Политолог: «Психологически, Беларусь находится в состоянии холодной гражданской войны»

Десятки судов над участниками пикетов солидарности прошли 22 июня в Минске и других городах Беларуси. По данным правозащитного центра «Весна», всего на мирных акциях 18-20 июня было задержано более 250 человек. Один из главных возможных оппонентов Александра Лукашенко на выборах, Виктор Бабарико, находится в СИЗО КГБ, а с его адвокатов взята подписка о неразглашении.

За два месяца до президентских выборов в стране складывается ситуация, какую белорусы не помнят давно: на протесты против произвола властей и в поддержку задержанных политиков выходят самые обычные люди. И они не расходятся даже тогда, когда приезжают автозаки и ОМОН. Эксперты прогнозируют, что протесты будут продолжаться, а их разгоны будут еще более жестокими.

Политолог Валерий Карбалевич в эфире Настоящего Времени рассказал, можно ли, по его мнению, остановить протесты с помощью насилия, кто поведет за собой белорусов в случае более массовых выступлений граждан и каков реальный рейтинг президента Лукашенко.

— Мое утро сегодня началось с колонки Артема Шрайбмана на сайте TUT.BY. Его основной месседж – что насилие уже началось, маховик раскручивается. Вы как считаете, насилие сейчас можно остановить?

— Беларусь живет в обстановке насилия уже 26 лет – с момента прихода Лукашенко к власти. Поэтому единственное отличие нынешней ситуации в том, что белорусская власть, политический режим Александра Лукашенко потерял доверие общества. Упал рейтинг самого Лукашенко, и, судя по тем настроениям, которые есть в белорусском обществе, большинство белорусов действительно хотели бы смены власти.

А Лукашенко, понятное дело, этой смены не хочет и пытается насильственно удержать власть. Поэтому применение насилия началось фактически с начала избирательной кампании. И по мере приближения к выборам, по мере нарастания угрозы потери власти, понятное дело, это насилие будет нарастать. Я могу сказать, что психологически Беларусь находится в состоянии холодной гражданской войны, которая, я боюсь, может стать горячей.

— Гражданской войны? Кого с кем?

— Общества и власти.

— Майдан будет?

— Сложно говорить. Но я думаю, что акции протеста 9-10 августа должны быть, по моим предположениям. Насколько будут они массовые, насколько власть будет применять силу – это уже другой вопрос.

— Почему, по вашему предположению, они должны быть 9-10-го?

— Лукашенко просто так свою власть не отдаст. Лукашенко включит весь механизм избирательной машины, которая каждый раз на президентских выборах дает ему результат 80%. Но этот результат вопиющим образом не соответствует настроениям белорусского общества. И когда это будет объявлено, я думаю, что значительная часть населения будет этим недовольна и попытается свой протест выразить на улицах.

— На какие цифры вы опираетесь, когда говорите о настроениях общества? Как я понимаю, в стране нет электоральных социологических опросов. Есть устойчивый мем «Саша 3%» – мол, у Лукашенко три процента поддержки. Действительно ли это так, по вашему мнению?

— Понятно, не три процента. Я опираюсь на некоторые косвенные данные. Первое – крупнейшие белорусские интернет-ресурсы типа TUT.BY, Onliner провели опрос своих читателей, и он дал такие цифры: за Бабарико – около 50%, за Лукашенко – от 3 до 6%. Понятно, это не социологическое исследование, это только читатели этих ресурсов голосовали.

Другой момент: Институт социологии Академии наук, государственное учреждение, дал такую информацию, что в марте-апреле в Минске, столице, рейтинг доверия президенту – 24%. Рейтинг доверия, как правило, всегда выше, чем электоральный рейтинг. Значит, электоральный рейтинг Лукашенко в Минске еще меньше.

Но с марта-апреля ситуация для Лукашенко, я думаю, ухудшилась, потому что произошла сильная политизация, появились альтернативные кандидаты. А в такой ситуации неопределившиеся, как правило, переходят к тем, кто набирает политический вес. Я думаю, что сегодня рейтинг Лукашенко еще ниже. Тут трудно совмещать, насколько рейтинг в Минске совпадает с рейтингом по всей стране. Но я думаю, что реальный рейтинг Лукашенко сегодня меньше 24%.

— Мы уже видим, что звезды спорта, культуры, массмедиа высказываются против репрессий, против лично Лукашенко, хотя есть и те, кто за. Возможно ли, что бизнес, в частности крупный бизнес, представителей которого Лукашенко называл толстопузами, буржуями, пойдут против действующего президента?

— Сложный вопрос. Потому что крупный бизнес в Беларуси возможен только под крышей политического режима. Очень крупный. И вряд ли эти самые пузатые буржуи, как говорил Лукашенко, действительно могут выступить против Лукашенко. Более мелкий бизнес – возможно. Но все боятся, потому что любые попытки бизнеса включаться в политическую борьбу всегда заканчиваются тем, что его просто-напросто разоряют в Беларуси.

— Кто тогда может повести людей? Системной оппозиции как таковой в парламенте нет, кто встанет во главе этих протестов?

— Акции 18-19 июня произошли практически спонтанно, без какого-то лидера. Есть лидеры традиционной оппозиции, есть кандидаты в президенты, в конце концов, шесть человек, кроме Лукашенко, которые сдали подписи. Стихийно могут возникнуть и лидеры в ходе самого процесса. Я думаю, что тут проблема не лидерства, проблема другая.

Проблема в том, что это восстание масс пока никак не трансформировалось в то, что называется кризис верхов. Пока нет раскола элит, пока вся политическая система, вся государственная машина работает безупречно, как часы, она не дает никаких сбоев. То есть мы видим, что есть общество, которое хочет перемен, и есть государственная машина, которая работает на подавление. И эти два параллельных мира просто не пересекаются, между ними нет никакого диалога, они даже не хотят слышать друг друга, и в этом проблема.

Президентские выборы в Беларуси назначены на 9 августа. В них принимает участие действующий президент Лукашенко. Он пришел к власти в 1994 году и несколько раз менял Конституцию, чтобы оставаться на президентском посту.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться