно общаюсь на работе, но я обсудил это с менеджером, и мне сказали, что я не имею права».

В Берлине, где работает врач Лукас Мурайа, команда волонтеров и сотрудников сферы здравоохранения опасается снятия карантинных ограничений.

«Люди в Берлине начали думать, что ситуация улучшается, что уже немного случаев заболеваний, но для нас в ситуации, когда открываются школы, один или два зараженных в классе — это целая неделя работы. Нужно связаться с семьей каждого ребенка, с учителями», — говорит он.

Мурайа считает, что сейчас, возможно, работы даже прибавилось. Он рассказывает, что около месяца назад команда работала примерно с сотней новых случаев в день. У каждого из этой сотни было в среднем около пяти контактов. Сейчас же — всего около пяти случаев в день, но у каждого из этой пятерки могут быть сотни контактов.

«Так что для нас мало что изменилось, особенно когда речь идет о школах, больницах или домах престарелых. Иногда у человека бывает до 300 контактов, и для нас он — снежный ком, за которым куча потенциально инфицированных людей, которым мы должны позвонить, узнать об их самочувствии, отправить на тестирование, изолировать».

«Это как вакцинация»

Институт Роберта Коха готовит специальных волонтеров, которых в Германии называют скаутами — эти люди проходят тренинги, после чего их отправляют в регионы, в которых есть какие-то проблемы — например, нехватка кадров. Скауты получают зарплату, но для регионов их помощь бесплатна. Например, федеральные власти направили в Баден-Вюртемберг 65 скаутов, которые проработают в регионе полгода — в основном это студенты-медики.

Специальные программы есть и в США: специалист по инфекционным заболеваниям из Университета Джонса Хопкинса Эмили Герли и ее команда разработали специальный тренинг для людей, которые хотят помогать отслеживать контакты. Тренинг длится шесть часов и проходит онлайн.

«Сейчас в разных штатах нанимают людей, которые должны отслеживать контакты, но у многих нет никаких знаний об инфекционных заболеваниях, так что наш курс дает людям общее представление о том, с чем они имеют дело. Это только первая ступень», — говорит Герли.

По ее словам, такие люди должны быть одновременно и детективами, и социальными работниками, и психологами, но самое главное — уметь общаться. Но в большинстве случаев приходится полагаться на честность собеседников.

«Ни одна инициатива не сработает, если у людей нет доверия к системе здравоохранения. Это как вакцинация — она защищает нас всех, так что мы принимаем это и делаем прививки».

Зачем?

Часто говорят, что основная задача отслеживания контактов — предотвратить вторую волну заражений. Лукас Мурайа не очень верит, что это возможно: «Я все еще думаю, что вторая волна настанет. Мы просто хотели, чтобы она не накрыла нас весной. Но, думаю, это произойдет осенью. Так что наша задача — разорвать цепочку инфицирований».

Из искры разгорелось пламя. Ученые спорят о движущей силе пандемии Covid-19
В Берлине считают приемлемым, если один больной заражает еще одного человека, но третье и четвертое заражение — уже проблема. Система пока справляется — в основном благодаря достаточному количеству тестов, что позволяет как можно скорее подтверждать диагноз и изолировать человека.

«Наша цель — ограничить возможности вируса, — говорит Дэвид Холтгрейв, эксперт по вопросам здравоохранения из Университета в Олбани. — Если вы инфицированы, но ни с кем не контактируете, то вы никого и не заразите. Соответственно, наша задача — установить контакты ещё до того, как произойдет заражение».

Проблема в том, что многие штаты, а также многие страны, в том числе европейские, только начинают налаживать систему. Не слишком ли это поздно? «Да, поздно. Это нужно было сделать намного раньше. Но значит ли это, что мы должны сложить руки и не пытаться остановить распространение? Я считаю, надо попытаться», — говорит Эмили Герли из Университета Джонса Хопкинса.

Эпидемиолог Кристина Койл уверена, что можно перестать отслеживать контакты, когда специалисты увидят, что показатель R0 (базовый показатель репродукции, также известный как «показатель заразности») коронавируса упал ниже 1.0: «Это значит, что каждый новый инфицированный в среднем заражает менее одного здорового человека. Когда R0 становится меньше единицы, можно говорить, что вспышка подходит к концу».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться