Как я ходил на допрос в ГКНБ, — Канат Каниметов

Автор -
378

    Журналиста «Апрель ТВ» Каната Каниметова вызвали на в . Он в соцсетях рассказал, как проходил допрос.

    Далее публикуем полностью его слова.

    «Следователь Госкомитета позвонил мне вчера вечером и пригласил на допрос. Представился Санжаром Жантаевым. Он сразу же сказал по какому поводу желает меня видеть: «Хотели бы задать вопросы по Белизгейту. Вы в 16х –17-х годах делали материалы по этой теме».

    «Какой вежливый» — подумалось.

    Пришлось сразу же согласиться. Ведь я очень люблю допросы. Ахахахах. Но прежде, очень вежливо попросил следователя об одной крайне малозначительной для него услуге: «А не могли бы вы отправить мне повестку».

    Тут «вежливый» следователь вмиг перестал быть учтивым:

    — Если для вас это принципиально, то могу через помощника отправить. Но я же вам по телефону говорю. Какая разница?!
    — Лучше отправьте мне повесточку, — продолжаю настаивать я.
    — Если вы хотите нам такие проблемы устраивать, то давайте мы тоже вам начнём устраивать. Мы вам же говорим, что вы придете в качестве свидетеля.
    — А вы какие проблемы мне можете устроить? – интересуюсь.
    — Ну точно, как и вы. Буду повестки вам отправлять – день через день. Вам же этого не надо.

    Сразу же позвонил шефу. Дмитрий Валерьевич [Ложников] связался с «Институтом Медиа Полиси». Решили на повестке не настаивать и получить её уже во время допроса.

    На следующий день в 15:00 мы с юристом зашли в здание ГКНБ. Сотрудник комитета – молодой паренёк сопроводил нас до кабинета следователя. Ждать его пришлось около получаса.

    Наконец он пришел. И сходу наехал на меня: «Ты зачем пост в соцсетях написал?» От неожиданности я не нашел, что ответить и почти про себя прошептал: «А что нельзя было?» Сразу было видно – следак явно раздражен моей «выходкой».

    Потом он дал нам бумагу и потребовал подписать. Называется она так: «Подписка о недопустимости разглашения данных досудебного производства». Наш юрист попытался уклониться от этой просьбы. Он считает, что свидетель может не давать подписку о неразглашении. Тут следователь снова вышел из себя.

    Он почти орал на нас: «Зачем вы мне парите! Тогда напишите бумагу, что вы отказываетесь!»

    Юрист согласился и оформил отказ. Санжар Жантаев терпеливо дождался пока допишет, взял у него отказную и сходу ему заявил: «Дело секретное. Я вас удаляю. Допрос проведу без вас». Мне же он угрожал уголовным делом, если я вдруг вздумаю рассказать подробности нашей с ним беседы.

    «Это уголовная статья, не административная», — уточнил он. В итоге мы пришли к консенсусу – подписку все же оформили…

    Поэтому я пока не могу вам рассказать о том, какие вопросы мне задавали и как я на них отвечал. Но я все подробно записывал в блокнот. Все вопросы и все ответы. Это, к слову, тоже раздражало следователя. Он кричал, что конспектировать допрос я не имею права и угрожал тем, что отберет у меня блокнот и выкинет его в окно. Словом, было весело.

    Какие у меня ощущения? Я сначала думал, что на допрос меня вызвали исключительно по делу Сегизбаева. Типа, им важно получить показания, которые скомпрометируют его. Сейчас же я немного другого мнения. Есть все основания полагать, что ГКНБ копает и под меня тоже. Потому что мне задавали такие вопросы, которые обычно задают обвиняемым или свидетелям, чей статус вскоре может измениться.
    Ну что ж. Я к этому морально готов».


    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться