Суд оставил в силе приговор Сапару Исакову по делу музея и ипподрома

Бишкекский городской суд оставил в силе решение Первомайского районного суда по делу о коррупции при реконструкции Исторического музея и ипподрома, которым бывший премьер-министр Сапар Исаков приговорен к 18 годам лишения свободы. Об этом «Азаттыку» сообщил его адвокат Бакытбек Автандил уулу.

По его словам, суд прошел в онлайн-режиме. Решение вынесено 20 августа.

9 июня Первомайский районный суд приговорил бывшего премьер-министра Сапара Исакова к 18 годам лишения свободы по делу о финансовых нарушениях при реконструкции Исторического музея в Бишкеке и строительстве ипподрома в Чолпон-Ате. Суд признал Исакова виновным по статье 319 («Коррупция») УК КР. Согласно решению, бывший премьер-министр также должен выплатить государству штраф в размере 247 млн 650 тысяч 281 сом.

Сам Сапар Исаков свою вину не признает.

Другой фигурант дела — экс-заведующая отделом гражданского развития, религиозной и этнической политики аппарата президента КР Мира Карыбаева — приговорена к штрафу в размере 260 тысяч сомов.

На заседании бывший премьер-министр Кыргызстана Сапар Исаков выступил с речью. Текст его выступления приводит Kaktus.Media:

«Уважаемый суд, меня и мою бывшую коллегу Миру Карыбаеву обвиняют в коррупции при реконструкции Исторического музея и Ипподрома, используя абсурдные доводы.

Общественность уже и сама поняла, что есть всего несколько причин: личная месть Сооронбая Жеенбекова и дискредитация национальных проектов. Личную месть он довел до конца, но руками людей, не выдержавших давления, задержаний, допросов. А дискредитацией работы, сделанной командой Атамбаева он занимается по сей день.

Ему, при отсутствии всяких достижений, всякой мало-мальской работы, остается только кормить очередными обещаниями и очернять проекты, которые были реализованы до его президентства. Как мы видим, это ему не помогло и не поможет в будущем.

Правоохранительные органы не поймали нас на взятке, не нашли у нас денег, добытых преступным путем, не установили и не доказали существование устойчивой коррумпированной группировки при строительстве этих объектов. Ведь именно в этом кроется смысл статьи «Коррупция» в Уголовном кодексе.

Все обвинение построено на том, что непосредственные исполнители и организаторы строительных работ – руководящие работники Госстроя и строительной организации, так же обвиняемые в коррупции, показали на нас пальцем. Хотя первоначально все они правдиво рассказывали об организации и ходе строительства объектов без нарушений.

Их всех посадили и под угрозой длительного заключения под стражей вынудили «сотрудничать» с заказным следствием. Я отношусь с пониманием к этому. Но разве они предоставили какие-либо доказательства получения нами материальных выгод, раскрыли преступные схемы перевода и сокрытия преступных активов? Ведь в соответствии со смыслом процессуального соглашения со следствием они должны были содействовать в добыче доказательств.

Нет. Они просто показали на нас пальцем и сказали – это они. Видимо, за это «сотрудничество», один из них, Улукбек Кокочаров, сегодня стал руководителем Госстроя.

Уважаемый суд, это не борьба с коррупцией. И вы, и другие это прекрасно понимают.

Это показуха! А настоящие воры ходят на свободе, разбазарили и разворовали сотни миллионов донорских средств, направленных на борьбу с короновирусом.

Сооронбай Жээнбеков толкает нашу страну в пропасть. За все время его президентства не реализован ни один национальный проект. После «липовой» борьбы с коррупцией, по сути, он заморозил все развитие. Сегодня госслужащий, начиная от высшего звена и заканчивая простыми исполнителями, боится подписывать какие-либо документы, проводить тендеры, брать на себя ответственность, быть смелыми и решительными в проведении реформ, потому что они знают, что завтра их за это посадят в тюрьму.

Рассматриваемое дело полно абсурда. Судите сами.

На сегодняшний день ипподром, соответствующий всем международным стандартам, стоит, он объективно существует. На нем были проведены Всемирные игры кочевников 2016-2018 годов, поразившие своей красотой весь мир.

ООН признала Всемирные игры кочевников в качестве вклада Кыргызстана в дело культурного духовного укрепления мира, а также в межкультурный и межрелигиозный диалог.

У нас в стране не было аналогичных ипподромов и опыта строительства таких объектов. Не было подрядчиков, которые могли бы реализовать этот проект. В таких случаях привлекаются опытные компании, которые ранее реализовывали подобные проекты. Госстроем была привлечена всемирно известная французская компания Грегори Интернешнл, которая реализовала аналогичные проекты по всему миру, и наш ипподром сегодня является одним из лучших в СНГ.

Если же вы зайдете в музей, то вы увидите, как там все красиво, какая колоссальная была проведена работа!

Кыргызстанца, зашедшего в музей, переполнит гордость к истории своей страны. Иностранец непременно заинтересуется нашей историей.

Музей, к сожалению, не открывают, власти боятся, что люди сами дадут оценку реконструкции. Этот музей реализовали в короткие сроки за грантовые средства, привлеченные Атамбаевым из Российской Федерации.

Музей был отработан совместно с национальными компаниями и с немецкой компанией «Райер», которая имеет многолетний опыт обустройство музеев. Она была привлечена, потому что в Кыргызстане нет специализированных компаний и специалистов, которые могли бы выпускать специальное оборудование для музеев. Эта немецкая компания появилась еще в 2015 году, уже тогда с ней проводились переговоры по изготовлению современного музейного оборудования, как об этом пишет министр культуры Алтынбек Максутов в своем письме. Он подтвердил в суде, что письмо было написано им еще в 2015 году. Сам же проект реализовали в 2017-2018 годах.

Так вот, реконструированные объекты существуют, но ущерб мне предъявили такой, как будто реконструированных объектов вовсе не существует, как будто мы списали деньги на несуществующие объекты.

На сегодняшний день Госстрой не принимает выполненные работы французской компании «Грегори Интернешнл», ссылаясь на то, что отчетность была предоставлена не по национальным стандартам, а по международным.

Но причем тут я? Что, я должен был сам забрать отчет и заниматься им?! Наши люди тоже стали понимать, что каждый отвечает за свои функции.

Для этого есть специальные органы, которые должны выполнять прямые свои функциональные обязанности и изначально, с момента начала реализации проекта, требовать аналогичную отчетность и заниматься всеми необходимыми работами.

Мне приписывают работу по выбору экспонатов. Вы думаете, этим реально занимается завотделом по внешним связям аппарата президента?

Когда обсуждали список необходимого оборудования экспонатов для музея, там присутствовали представители Министерства культуры и музея. Они должны были решать, что нужно, а чего не нужно было.

А самая абсурдная часть обвинения — это подсчет ущерба. Обвинение насчитало ущерб в связи с изменением курса доллара! Где это видано, чтобы в суде насчитывали ущерб в связи с изменением курса доллара? Это же жизнь, идут экономические процессы и, значит, когда и в какую сторону поменяется курс доллара, никто не знает. С каких пор изменения курса доллара по отношению к сому является ущербом?

Возникшая курсовая разница не является нарушением закона, а относится к прибыли или к убытку, потому что возникновение таких обстоятельств не зависит от сторон, а курс валют устанавливает уполномоченный орган, т.е. НБ КР.

Меня также обвиняют в том, что контракт с немецкой компанией не в сомах, а в евро. Но разве это запрещается?

Ограничения, установленные Гражданским кодексом на использование иностранной валюты, касается исключительно расчетов в иностранной валюте на территории Кыргызской Республики. Однако, согласно условиям контракта, между СМУ-3 и компанией «Грегори Интернешнл» оплата подлежит перечислению в иностранный банк SOCIETE GENERAL в Париже (Франция). Тем самым применение иностранной валюты в договоре между двумя частными компаниями является законным и обоснованным.

И разве согласятся европейские компании заключать контракты в сомах? Правительство регулярно заключает такие договоры в иностранной валюте.

Можно привести в пример многочисленные кредитные и заемные договоры, грантовые соглашения с иностранными компаниями, такими как «Кумтор», «Де Ля Ру» (производство паспортов и акцизных марок), ПАО «РусГидро», Всемирный банк, Азиатский банк развития и множество других.

По логике обвинения все эти договоры также являются незаконными, так как они заключены в иностранной валюте, а курсовая разница с момента получения этих средств составила огромную сумму, в разы, превышающие по данному делу.

И последние кредиты, которые понабрали в долларах и евро на борьбу с COVID-19, которой, как оказалось, не было, тоже станут предметом уголовного дела. Ведь последние месяцы курс иностранных валют подскочил очень сильно.

Придет время, когда по этим коррупционным делам будет проведено объективное расследование, и людям откроют глаза на то, что делает сегодня власть.

Я обращаюсь к журналистам независимых СМИ с просьбой провести журналистские расследования по объектам ТЭЦ, ипподрома, музея и помочь общественности разобраться, кто прав, а кто виноват.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться