Тяжелая эпидемия в Туркменистане. Она приняла угрожающие масштабы

Автор -
1275

    Туркменские власти продолжают не признавать наличие эпидемии COVID-19 в стране, несмотря на то, что она приняла угрожающие масштабы со множеством умерших и заболевших. Об этом пишет platon.asia. 

    Умерших настолько много, что могилы копают экскаваторами на рассвете, «пока люди спят», и чтобы они «не приходили на поминки». Радио Азатлык сообщает, что «население Туркменистана массово болеет», а «власти распыляют антисептики самолетами». Нельзя исключать, что такая крайняя мера как распыление антисептиков с самолетов – это признак того, что эпидемия коронавируса в стране приняла огромные масштабы. Не случайно в июне организация Deep knowledge group признала Туркменистан самой опасной страной в Центральной Азии по эпидемиологической ситуации с COVID-19. Как известно, этот рейтинг выставляется с учетом 130 параметров – эффективность карантинных мер, мониторинг, диагностика, готовность системы здравоохранения и др.

    В туркменских больницах не хватает мест для инфицированных коронавирусом – люди лежат на кроватях в коридорах. Почти все инфекционные больницы в Туркменистане закрыты, «лекарств вообще нет, врачи не знают, чем лечить». Людям, больницам и поликлиникам доступны в основном неэффективные противовирусные препараты российского производства «Гриппеферон», «Римантадин», да и то в ограниченном количестве. В карантинных зонах, как сообщают разные источники, практически нет никаких условий для персонала и пациентов. В одном из интервью нашему порталу туркменский политик, эксперт Максат Сапармурадов сообщил, что эти «карантинные» зоны являются примитивными палаточными городками, где людей кормят один раз в день. В итоге сегодня туркменские медики стали теми людьми, кто первыми встречают масштабный удар эпидемии, не получая от государства никакой компенсации, социальных выплат, оплаты за сверхурочные, командировочных расходов, всех необходимых средств, препаратов как для защиты, так и для работы.

    При этом их всех обязали в течение двух недель работать в зонах карантина для пациентов с COVID-19 в жару в защитных костюмах, что оборачивается в почти беспрерывное пребывание там, с небольшой побывкой дома в течение одного-двух дней. В противном случае медик потеряет вообще возможность работать в системе здравоохранения. Причем они за свой счет приобретают все необходимые средства защиты, продукты питания.

    Туркменский минздрав поставляет, разумеется, маски и перчатки для медперсонала, но на них «нет резинок для фиксации на уши, если есть — обрываются», а перчатки «сразу рвутся». К тому же в этих зонах наблюдается острая нехватка необходимого оборудования и медикаментов. Те же медики, которым посчастливилось не попасть в карантинные зоны, должны отработать на обязательных субботниках. Но и это является льготной привилегией, ибо этого можно достичь только за счет покровительства могущественных знакомых, либо дав внушительную мзду. Таким образом, лекарств, оборудования не хватает, но власти продолжают бороться с эпидемией излюбленными методами – наказаниями, штрафами за отсутствие масок и т.д.

    Росту заболеваемости COVID-19 предшествовала другая трагедия – разрушительный ураган в Лебапском и Дашогузском велаятах, последствия которого стали очень тяжелыми из-за бездействия, отсутствия помощи населению со стороны властей. Все эти факторы, как отмечают некоторые эксперты, привели к тому, что сейчас в туркменском обществе широко распространены протестные настроения.

    В конце июня в ряде СМИ появилось сообщение Turkmen.news о том, что в Ашхабаде и других туркменских городах зафиксированы «антиправительственные листовки и плакаты с фотографиями президента Гурбангулы Бердымухамедова и словами «Güm bol!» («Пошел вон!») и «Ogry» («Вор»)». В этом плане может быть симптоматичным одно высказывание в письме представителя инициативной группы, распространяющей эти листовки: «Я понимаю, что наши действия опасные, что в случае поимки нас будет ждать суровое наказание, но терпеть этот режим и оставаться безучастным больше невозможно».

    В то же время Г. Бердымухамедов как ни в чем не бывало продолжает писать «высокодуховные» книги, заниматься «просвещением» народа, чиновников и неофициально продвигать версию о переносе коронавируса ветром и солевыми бурями из Приаралья. Такими темпами он может остаться жить в своем виртуальном мире, не заметив, как в настоящем Туркменистане произойдут изменения, неприятные для всей правящей туркменской элиты…Экономический кризис уже начинает сказываться на содержимом холодильника. Так, в стране недавно ввели карточную систему на приобретение наиболее востребованных продуктов.

    В условиях повальной безработицы для подавляющей части туркмен «система субсидированных государственных магазинов является одним из главных способов выживания». В результате всех вышеописанных проблем «среди населения растет паника, желание покинуть страну и недовольство действиями правительства».

    Тем временем из-за эпидемии COVID-19 иностранные компании закрывают свои представительства в Туркмении, а посольства мировых держав не рекомендуют посещать страну. Такой разворот событий, конечно, негативно скажется на туркменской экономике, уровне жизни большинства туркмен.

    Вместе с тем известный туркменский правозащитник, основатель сайта «Хроника Туркменистана» Фарид Тухбатуллин в специальном комментарии для нашего портала отмечает: «Кризис наступил не вчера. С момента падения цен на энергоресурсы (примерно 2014 год) он есть. И люди уже привыкли к очередям за основными продуктами, задержкам зарплат, увольнениям в связи с сокращением штатов. Да, пандемия усугубила социальные, финансовые и экономические проблемы. Но если говорить о протестных выступлениях, дело не только в экономике на мой взгляд. Подавляющая часть наиболее активного населения (трудовые мигранты, студенты) находятся вне страны.

    В стране – работники государственных и бюджетных учреждений, дети и пенсионеры – все, зависящие от властей люди. Именно с этим связано наличие протестных акций за рубежом и их отсутствие внутри страны. Я не исключаю возможности протестных акций внутри страны. Но вероятность их невысока. Настроения и сами протесты – это разные вещи. Протесты реальные были во времена Ниязова. Ни к чему не привели. В этом вопросе (сохранение или смена режима) нужно учитывать и позицию стран-интересантов, т.е. внешних сил».

    Вполне возможно, что до протестных выступлений дело и не дойдет. Однако, на наш взгляд, впервые за все время правления Г. Бердымухамедова политические протесты, хоть и проводимые за рубежом, стали приобретать настойчивый характер. Ведь у многих протестующих, в том числе среди проживающих за рубежом туркменских политиков, есть близкие родственники в Туркменистане, которые могут из-за этого пострадать.

    Тем не менее, они продолжают выдвигать разные острые политические требования, что, по крайней мере, может быть признаком того, что сегодня в туркменском обществе есть большой запрос на Перемены, пользующийся скрытой поддержкой могущественных людей. И главным катализатором массового выдвижения этого запроса могут стать губительные последствия эпидемии COVID-19 в стране, учитывая прогноз ВОЗ о том, что пандемия коронавируса будет еще долго продолжаться…

    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться