Коронабизнес. Как в Туркменистане делают деньги на ограничительных мерах

Во всем мире кто-то боится коронавируса и требует строжайшего карантина, а кто-то не верит в опасность инфекции и возмущается из-за ограничительных мер. Но в Туркменистане чиновники, врачи и полицейские, похоже, увидели в эпидемии не опасность для здоровья и экономики, а в первую очередь новую возможность для собственного обогащения. Об этом пишет turkmen.news.

Проправительственное издание Orient 25 октября с гордостью напомнило читателям, что Туркменистан «с самого начала пандемии сделал упор на предотвращение завоза и распространения коронавируса». В числе мер, предпринимаемых для борьбы с инфекцией, упоминается и «снижение мобильности населения и социальных контактов внутри страны». Однако независимые источники в Туркменистане свидетельствуют, что мобильность снизилась только для тех, у кого нет денег на взятки, а количество социальных контактов в какой-то мере даже возросло.

Еще в марте, в самом начале эпидемии, с граждан, желающих поехать в другой регион, начали требовать справки о прописке и состоянии здоровья. Изначально оформление медицинских справок обходилось в 15 манатов, но к настоящему времени их цена выросла до 120 манатов (примерно $5 по рыночному курсу).

«Если вам надо выехать, например, из Болдумсазского этрапа Дашогузского велаята, вы должны прийти в районную поликлинику, чтобы пройти осмотр у ряда врачей, включая кабинет флюорографии. И конечно, вы окажетесь в поликлинике не в одиночестве: вам придется отстоять очередь в тесном контакте с десятками людей, которым тоже нужно куда-то ехать. Хотя есть возможность соблюсти санитарные нормы: к 120 манатам нужно прибавить еще 50-80. Тогда подписи врачей проставят в справку не только без очереди, но и без медицинского осмотра.

Затем нужно явиться в полицию и убедить сотрудников, что вам действительно необходима эта поездка. Многие жители вынуждены лукавить. Работы в Дашогузе нет, они пытаются выехать на заработки в Ашхабад или в Аннау, где строится новый административный центр Ахалского велаята», пишет turkmen.news.

«Цены растут на все, — объясняет местная жительница. — Пять литров масла «Ахал» стоит 120 манатов, литр масла «Олейна» 24 маната, окорочка по 23 маната, яйца по 1,5 маната за штуку. Конечно, нам приходится искать способы вырваться отсюда и подработать».

Но полицейские не считают уважительной причиной необходимость зарабатывать на жизнь. Приходится придумывать более веские цели поездки, например, связанные с лечением. Однако и это редко срабатывает.

На практике единственный эффективный способ убеждения полицейских – взятка. Правда, в последнее время ставки коррупционеров снизились. Раньше необходимо было платить не менее 300 манатов, а сейчас сумма уменьшилась до 100-150 манатов (такая же картина уменьшения размера взяток вслед за падением платежеспособности населения наблюдается сейчас в ряде военкоматов).

«Имея на руках справки из поликлиники и полиции, можно отправляться в областной центр и покупать билет на самолет. Как мы уже сообщали, кассиры в настоящее время завышают цены на билеты в 15-17 раз. Они пользуются тем, что железнодорожное и автобусное сообщение приостановлено, и даже автомобильные трассы нередко бывают перекрыты. Самолеты – единственный транспорт, которым сейчас можно передвигаться между Дашогузом и Ашхабадом. Свою долю с плодов этой монополии имеют, конечно, не только кассиры, но и их руководство.

Но покупка билета – это еще не все. Теперь вы обязаны ехать в областную санэпидемстанцию и сдавать тест на COVID-19. Без полиса обязательного страхования тестирование стоит 100 манатов, с полисом — 50 манатов», сообщает turkmen.news.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться