«Да, я дал сигнал с Тихановским. Я что-то не так делал?» Лукашенко — о выборах и соперниках

Автор -
517

«Выборы будут очень интересными, а после выборов — будет еще интереснее. Это я вам обещаю», — сказал Александр Лукашенко на закрытом выступлении перед активом Минской области. Фрагменты были показаны в «Главном эфире» на «Беларусь 1», пишет TUT.BY.

«Не выборы главное»

— Сегодня не президент Лукашенко, Бабарико, Тихановский, бывший мой помощник Цепкало — не мы главные, — сказал Александр Лукашенко. — Важно, кто будет президент при нынешней Конституции, но не это главное. Не выборы главное, главное, где мы будем, что будет с нашим клочком земли, где будут жить наши дети. Ну и мы ж еще умирать не собираемся.

Мы сейчас на изломе, на разрыве. Нас рвут в Евросоюзе, на нас обратили, как я мягко сказал, внимание американцы. И Россия — она в страшном сне не может представить, что нет у них этого союзника. В этом плане я понимаю руководство России. Но я им всегда говорю: вы добром должны белорусов к себе звать. И когда уже искрить очень начинает — на переговорах уже, в более широком кругу — я говорю: мы выстоим, мы, говорю, в землянках подыхали, но не подохли. Мы и сейчас выдержим, но с кем будете вы. Вы подумайте.

О Бабарико и деле Белгазпромбанка

— Последние мои наблюдения, 24 числа (во время Парада Победы — Прим. TUT.BY) я заметил, что они это увидели и поняли. Когда мы этот газпромовский банк прихлопнули, они все поняли. Все страдают: «Ах, Лукашенко посадил». А мы никого туда не звали. Мы действуем по закону, как это было всегда. А как иначе — 640 миллионов долларов через банк отмыли и в Латвию перечислили. Американцы этот банк накрыли — отмывание денег.

И когда я вижу миллионы и миллионы долларов выкачаны — это же на нас заработаны деньги. Скажите, а какие должны быть мои действия? Дальше — больше. Когда осуществили выемку в банке — что меня поразило — во всех основных ячейках лежали флешки, жесткие диски и горы документов. И когда мне доложили про флешки и жесткие диски, я понял, что там огромный пласт информации. И все: ах, а почему его раньше не арестовали? А почему вчера пирог не съели, а едим сегодня? А потому что не готовы были. Доказать все это. Потому что только в декабре прошлого года мы были проинформированы о том, что там происходило. Два с половиной года нам не давали эти данные. Я говорю, если бы американцы не надавили на латвийский банк в прошлом году — сейчас идет там следствие — вряд ли бы дали эту информацию. И самое главное, вот эти мешки черные денег и картины — их начали готовить к вывозу из Беларуси. Мы должны были пресечь эту акцию, поэтому в это время и пришлось осуществлять эти мероприятия. Если уж вникать абсолютно в подробности.

Лукашенко заявил, что хочет, чтобы его политику понимали — особенно «руководители нашего центрального региона».

— Вы знаете, сколько нам пришлось спросить с ваших коллег и некоторые, к сожалению, оказались за решеткой. Если вы, кто-то, нацелены на то, чтобы чего-то продавать подешевле, откаты получать и взятки — мужики, не со мной. Вы за меня и не голосуйте. (…) Не потому что кто-то там чего-то украл, а потому что коррупция — это ржавчина, которая разъедает общество и экономику полностью. У подавляющего большинства народа иммунитет против казнокрадства. Наш народ это не потерпит. Я не могу породить олигархат в стране.

О деле Тихановского и «спокойном расшатывании обстановки»

— Главное ведь не понимают люди, что идет спокойное расшатывание обстановки. Если бы мы тогда некоторых не отрезвили, сегодня бы бушевал и Солигорск. Все начинается постепенно, мы это знаем. Расшатывается обстановка внутри страны, доводится до белого каления, идет наступление на действующую власть, происходит слом власти, хорошо, если кто-то садится в кресло власти пробелорусский — да ладно уже с этим Майданом. Через Майдан, беспорядки, волокита — вплоть до обращения к иностранному государству. Или вы это исключаете? А я — нет. Я думать должен по максимуму. Почему? Потому что я не знаю, какие действия они предпримут.

Да, я дал сигнал с Тихановским. Я что-то не так делал? Я переживал за свою страну, за которую я пока еще отвечаю. И буду отвечать всегда — в любом качестве.
О Конституции 1994 года и «интересных выборах»

— Их идеология — возврат к старой конституции 1994 года. Странно. Перамены, реформы, наперад и пр. И вдруг 1994 год. Может быть, кто-то есть в этом зале, кто помнит, с чего мы начинали. У меня валялись в парламенте под трибуной депутаты, когда я выходил выступать. Когда шла драка — никто ничего не хотел делать, никто ничем не занимался. Шла драка между новой властью, которая зарождалась, и старым парламентом. Не надо ничего, все на народ перекинулось — забастовки, талоны. Как я говорю, на трое суток в Минске муки — чтобы приготовить, дальше забастовка в метро (…). Мы с этого начинали. Вы хотите туда вернуться? Возвращайтесь. Без меня. Но не позволяйте возвращаться к тому, от чего мы с вами ушли.

При этом во время выступления Лукашенко на экран вывели карту с разделенной на две части Беларусью — на Западную и Восточную. «Это наши нацмены с 21 года — воевали за незалежную Беларусь», — прокомментировал Лукашенко.

— Я не хочу, чтоб это было сейчас. Вы подумайте, в какой мы стране будем жить. Сегодня время выбрало нас решить эту проблему. Можете, хотите — вставайте рядом, не можете — уходите в сторону. Выборы будут очень интересными, а после выборов — будет еще интереснее. Это я вам обещаю. И хорошо, что эта пандемия показала, кто есть кто.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться