«Повторяется сценарий продажи ВКонтакте»: почему Россия разблокировала Telegram Павла Дурова

Автор -
303

    Что стоит за примирением Павла Дурова с российской властью и повторит ли Telegram судьбу «ВКонтакте», в колонке для Forbes рассказывает управляющий партнер Mindrock Capital Павел Черкашин.

    Проект Павла Дурова, обещавший стать финансовой и расчетной системой для миллиарда фрилансеров по всему миру, закрылся по требованию американского регулятора SEC, спалив более $400 млн инвесторских денег и выпустив в свободное плавание блокчейн-платформу TON.

    Недавно я предположил, что причиной неудач Дурова на американской земле стали происки основателя Facebook Марка Цукерберга, чей аналогичный проект Libra был разгромлен на слушаниях в Сенате в июле 2019 года.
    Обиженный Цукерберг по итогам собственного провала «настучал» на Дурова: мол, если вы не разрешаете мне выпустить свою валюту, то уж точно не разрешайте это сомнительному русскому парню. Дурову пришлось закрыть проект, вернув оставшиеся средства инвесторам.

    «Сгущающиеся тучи»

    В стороне от инвесторско-политической драмы один вопрос не дает покоя: если SEC запретил эмиссию криптовалюты Gram, но не саму платформу TON, то почему Дуров бросил весь проект? Ведь поддержка Telegram обходится очень дорого, а монетизации в самом мессенджере никакой нет. Откуда появятся $200-300 млн в год на дальнейшую поддержку проекта?
    В январе 2020-го команда Telegram опубликовала заявление на своем сайте, в котором говорилось, что «у Telegram не будет никакого контроля над TON», а «Gram не поможет вам стать богатыми».

    В мае действительно оказалось, что Gram сделал инвесторов беднее на $405 млн, а Telegram окончательно выпустила TON на свободу, возможно, с надеждой, что платформа возмужает и окрепнет, пока Дуров будет решать более насущные вопросы спасения Telegram.

    В постановлении суда говорится, что Дуров использовал полученные от инвесторов средства, чтобы покрыть «намного больше 90%» расходов Telegram. Бюджет Telegram, как ожидалось, должен был составить $180 млн в 2019-м и $220 млн в 2020 году, и покрывать эти расходы планировалось из средств Дурова (за «ВКонтакте» он получил, по данным «Ведомостей», $360-480 млн — насколько их хватило бы, посчитать несложно) и выручки от продажи Gram.

    Рискну предположить, что Дурову сделали предложение, от которого глупо было бы отказываться, учитывая сгущающиеся тучи. В этом случае повторяется сценарий продажи «ВКонтакте». В 2014 году Forbes написал, что «Дуров объяснил продажу доли во «ВКонтакте» конфликтом с ФСБ». В 2021 году СМИ напишут: «Дуров объяснил продажу Telegram конфликтом с американским SEC».

    «Благословение Кремля»

    Осталось только примирить государство, на территории которого будет проходить сделка, и бунтаря Дурова. Для этого первым делом Дуров раскритиковал ведение бизнеса в США: новость облетела все СМИ — и этого было достаточно.

    Тут же на сцене возник главный рупор поддержки Telegram в Госдуме — депутат Дмитрий Ионин, тот самый, который спросил Билла Гейтса в Instagram про изобретение коронавируса и массовое чипирование населения. Такая фигура — идеальный публичный посредник для проталкивания важных инициатив, когда ни одна из сторон не может выступить прямо и тем самым потерять лицо.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться