Анкара продвигает проект «Великого Турана» — СМИ

Автор -
1375

В последнее время интерес к внешней политике Турции драматически возрос. Понятно, что этому способствовала новая карабахская война. Чего же добивается Турция в Нагорном Карабахе и регионе в целом и на чем базируются турецкие устремления? Об этом пишет Виктор Надеин-Раевский в «Независимой газете».

Турция – это, по сути, идеологизированное государство, но эта идеология гораздо сложнее, чем иногда пытаются представить. Напомним, что президент Реджеп Тайип позиционировал свою Партию справедливости и развития как сторонницу «умеренного исламизма», сравнивая ПСР с консервативным блоком ХДС/ХСС в Германии. Впрочем, разница между умеренным исламизмом и различными вариантами радикального весьма нечеткая. Изначально Эрдоган стремился убрать систему сдержек от сползания республики к восстановлению исламского характера государства. Гарантом светского строя страны всегда была турецкая , которая постоянно вмешивалась в политическую борьбу, организовывала перевороты, как только появлялась угроза светскому характеру Турецкой Республики.

Опираясь на поддержку сторонников исламизации страны и в первую очередь Фетхуллаха Гюлена и его «Движения Хизмет», Эрдоган и его команда сумели отстранить армию от политических процессов, изменив несколько важных статей Конституции. Для Эрдогана это был стратегический разворот с явным стремлением стать неким подобием духовного лидера мусульман Ближнего Востока. При этом идеологический набор доктрин, на которые ориентируется правящая власть и прежде всего сам Эрдоган, не ограничивается «умеренным исламизмом».

Вторая важная составляющая идейной ориентации Эрдогана и его – неоосманизм, как его привыкли называть в Турции и за ее пределами. Автором принято считать профессора Ахмета Давутоглу, который еще до прихода к власти в Турции ПСР опубликовал книгу «Стратегическая глубина. Международное положение Турции». Именно в этом труде Давутоглу обосновал идею восстановления турецкого доминирования с помощью мягкой силы на всем пространстве, которое занимала Османская империя.

Какие же это территории? 28 января 1920 года османский парламент принял так называемый Национальный пакт, или Национальный обет, по которому определялись уже не границы Османской империи, а того государственного образования, которое появилось на ее обломках, то есть Турецкой Республики. Именно этим документом и очерчивались границы Турции. Если руководствоваться духом этого документа, то в границы Турции входил Кипр, полоса вдоль всей северной границы Сирии, пограничные районы Ирака. В Ираке – это Мосул и Киркук. Именно в этих регионах усилилось давление Турции или прямой захват вожделенных территорий.

Однако есть и третья составляющая турецкой идеологии. Это пантюркизм – идея создания огромного государственного образования от Адриатики до Тихого океана, некоего «Великого Турана». Основным движителем этой идеи является турецкий национализм, который ориентирован и на внешнюю экспансию в «тюркский мир». Это связано с глубоко укоренившейся в массовом сознании турок идеей единства всех турок: «узбекских турок», «казахских турок», «татарских турок», «крымско-татарских турок» и т.д. Однако если в период Османской империи сторонники этой идеи пытались создать империю «Великий Туран», то в новое время через политику мягкой силы – объединить вокруг Турции другие тюркоязычные народы.

Возрождение пантюркистской идеи, или «Национального идеала», как это формулировалось крайними турецкими националистами, началось после распада СССР. Анкара за эти годы через образовательную систему Гюлена создала десятки турецких лицеев на всем постсоветском пространстве, а через правительственную программу по линии правительственного агентства ТИКА обеспечила подготовку в турецких вузах будущей элиты тюркских республик. Высшее в Турции получили по программам ТИКА 26 тыс. бывших советских граждан из тюркоязычных республик и регионов России.

Таким образом, три основных базовых направления идей, которыми руководствуется Эрдоган и его сторонники, стали основой как внутренней, так и внешней политики Турции. Реализация идейных основ, внедрение их в политическую практику проходили все годы правления ПСР. Стремясь стать лидером исламского мира, Турция пошла на обострение отношений с Израилем, а публичная критика еврейского государства и его политики по отношению к палестинскому народу сделала Эрдогана кумиром арабской улицы.

Естественно, что Саудовская Аравия как хранитель главных святынь ислама была категорически не готова отдать Турции идейную власть в мусульманской умме, да и претензии Эрдогана с его неоосманистскими идеями возродили историческую память арабов о столетиях, проведенных под властью Османской империи. И если Эрдоган, обращаясь к арабам, говорил: «Мы вас защищали», то арабы помнили о многочисленных восстаниях своих предков и жестокой политике османских властей. Поэтому неоосманистские претензии турок не встретили позитивной реакции арабов.

Гораздо более успешной была политика Турции в тюркоязычных регионах бывшего СССР. Турция инициировала создание в 1993 году тюркоязычными республиками Центральной Азии, Азербайджаном и Турцией Организации тюркоязычных стран и регионов. Позже был создан Тюркский совет, фонд ТЮРКСОЙ (Организация по совместному развитию тюркской культуры и искусства), в который входят 14 тюркских народов, включая турецкий Кипр, Гагаузию, Башкирию, Татарстан, Алтай, Хакасию, Тыву и Якутию. В рамках данного фонда была создана Тюркоязычная академия.

Успешно развивалось и военно-техническое сотрудничество тюркоязычных государств. Заслуживает внимания идея создания «армии Турана». Основой для такого объединения должна была стать Ассоциация правоохранительных органов военного статуса Евразии с участием Турции, Азербайджана, Киргизии и Монголии. Такая «армия» в случае реализации идеи объединила бы «правоохранительные органы с военным статусом» численностью 2,8 млн солдат. Однако особый интерес к этой организации проявил разве что Азербайджан, где после летних столкновений в районе Товуза на армяно-азербайджанской границе прошли совместные с Турцией учения. В результате на территории Азербайджана остались турецкие истребители F-16 и около 600 военных специалистов.

Армения всегда мешала реализации идеи создания «Великого Турана». Единое тюркское пространство как бы разрезалось «армянским клином». Вступая в Первую мировую войну, османы мечтали о создании именно «Великого Турана», а кайзеровская Германия поддержала эти идеи. Так была решена судьба турецкой Армении. Однако крах самой Османской империи не позволил реализовать идею. Осталась Армения в составе Советского Союза, а после его распада и первой войны в Карабахе появилось и второе, хотя и непризнанное, армянское государство, к великому неудовольствию турок и их союзников.

К сражению против Карабаха-Арцаха турки подготовили азербайджанскую армию, спецназ. Армия была переобучена, перевооружена, оснащена новой техникой, в том числе турецкими и израильскими беспилотниками.

В Ираке уже десятки лет Турцией наносятся регулярные удары как авиацией, так и дронами по расположению отрядов Рабочей партии Курдистана. В Сирии турки оккупировали не только Идлиб, но и практически всю северную часть страны, выдавливая курдов и заселяя на этих землях как своих «туркоманов», так и переселенцев из Центральной Азии. В рамках собственной идеологической доктрины Турция вмешалась и в Ливии на стороне главы Правительства национального единства Фаиза Сараджа. Внешняя политика Турции носит наступательный характер. Но выдержит ли этот напор турецкая экономика, остается под вопросом.

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться