Как ритуальные агентства наживаются на умерших от коронавируса в Казахстане

Автор -
1239

    «24 июня 2020 года в Астане скончался мой папа. Заболел примерно за 1,5 недели до этого, забрали в больницу, положительный тест на ковид», — с этих слов начинается пост астанчанки Татьяны Морозовой.

    В нем дочь погибшего рассказала, что пережила их семья во время похорон родного человека. Отсутствие единых требований по захоронению, закрытые цинковые гробы и полный беспорядок на рынке ритуальных услуг — вот с чем сталкиваются убитые горем казахстанцы, прощаясь с родными в условиях пандемии.

    Татьяна Морозова рассказала «МК» в Казахстане», как казахстанские ритуальные агентства наживаются на умерших от коронавируса.

    Он любил создавать красоту…

    «Папа был не только заботливым отцом для своих троих детей, но и прекрасным мужем. Очень любил делать сюрпризы. Бывает, отправит маму в отпуск, а сам в этот момент возьмет новый холодильник. Берег маму, считал, что важно ограждать жену от бытовых проблем», — вспоминает своего отца Татьяна.

    Адамлюк Анатолий Михайлович родился в семье ветеранов, переживших тяжелые времена ВОВ. Как вспоминает его семья, с детства он был талантливым и целеустремленным. Мечтал о Военно-морском флоте и готовился поступить в военно-морское училище. По специальным чертежам строил макеты военных кораблей. По полгода уходило на макет одного корабля.

    «У нас в подвале дома на Петроградке была кладовка, — вспоминает его дочь Татьяна, — папа из нее сделал мастерскую. Но годами позже он нашел красоту в фотографиях, в свои 50 лет освоил компьютерные программы».

    Несколько десятков лет Анатолий Михайлович проработал фотографом в столичном загсе и был весьма известен в своем кругу. Полностью отдавался делу, невзирая на жизненные коллизии. Все, кто его знал, отзываются о нем с теплом, он никому не отказывал в помощи, спасал бездомных животных, и мир отвечал ему за добро добром.

    «Все, к чему он прикасался, цвело, он очень любил создавать красоту через растения, посадки. Все, что находится на нашем дачном участке, отец возвел собственными руками. А за три года до своего ухода развел виноградник. Все мечтал, что он даст плоды. В этом году он заплодоносил. Вот только папа не успел его попробовать…»

    Когда мужчина попал в больницу, где определили положительный результат ПЦРтеста на коронавирус, в его семье до последнего были уверены: «С болезнью папа справится, ведь в жизни он боец!».

    Ведь когда в 2015 году ему диагностировали рак третьей стадии, он с легкостью перенес операцию. Быстро восстановился и через девять месяцев полностью победил онкологию. После этого два года его ничто не беспокоило, но неожиданно произошел рецидив болезни, но он и с этим справился. Всего три раза проходил курс лечения, но на четвертый раз из-за неожиданно вспыхнувшей пандемии не успел вовремя обратиться в больницу. Метастазы породили множественные очаги болезни.

    — Скорее всего, именно в больнице и произошло заражение коронавирусом, — предполагает Татьяна.

    Все «под ключ»

    «Маму с папой привезли в больницу и сразу положили в палату к зараженным. Неудивительно, что их результаты тоже оказались положительными. О смерти отца нам сообщили в СЭС, а не в больнице. Он умер в 5 утра, а мы узнали об этом только в 9 часов», — вспоминает Татьяна.

    Сразу после получения печального известия сестра Татьяны занялась подготовкой к похоронам. Они долго искали ритуальные агентства, но многие из них отказывались из-за особых требований к захоронению умерших от вируса. Для этого необходимо специальное разрешение.

    «О том, как правильно хоронить умерших от коронавируса, никто толком не знает. Раньше в новостях писали, что все находится в компетенции акимата и он должен выделять средства на похороны. А представитель СЭС сообщила сестре, что деньги в акимате закончились и теперь родные хоронят за свой счет.

    Тем не менее в СЭС озвучили алгоритм захоронения: тело из морга не забирают домой. Для похорон нужны: цинковый гроб, катафалк с перегородкой, обязательно представитель СЭС. Копатели должны быть в дезинфекционных костюмах. Никакого ритуала прощания, отпевания. Подойти к могиле можно только после захоронения. Естественно, это все только на словах — единого протокола никто не знает», — возмущается женщина.

    В акимате Нур-Султана членам семьи пояснили: «На сегодняшний день похороны умерших от КВИ проходят в соответствии с алгоритмом, утвержденным главным санитарным врачом. Родственники договариваются с организациями, которые предоставляют ритуальные услуги (услуги копателей, могильщиков, изготовление гроба, раскопка ямы, перевозка тела и т.д.). Похороны умерших от КВИ проходят при строгом участии сотрудников СЭС для соблюдения мер безопасности».

    Проблемы у семьи Татьяны начались именно тогда, когда они наткнулись на ритуальную службу, находящуюся по адресу: Желтоксан, 44. Здание, более походившее на «будку», имело вывеску «Бюро ритуальных услуг» и находилось прямо возле морга и СЭС. В этом ритуальном бюро в одном из немногих вызывались помочь, а их работники обещали сделать все под «ключ». «Абсолютно не торгуясь, выплатили им необходимую сумму. Также с нас взяли деньги, чтобы обмыть тело по христианским обычаям и сделать фотографии», — делится Татьяна.

    По правилам агентство должно было оказать следующие услуги:

    — гроб — 55 тысяч тенге (цинковый ящик, обитый деревом);

    — крест — 25 тысяч тенге;

    — табличка — 8 тысяч тенге;

    — венки (четыре штуки) — 32 тысячи тенге;

    — ленты — восемь тысяч тенге;

    — катафалк — 45 тысяч тенге;

    — услуги копателей — 80 тысяч тенге; — доставка в морг — 25 тысяч тенге (позже оказалось, что тело в морг доставляет больница);

    — костюмы (восемь штук) — 100 000 тысяч тенге (в смете указали только пять).

    Таким образом, организация похорон влетела в копеечку: общая сумма составила 378 тысяч тенге (почти $1000). Сестра Татьяны выплатила полную стоимость услуг наличными, не получив никаких подтверждающих документов.

    «Все цены завышены, особенно за такой гроб, но деваться нам было некуда. Кроме того, сестре нужно было заранее поехать на кладбище, чтобы ей показали место и согласовали с СЭС время захоронения», — рассказывает женщина. Но стоимость услуг не так поразила родных умершего, как то, что они испытали в день похорон.

    Вместо катафалка, который они ожидали увидеть возле морга, к ним приехал… таксист InDriver. Он сообщил, что его наняли через знакомого и пообещали заплатить 15 тысяч тенге. Напомним, за катафалк запросили 45 тысяч, объясняя это тем, что должна быть специализированная машина. В ответ на возмущение семьи усопшего в бюро это объяснили тем, что машин не хватает и служба такси заключила договор с минивэнами. Тем не менее водитель оговорился, что его попросил знакомый.

    По правилам в машине должны присутствовать специальная перегородка и дезинфекционный костюм для водителя. На деле ничего этого в ней не оказалось. Костюм водителю семья Татьяны выдала за свой счет.

    «Это был костюм без индивидуальной упаковки, бахил, масок, перчаток, просто тоненький, очень тоненький комбинезон. Материал — как простыня, которую используют косметологи и массажисты», — делится пережитым дочь усопшего. Как выяснил корреспондент «МК», максимальная цена такого костюма — 2000 тенге.

    Привел в ужас родственников и гроб для умершего: «Вместо гроба был ужасного вида ящик, криво собранный, необработанный, кое-где торчали гвозди острыми концами».

    «Забрав тело папочки из морга, мы отправились на новое кладбище, куда родственников пускали только в дезинфекционных костюмах, и, чтобы пройти, пришлось покупать еще костюмы (не в ритуальном агентстве) по 7000 тенге. Тогда мы увидели разницу между нормальной качественной защитой и тем, что нам продали в ритуальном агентстве по завышенной цене. Костюмы за 7000 включали в себя плотный комбинезон, бахилы, две пары перчаток, маску-респиратор повышенной защиты и пластиковые очки», — продолжает Татьяна.

    Уже на кладбище родные покойного обнаружили, что обещанных копателей нет на месте. Вытаскивать гроб из такси им помогал сотрудник СЭС. В этот момент от «деревянного ящика» отлетела деревяшка…

    «Представитель ритуального агентства, назвавшаяся Екатериной, перестала выходить на связь. Через интернет мы нашли некоего Армана, считавшегося директором. Он заявил, что сегодня проходит 18 похорон и копатели на другом захоронении. На наши справедливые и обоснованные возмущения о том, что мы договаривались на определенное время, он заявил, что вчера его люди ждали до 18.30, и вы подождете», — рассказывает в своем посте дочь умершего.

    Находясь в безвыходном положении, совместно с представителем СЭС родные решили привлечь свои собственные силы.

    «Лопат у нас не было, и мы принялись далее звонить в ритуальное агентство с требованием предоставить нам услуги, которые были оплачены в полном объеме. В итоге подъехала какая-то машина с прицепом, это были три копателя (хотя было обещано четыре), скорее всего, нанятые на базаре, обычные работяги. Они даже не знали, как опускать гроб в могилу, хотели его просто кинуть! Это видели наши сопровождающие, водитель такси и представитель СЭС», — с ужасом вспоминает Татьяна.

    В итоге родным помогли представители другого ритуального агентства, которые оказались в тот момент на соседнем захоронении. После этого горе-копатели заявили, что за проделанную «работу» им должны заплатить еще по 10 тысяч тенге.

    «Напомню, что все «под ключ» было оплачено агентству в стопроцентном размере. И за копателей мы отдали немаленькие 80 тысяч тенге», — возмущается Татьяна.

    После похорон родные умершего поехали в офис злосчастного ритуального агентства, чтобы восстановить справедливость. Там с ними разговаривали оскорбительно. Также Екатерина (настоящее имя которой оказалось Казтай) издевательски спросила: «А что, вам разве не был предоставлен катафалк?».

    «Когда мы пытались объяснить ситуацию директору агентства, в ответ он заорал матом, что сейчас приедет и перевернет нас вместе с гробом», — делится с «МК» героиня этой истории.

    А есть ли бюро?

    После пережитого родные погибшего разослали жалобы во все инстанции через портал Egov.kz. Они обратились в прокуратуру, МВД РК, налоговые органы, акиматы района Сарыарка и Нур-Султана, Комитет по защите прав потребителей и Комитет по делам религии РК.

    Татьяна сообщила нам, что акимат района Сарыарка перенаправил ее жалобу в отдел контроля качества товаров и безопасности услуг. Она еще раз написала менеджеру Казтай с требованием вернуть деньги за услуги, но безрезультатно.

    Татьяна также добавила, что после освещения этой истории ей писали многие астанчане, которые так же, как она, оказались обманутыми этим бюро ритуальных услуг.

    Как впоследствии удалось выяснить пострадавшим, они узнали некоторые данные о ритуальном агентстве ТОО «Патологоанатомическое бюро». По документам им руководит никому не известный Виталий Володин. Он же указан руководителем ТОО «БРУ Астана». Фирма также занимается организацией похорон и связанной с этим деятельностью. Но, по словам Татьяны, настоящим директором ритуальных агентств является некий Арман.

    Татьяна уверена, что беспорядок на рынке ритуальных услуг происходит из-за равнодушия властей и контролирующих органов к этому вопросу. По ее словам, другие ритуальные агентства и рады бы помочь, но различного рода формальности связывают руки.

    В столичном акимате на многочисленные обращения журналистов ответили, что не курируют деятельность ритуальных услуг, так как это частный бизнес.

    Сейчас семья Татьяны Морозовой имеет огромные претензии к этому самому ритуальному агентству, из-за которого не получилось достойно проводить отца в последний путь. Родные уверены, что у такой организации не должно быть разрешения на деятельность, так как они буквально подвергают опасности живых людей, нарушая все санитарные требования. Также они воспользовались безвыходным положением и ситуацией и намеренно завысили цены, не выполнив и трети оплаченных услуг.

    «То, что мы пережили там, на этом кладбище, никогда не забудется. Помимо того что нас лишили возможности проводить родного человека в последний путь, как полагается, по всем канонам и правилам, мы были унижены и оскорблены в наших человеческих и даже религиозных чувствах, притом за наши же далеко не маленькие деньги», — возмущаются родные погибшего.

    Как сообщила Татьяна Морозова, после того как ее пост появился в социальных сетях, с ней связался депутат городского маслихата Мирас Шекенов.

    Он написал пост в Facebook, в котором сообщил, что после истории Морозовой городская комиссия партийного контроля (видимо, партии «Нур Отан». — Ред.) провела экстренное заседание с привлечением представителей госорганов и частных компаний, оказывающих ритуальные услуги. На заседании М. Шекенов огласил главные проблемы, связанные не только с самой процедурой захоронения, но и с деятельностью похоронных служб и проведением ритуалов.

    Какие конкретные решения и действия будут предприняты госорганами по этой проблеме, пока неизвестно.

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться