DW: Экс-президентов Кыргызстана хотят лишить их статуса. Кому это выгодно?

Автор -
481

В Кыргызстане остаются два бывших руководителя государства, которые пока обладают официальным статусом экс-президента. Кто и зачем хочет лишить их защиты от уголовных преследований? Свое видение предлагает DW.

В Кыргызстане идет сбор подписей за лишение Розы Отунбаевой и Сооронбая Жээнбекова статуса экс-президента страны. Обоих, как пишут кыргызские СМИ, обвиняют в том, что во время их правления республика «понесла недопустимые потери». С инициативой выступил местный блогер. Но действительно ли она сугубо частная, или за ней кроется интерес новых руководителей страны? Ведь среди всех экс-президентов Кыргызстана лишь Отунбаева и Жээнбеков сохранили этот статус, который дает немалые льготы и предоставляет иммунитет от уголовных преследований. И первый лидер республики после объявления ее независимости, Аскар Акаев, и свергнувший его Курманбек Бакиев, и Алмазбек Атамбаев — один из лидеров революции 2010 года, свергнувшей Бакиева, были лишены статуса экс-президента их преемниками.

Во всех странах мира президенты обладают иммунитетом, но могут его лишиться, говорит эксперт Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) Беате Эшмент (Beate Eschment). «Особенность Кыргызстана состоит в том, что там лишение экс-президентов их статуса и, соответственно, иммунитета — это ситуация штатная», — отмечает она.

Любопытно, что Сооронбаю Жээнбекову статус экс-президента был присвоен приказом нынешнего главы государства Садыра Жапарова. В ноябре 2020 года Жапаров объяснил свое решение так: «Были мнения не давать Жээнбекову статус экс-президента, но я взял весь удар на себя. Статус дан ему с благими намерениями, чтобы в будущем у нас были экс-президенты с положенными льготами и гарантиями».

Сигнал Сооронбаю Жээнбекову

Беате Эшмент, впрочем, скептически относится к этому высказыванию. «Не думаю, что Садыр Жапаров действительно собирался избавить Жээнбекова от преследования. Сам Жээнбеков тоже утверждал, что не будет преследовать своего предшественника, Атамбаева, но было ясно, что этого следовало ждать. Вряд ли Жээнбеков в течение последних недель совершил нечто, что могло рассердить Жапарова. Меня скорее удивило то, что Жээнбеков так долго оставался в стране», — говорит немецкий эксперт.

Эксперт ZOiS обращает внимание еще на один факт: о возможности лишения Жээнбекова важного статуса стали активно говорить, когда пока еще «экс» покинул Кыргызстан и отправился на хадж. В социальных сетях курсирует версия, что обсуждение этой перспективы может быть намеком Жээнбекову из Бишкека: в республику ему лучше не возвращаться.

Политолог из Центра исследований кризисных ситуаций (CSRC) Наталья Харитонова считает, что эта версия, как минимум, заслуживает внимания. «Ни один из прежних президентов, успевших укорениться во власти в Кыргызстане (Отунбаева — исключение, за ней не стояла сильная семейная и территориальная группа), не остался в статусе экс-президента. Против каждого были возбуждены уголовные дела, — говорит эксперт. — Членов их команд посадили или выдавили из страны. Вполне логично, что и Жээнбекову дают понять, что лучше ему остаться в Мекке или в другом хорошем месте, чем разделить судьбу Атамбаева».

Наталья Харитонова считает, что новые власти в Бишкеке решили радикально перекроить весь политический ландшафт республики: заменить парламентскую республику президентской, существенно расширив при этом полномочия Садыра Жапарова, провести «чистку кадров», а на освободившиеся места в различных структурах власти назначить ставленников нового главы Госкомитета национальной безопасности Камчыбека Ташиева . Эксперт также допускает, что руководство республики может под видом борьбы с коррупцией возбудить уголовные дела, «которые связывают по рукам и ногам влиятельные институты, а не только частных лиц и отдельных чиновников». «И «зачистить» людей Жээнбекова, в том числе его самого, — это понятная тактика», — рассуждает Харитонова.

Кому и чем опасна экс-президент Роза Отунбаева?

Что же касается возможности лишить статуса экс-президента Розу Отунбаеву, то за этой идеей кроется долгосрочная стратегия, уверена политолог CSRC. Команда нового президента, считает Харитонова, планирует закрепиться в стране надолго. Но, в отличие от того же Ташиева, у Садыра Жапарова нет ни авторитета, ни высокого морального статуса среди жителей страны. Нет у него и веса за рубежом, особенно на Западе, — как, впрочем и среди представителей политических и бизнес-элит в Кыргызстане, ориентирующихся на внешние контакты.

«Таким авторитетом, при всех издержках, обладает Отунбаева, — объясняет политолог. — И за разговорами о лишении ее статуса экс-президента может крыться желание Жапарова вбить клин между народом и «отунбаевским кругом» кыргызской элиты, противопоставить ему представителей своей «народной власти» и, возможно, в перспективе выдавить Отунбаеву из страны или осудить ее».

С тем, что политик, обладающий в стране высоким моральным авторитетом, представляет собой немалую опасность для Садыра Жапарова, согласна и Беате Эшмент из центра ZOiS. Но она сомневается в том, что Отунбаева является такой фигурой: «Ее всегда больше ценили на Западе, чем в Кыргызстане. Она в предыдущие годы ставила себя «над схваткой» и видит себя в роли «влиятельной статс-дамы». Возможно, в этом ее просчет».

По примеру президентов Таджикистана и Туркменистана

Однако, говорит далее Эшмент, команда Садыра Жапарова не сможет обеспечить жителям страны преобразований, на которые те надеются, — роста благополучия, улучшения инфраструктуры, больших шансов на образование — и тем самым повысить свой авторитет. «На все это нет денег. А значит, чтобы остаться у власти надолго, Жапаров, по примеру Эмомали Рахмона или Гурбангулы Бердымухамедова, должен задавить оппозицию, которая довольно велика. И, судя по новостям, он закручивает гайки еще сильнее, чем его предшественники», — отмечает политолог ZOiS.

При этом, по мнению Беате Эшмент, властям важно найти «виновников ненародной политики», которая завела страну в тупик. И речь идет не только о Розе Отунбаевой. «В начале октября 2020 года, когда происходила смена власти, в стране было немало голосов, требовавших ухода всех представителей элит, — объясняет немецкий эксперт. — И Садыр Жапаров эти популистские настроения против тех, кто когда-либо был у власти, очень хорошо использовал, представив себя человеком, который выйдет из тюрьмы, и как представитель народа воплотит их требования в жизнь».


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться