Запрограммированы на войну: как люди встретили неандертальцев

Автор -
473

Эксперт по эволюционной биологии и палеонтологии Николас Лонгрич рассказывает о долгой борьбе, определившей нашу историю. Статья ученого переведена Идеономикой.

Около 600 тысяч лет назад человечество раскололось надвое. Одна группа осталась в Африке, и от нее произошли все мы. Другая направилась по суше, сначала в Азию, затем в Европу, став Homo neanderthalensis — неандертальцами. Они не были нашими предками, это родственный вид, развивавшийся параллельно.

Неандертальцы очаровывают тем, что рассказывают нам о самих себе — кем мы были и кем могли бы стать. Заманчиво думать, что они жили в идиллических условиях, в мире с природой и друг с другом, как Адам и Ева в райском саду. Если это так, то, возможно, болезни человечества — особенно наша территориальность, насилие, войны — не врожденные, а приобретенные со временем.

Биология и палеонтология рисуют более мрачную картину. Неандертальцы были далеко не мирными. Скорее это были опытные бойцы и опасные воины.

Успешные хищники

Хищные наземные млекопитающие — территориальные животные, особенно охотники, живущие в стаях. Так же как львы, волки и Homo sapiens, неандертальцы совместно охотились на крупную дичь. Хищникам, находящимся на вершине пищевой цепи, мало кто угрожает, поэтому перенаселенность приводит к конфликтам среди них из-за охотничьих угодий. Неандертальцы столкнулись с же проблемой: если другие виды не контролировали их численность, возникал конфликт.

Эта территориальность у людей имеет глубокие корни. Например, у наших ближайших родственников, шимпанзе, возникают острые территориальные конфликты. Шимпанзе-самцы обычно сбиваются в кучу и идут убивать самцов из соперничающих групп, что поразительно похоже на человеческие войны. Это означает, что скоординированная агрессия возникла у нашего с шимпанзе общего предка около 7 млн лет назад. Если так, то неандертальцы должны были унаследовать те же тенденции к совместной агрессии.

Слишком по-человечески

Война — неотъемлемая часть человеческого бытия. Война — не современное изобретение, а древняя, фундаментальная часть нашей человеческой природы. Исторически все народы воевали. Самые древние книги наполнены историями о войне. Археологи обнаруживают древние крепости и сражения, а также места доисторических массовых убийств, уходящих корнями в тысячелетия.

Воевать — это человеческая черта, а неандертальцы были очень похожи на нас. У нас удивительное сходство в анатомии черепа и скелета, а ДНК совпадают на 99,7%. Кроме того, и вели себя неандертальцы во многом, как люди. Они разводили огонь, хоронили мертвецов, делали украшения из ракушек и зубов животных, рисовали картины и вытачивали каменные святыни. Если у нас так много общих творческих инстинктов, то и пагубные инстинкты должны быть похожими.

Жестокая

Археологические подтверждают, что неандертальцев была совсем не мирной.

Они умело охотились на крупную дичь, используя копья против оленей, горных козлов, лосей, бизонов, даже носорогов и мамонтов. Трудно поверить в то, что они не решились бы применить это оружие, если их семьям и землям угрожала опасность. Археологи предполагают, что такие конфликты были обычным делом.

Доисторические войны оставляют явные следы. Удар по голове — эффективный способ убить. Дубинки — быстрое, мощное и точное оружие, поэтому у доисторических Homo sapiens часто обнаруживаются травмы черепа. То же самое и с неандертальцами.

Еще один признак войны — перелом в предплечье, возникающий вследствие отражения ударов. У неандертальцев мы тоже находим много сломанных рук. И как минимум один неандерталец из пещеры Шанидар в Ираке был убит ударом копья в грудь. Травмы были особенно распространены среди молодых неандертальцев, как и смертельные случаи. Некоторые травмы могли быть получены во время охоты, но в основном это напоминает историю людей, участвующих в межплеменной войне — мелкомасштабные, но интенсивные, продолжительные конфликты, войны с преобладанием партизанских набегов и засад и редкими сражениями.

Неандертальское сопротивление

Более тонкий след война оставляет в виде территориальных границ. Лучшее свидетельство того, что неандертальцы не только сражались, но и преуспевали в войне — это то, что они встретили нас и не потерпели немедленно поражение. Вместо этого около 100 тысяч лет неандертальцы сопротивлялись экспансии современного человека.

Иначе почему мы так долго не покидали Африку? Не потому, что окружающая среда была враждебной, а потому, что неандертальцы уже процветали в Европе и Азии.

Крайне маловероятно, что современные люди встретились с неандертальцами и просто решили жить, не трогая друг друга. Рост населения неизбежно вынуждает людей захватывать больше земли, чтобы охотиться и добывать пищу для детей. Но агрессивная военная стратегия — это еще и хорошая эволюционная стратегия.

На протяжении тысяч лет мы, должно быть, испытывали их воинов и все это время проигрывали. В оружии, тактике, стратегии мы были примерно равны.

Вероятно, у неандертальцев были тактические и стратегические преимущества. Они населяли Ближний Восток на протяжении тысячелетий, несомненно, досконально изучив местность, времена года, научившись жить за счет местных растений и животных. Их массивное, мускулистое телосложение делало их несокрушимыми в ближнем бою. Благодаря огромным глазам они, вероятно, прекрасно видели при слабом освещении, что позволяло им маневрировать в темноте и устраивать засады и набеги на рассвете.

Победа Sapiens

Но, наконец, дело сдвинулось с мертвой точки. Мы не знаем почему. Возможно, изобретение более совершенного оружия дальнего боя — луков, копий, метательных дубинок — позволило легко сложенному Homo sapiens нападать на коренастых неандертальцев с расстояния, используя тактику «ударить и убежать». Или, возможно, благодаря более совершенным методам охоты и собирательства представители Homo sapiens могли прокормить более крупные племена, что давало им численное превосходство в битве.

Даже после того, как примитивный покинул Африку 200 тысяч лет назад, на завоевание земель неандертальцев ушло более 150 тысяч лет. В Израиле и Греции Homo sapiens вынуждены были отступать под натиском неандертальцев, едва заняв территорию — вплоть до последнего наступления современных людей, начавшегося 125 тысяч лет назад, которое и уничтожило противника.

Это был не блицкриг, как можно было бы ожидать, будь неандертальцы либо пацифистами, либо слабыми воинами, а долгая война на износ. В конечном итоге мы победили. Но не потому, что они не были настроены воевать. Просто мы, видимо, в конце концов научились делать это лучше.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться