В Казахстане «пропала» монолитность управленческих элит – эксперт

Автор -

    Раньше наблюдалась некая монолитность, потому что все люди были из команды Елбасы. Сейчас же на вершине рейтинга идет «борьба» между представителями двух центров: администрации президента Казахстана и «Библиотеки» – аппарата Елбасы. Пока, глядя на лидирующую «десятку», можно говорить о наличии паритета. Об этом в интервью spik.kz глава «Центра социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова. Ее центр занимается составлением рейтингов управленческой элиты Казахстана.

    Касаясь указанных рейтингов, эксперт отметила, что их в принципе смотрят потому, что в Казахстане не так уж много публичных рейтингов, к тому же они нерегулярные. Плюс у рейтингов казахстанских политиков есть одна весьма специфическая особенность: в такой устоявшейся политической системе, как наша, какие-то резкие изменения трудно спрогнозировать.

    – У нас два рейтинга – управленческой элиты, который мы проводим с 2009 года (правда, с перерывом) и акимов. Рейтинг акимов мы начали делать сравнительно недавно – года два или три назад. Для его составления нам пришлось несколько изменить характеристики: мы исходили из того, что акима носит более определенный характер, а значит, его можно оценивать по большему количеству параметров. У нас их пять, и они разнятся с оценками центральной управленческой элиты.

    При составлении рейтинга управленцев мы опираемся на то, что политика у нас очень персонализирована (я имею в виду политиков центрального уровня). И здесь такая характеристика, как авторитет того или иного политического уровня – министры, спикеры палат, в общем-то весьма влиятельная.

    Следующим пунктом у нас стоит эффективность менеджеров. Это довольно сложная характеристика, но в целом, если это, допустим, министр, берется во внимание то, за какую сферу он отвечает. Когда читаешь ответы и комментарии экспертов, то понимаешь, чем они руководствуются, ставя тот или иной балл. Напомню, что оценка у нас проводится по семибалльной шкале, где 1 – самый низкий показатель, а 7 – наивысший.

    И следующая наша характеристика, точнее, параметр – это перспективность. Вот здесь все достаточно сложно: именно по этому параметру мы получаем наибольшее количество комментариев и замечаний. Если с молодым, растущим политиком все более-менее понятно, то говорить о перспективности в отношении человека, которому, несмотря на пенсионный возраст, продлевают срок, довольно сложно. У нас сейчас некоторые акимы по году, а то и дольше пересиживают. Или, скажем, как оценить перспективность других высокопоставленных личностей?

    Одно я хотела поменять этот параметр, но потом пришла к выводу, что это важная характеристика, ее даже можно назвать ключевой в оценке работы того или иного политика, управленца. Сейчас я думаю ввести еще одну «модную» характеристику – информационная открытость.

    Информационная открытость становится, по-моему, важнейшей чертой современного общества. Политики, которые не умеют управлять собственными коммуникациями, не реагируют на критику и замечания, не могут выстраивать отношения с ключевыми фигурами информационного (да и в целом) общества, в конце концов проиграют.

    Повторю, что при составлении рейтингов главными являются три индикатора – авторитетность, эффективность и перспективность, рассказала Илеуова.

    По ее словам, в целом достаточно сильно изменился состав управленческой элиты Казахстана. Пришли новые люди, среди них есть и сравнительно молодые. Возьмем, например, такой параметр, как авторитетность. Если раньше у Нуртая Абыкаева здесь был высший балл и никто не мог его обогнать, то сейчас очень мало людей из рейтинга имеют высокие баллы по этому показателю. Максимум 5 баллов. Это свидетельствует о том, что нынешние управленцы находятся примерно на одном уровне. И это несмотря на то что они находятся во власти не первый год, некоторые – даже более 10 лет.

    Что касается такого индикатора, как менеджерская эффективность, то эта характеристика стала более востребованной. И она работает.

    Если же говорить о перспективности, то здесь все очень неоднозначно. Возьмем тот же рейтинг акимов. Например, у акима Алматинской области Амандыка Баталова высокий рейтинг, как и у Бердибека Сапарбаева или Даниала Ахметова. Но эксперты знают, что у него скоро день рождения, после чего его могут отправить на пенсию. В итоге по параметру перспективность он набирает низкие баллы, в то как по другим – высокие.

    Что касается образования, то все имеют высшее образование, некоторые являются обладателями дипломов нескольких вузов, в том числе и зарубежных. Они довольно хорошо зарекомендовали себя в разных областях работы. Единственное, что их отличает, это разноплановость профессионального опыта.

    «В то же не могу не сказать о том, что, согласно рейтингу, акимы и Нур-Султана в отличие от своих предшественников не входят в перечень влиятельных лиц. А в целом костяк управленческой элиты по-прежнему составляют представители «старой школы» – люди, которые учились в Казахстане и делали себя в Казахстане», отметила эксперт.

    Рейтинги интересны своей динамикой

    – Можно ли, опираясь на рейтинги, понять, на что в большей степени обращают внимание в работе тех же акимов?

     – С недавних пор мы решили проводить рейтинги по блокам: экономический, социальный и так далее. Это дает понимание того, кто за что отвечает. Возьмем рейтинг акимов. Мы включаем в него такие параметры, как экономическая ситуация в области, управление внутриполитическими процессами, информационная открытость, удовлетворенность населения.

    К слову, наши эксперты не отслеживают ситуацию в той или иной области, если, конечно, где-то не происходят какие-то знаковые социальные конфликты. А вот в отношении управления внутриполитической ситуацией, баланса элитных групп встречаются очень интересные комментарии. Здесь можно понять, насколько эксперты погружены в ту или иную среду, особенно касательно того, «откуда идут назначения», «как формируются команды». Экономическая ситуация и управление внутриполитической ситуацией – две весьма важные характеристики.

     

    В последнее эксперты также стали обращать внимание на такой параметр, как информационная открытость. Анализ показывает, что акиматы многих областей в этом плане отстают. Пресс-службы работают не на опережение, а по остаточному принципу – «спросили-ответили». Да и сами акимы порой не спешат работать с населением и СМИ. В этом плане показательна деятельность акимов Атырауской и Жамбылской областей.

    Если Бердибек Сапарбаев, несмотря на то он что является представителем «старой школы» управленцев, всегда открыт и готов перехватить информационную повестку, то Махамбет Досмухамбетов еще не привык к тому, что необходимо коммуницировать с населением и СМИ.

    – Вот Вы назвали ряд акимов. А можете сказать, кто обычно возглавляет рейтинги центральной управленческой элиты?

     – Конечно. Например, кто бы ни занимал пост председателя КНБ, он всегда – высоко оцениваемая личность. За последние 10 лет все председатели КНБ занимали первые или вторые места рейтинга. Интересно, что пост руководителя администрации президента страны не всегда обеспечивает высокие позиции в рейтинге. Пожалуй, из руководителей АП могу назвать только Аслана Мусина, рейтинг которого превысил позиции председателя КНБ. Однако мы помним, как быстро завершилась его политическая карьера. Так что рейтинги дают определенное представление о том, кто влиятелен и весом.

     

     


    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться