Как Бишкек намерен выплачивать Пекину долги?

Автор -
1036

На фоне буксующей экономики и ограниченных источников финансирования все острее ощущает тяжесть растущего государственного долга, значительную часть которого составляет задолженность перед Китаем. Страна раздумывает над рядом радикальных мер с целью выполнить свои финансовые обязательства. Об этом пишет Рид СТЭНДИШ.

«ПЛАНЫ ЕСТЬ»

 

По имеющимся данным, внешний долг Кыргызстана достигает пяти миллиардов долларов и более 40 процентов этой суммы (1,8 миллиарда долларов) причитается Экспортно-импортному банку Китая за серию осуществленных в последнее десятилетие инфраструктурных проектов в рамках инициативы «Один пояс — один путь» (ОПОП) — центрального элемента внешней политики китайского лидера Си Цзиньпина.

В настоящее время в Кыргызстане наблюдается спад экономики. Его валовой внутренний продукт в 2020 году сократился на 8,6 процента. Эта ситуация дает повод для опасений, что страна не сможет ни расплатиться, ни внести обязательные платежи по внешним кредитам, особенно по займам, взятым у Китая.

По мере приближения сроков кыргызские официальные лица обсуждают возможность передачи части государственных активов в качестве оплаты.

«Если мы не выплатим часть из них вовремя, мы потеряем многие наши объекты, — заявил новый Кыргызстана Садыр Жапаров в интервью государственному информационному агентству «Кабар» 13 февраля. — Соглашения с такими условиями подписал [президент Алмазбек] Атамбаев. Но, даст Бог, мы вовремя избавимся от всех долгов. Планы есть».

Что собой представляют эти планы, пока неизвестно.

Жапаров не упоминал Китай напрямую, но после его слов дискуссии в обществе разворачиваются вокруг того, каким образом Кыргызстан сможет выплатить кредиты, взятые у Пекина, его крупнейшего кредитора и важного политического игрока в Центральной Азии.

Этот долговой тупик обнажает проблему, связанную с долгами перед Китаем по крупным инфраструктурным проектам ОПОП, с которой сталкиваются многие страны, испытывающие вызванный пандемией COVID-19 экономический кризис, в том числе Казахстан, Таджикистан и Пакистан.

До сих пор демонстрировал готовность отсрочить некоторые займы, но не предлагал прямого облегчения долговых обязательств, указывая на сложные условия для переговоров с такими странами, как Кыргызстан, которые находятся в трудном финансовом положении.

«Китай не раз демонстрировал в Латинской Америке и Африке, что это не благотворительность и что он очень прагматичный партнер, когда дело касается возврата долгов. — заявил Азаттыку Темур Умаров, эксперт по отношениям между Китаем и Центральной Азией Московского центра Карнеги. — Для Кыргызстана это непростая ситуация, из которой нет очевидного выхода».

Кыргызстан в последние месяцы рассматривал варианты разработки железорудного рудника Джетим-Тоо, и некоторые критики правительства высказали предположение, что власти для выплат долгов могут продать или передать Пекину права на добычу на этом прибыльном месторождении.

Сам Жапаров, будучи кандидатом в президенты, высказывал идею использования Джетим-Тоо для выплаты государственного долга перед Китаем, хотя Национальный банк Кыргызстана заявил, что правительство планирует сохранить право собственности.

Помимо концессий на добычу полезных ископаемых некоторые законодатели также упомянули возможность частичной передачи кредитору управления энергетическим сектором страны.

Такой сценарий урегулирования долгов страны 22 февраля обсуждал депутат парламента Акыл Жапаров, [не является родственником президента]. Он говорил о ситуации, в которой Кыргызстан может оказаться не в состоянии внести платеж по кредиту, взятому для вызвавшей много вопросов реконструкции главной электростанции Бишкека. Ее стоимость была сильно завышена, она выходила из строя и продолжает испытывать перебои в работе.

«У Кыргызстана нет рычагов воздействия и мало способов справиться с этим кризисом, — сказала Азаттыку Нива Яу, исследователь Академии в Бишкеке. — Многое будет зависеть от того, сможет ли Жапаров довести до конца свои экономические реформы и принять меры по борьбе с коррупцией».

В ПОИСКАХ ДОБРОЙ ВОЛИ

22 февраля между Жапаровым и Си Цзиньпином состоялся первый телефонный разговор, во время которого президент Кыргызстана поддержал многочисленные китайские проекты в стране и высоко отозвался о том, как Китай решил ряд международных вопросов.

Телефонный звонок последовал после обострения отношений между Бишкеком и Пекином в связи с событиями, которые привели Жапарова к власти и ввергли Кыргызстан в политический кризис в октябре прошлого года.

Националист Жапаров пришел к власти после акций протеста, вызванных итогами парламентских выборов. В результате этих народных выступлений было свергнуто правительство, а президент Сооронбай Жээнбеков ушел в отставку.

Но, как сообщается, во время и после тех событий китайский бизнес и граждане этой страны в Кыргызстане столкнулись с нападениями и шантажом, в результате чего посла Кыргызстана в Китае Канайым Бактыгулову вызвали на ковер в Пекине с тем, чтобы китайские официальные лица выразили недовольство и озабоченность безопасностью своих граждан.

«У Пекина много опасений относительно таких популистских лидеров, как Жапаров, — говорит эксперт Яу. — Китай ждал стабилизации внутриполитической ситуации [в Кыргызстане] и все еще полон больших сомнений».

В последние годы в Центральной Азии усилились антикитайские протесты, многие из которых прошли в Кыргызстане, а также в Казахстане.

Обеспокоенность по поводу собственности на землю, государственного долга, условий труда в китайских компаниях и «лагерей перевоспитания» в китайской провинции Синьцзян, в которые принудительно помещают уйгуров, казахов и кыргызов, проживающих в этом регионе, вылились во всплески недовольства в стране.

В последние годы акты вандализма и нападения на китайских рабочих имели место в Кыргызстане и в Казахстане.

Перед Жапаровым, чьи родители много лет прожили в Китае, теперь стоит задача убедить Пекин в своей способности быть надежным партнером, не отступив при этом от националистической антикоррупционной риторики, которая помогла ему прийти к власти.

На обоих фронтах президент сталкивается с огромными препятствиями.

Общественное недовольство коррупцией в Кыргызстане остается высоким, и общественности до сих пор неизвестны многие подробности прошлых кредитных договоров, подписанных с китайскими организациями, что приводит к новым слухам о том, как именно правительство будет урегулировать свой долг перед Пекином.

Более того, Жапаров также имеет дело с последствиями разоблачений вокруг Райымбека Матраимова, бывшего заместителя начальника таможенной службы и влиятельной фигуры в стране, который был повторно арестован 18 февраля по подозрению в отмывании денег после гневной реакции общественности на назначенный ему после первого ареста незначительный штраф. Обвинения против Матраимова впервые были озвучены по результатам расследования Кыргызской редакции Азаттыка.

Имеющий ограниченный международный опыт Жапаров также стремится заручиться поддержкой России. Сейчас президент Кыргызстана находится с двухдневным визитом в Москве, в рамках которого он должен встретиться с президентом России Владимиром Путиным и другими высокопоставленными должностными лицами.

Президент России Владимир Путин (справа) и президент Кыргызстана Садыр Жапаров на встрече в Кремле, 24 февраля 2021 года.

 

ПЕРСПЕКТИВЫ

Еще до политических потрясений, которые привели к приходу Жапарова к власти, Бишкек просил Китай списать долги.

До пандемии Кыргызстан преуспевал в выплате непогашенных кредитов, но финансовые проблемы из-за эпидемии COVID-19 сорвали график и подорвали экономику страны, которая по-прежнему зависит от трансграничной челночной торговли с Китаем.

В ноябре 2020 года из Пекина пришло некоторое облегчение — в форме отсрочки погашения долга, позволяющей отложить выплату 35 миллионов долларов за этот год до 2022-2024 годов под два процента годовых.

Кыргызстан также заручился помощью международных кредиторов в рамках соглашения с Парижским клубом в июне, приостановив до конца года выплаты по задолженности на сумму 11 миллионов долларов. В общей сложности, Бишкек должен более 300 миллионов долларов Дании, Франции, Германии, Японии и Южной Корее.

Но все это — лишь временное облегчение, которое не решает более широких структурных проблем, связанных с неспособностью Кыргызстана обслуживать свои долговые обязательства. Поскольку Бишкек изучает различные радикальные варианты погашения своих китайских займов, решающим фактором может стать то, на какие уступки готов пойти Пекин.

«Схема такова, что Китай готов откладывать выплату долга, но списывал задолженность он лишь в редких случаях, — заявил Азаттыку Джонатан Хиллман, директор проекта Reconnecting Asia в Центре стратегических и международных исследований. — Случаи изъятия активов крайне редки».

В переговорах относительно долгов у Китая много козырей. В контрактах, подписанных с Кыргызстаном, оговаривается, что любые споры по поводу погашения долга должны разрешаться в китайских арбитражных судах, а не в международных. Договоры могут содержать и другие оговорки в пользу Пекина.

«Многие проблемы, с которыми сталкивается Кыргызстан, проистекают из многолетнего отсутствия должной осмотрительности, а также из бесхозяйственности со стороны кыргызских властей, — говорит Хиллман. — Но я думаю, это урок относительно рисков, с которыми связано ведение бизнеса с Китаем. Вот что происходит, когда у вас нет прозрачности в кредитовании».

Тем не менее, Китай по-прежнему обеспокоен своей репутацией в Кыргызстане и в регионе в целом и, вероятно, будет учитывать, какие последствия может иметь и какую реакцию вызвать переход к нему контроля над любыми государственными активами в стране.

«Изъятие актива — плохой политический ход, — считает Хиллман. — Это подтвердит худшие опасения людей относительно Китая и [инициативы ОПОП]».


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться