Откуда растут «корни» антикитайской истерии? — Мнение

Автор -
286

Судя по недавнему антикитайскому митингу в Казахстане, кто-то в очередной раз решил сделать Центральную Азию «разменной монетой» в противостоянии с Китаем. Есть ли вероятность того, что следом за Казахстаном, подобное запросто произойдет и в Кыргызстане? А почему бы и нет? Тем более, что поводов для недовольства властями очень много.
Но вот, что любопытно: по какому-то странному совпадению, протесты против Китая начинаются в регионе после того, как в США и Европе делают очередное антикитайское заявление. Последние санкции Евросоюза против Китая тоже не стали исключением. А это уже дает повод подозревать, что «корни» антикитайских настроений «растут» совсем не в Центральной Азии.

Импорт фобий

С января этого года на читателей во всем мире буквально обрушился вал антикитайских публикаций в СМИ Европы, США и Австралии, которая, как известно, управляется королевой Великобритании. Но на самом деле, все началось намного раньше, когда заговорили о так называемой торговой войне между США и Китаем. То есть, еще при президенте Дональде Трампе. Его администрация перед уходом из Белого дома сыграла заключительный аккорд, обвинив Китай в геноциде Синьцзянских уйгуров.

Ну а поскольку политика США имеет некую преемственность, то администрация Джо Байдена тему «геноцида уйгуров» подхватила и начала раскачивать. Особенно преуспел в этом называющий себя антропологом Ариан Зенц — гражданин Германии. Но подробнее о нём и его «докладах» мы расскажем в следующий раз. Пока только скажем, что в этой войне, как и в любой другой, хороши все средства. Включая и те, которые среди Интернет-общественности с давних пор принято называть фейками. Сфабрикованными, как и все прочие фейки, с помощью реальных фактов. То есть, берутся реальные факты, иногда устаревшие, а на их основе — делаются фальшивки.

Именно так 2 марта этого года поступила британская телерадиовещательная корпорация BBC. Для фальшивого материала ее филиал в КНР использовал первую половину репортажа китайского телеканала CCTV, сделанного несколько лет назад. Оригинал репортажа рассказывал, как работают и живут молодые женщины из бедных районов Синьцзяна. В ВВС же этот репортаж использовали, как доказательство того, что китайское правительство будто бы применяет меры принудительного труда и принудительной миграции в отношении жителей Синьцзяна.

С обвинениями в геноциде — ровно то же самое. На поверку выходят весьма любопытные вещи.

Прежде всего, вспомним, что такое геноцид. Если верить энциклопедиям, это «преднамеренное и систематическое уничтожение, полностью или частично, этнической, расовой, религиозной или национальной группы».

Что мы наблюдаем в случае Синьцзяна?

По официальной статистике КНР, с 2010 по 2018 год уйгурское население в Синьцзяне выросло с 10,17 миллиона до 12,72 миллиона. То есть, оно увеличилось на 2,55 миллиона — 25,04%. Но за счёт кого? Пропагандисты геноцида говорят: за счёт из других регионах ханьцев — собственно китайцев. Однако количество последних увеличилось всего на… 2%. Темпы роста уйгурского населения не только выше, чем у всего населения Синьцзяна — 13,99%: оно превышает все группы нацменьшинств — 22,14%.
В целом с 2010 по 2018 годы численные показатели рождаемости у уйгуров достигли 11,9 рождений на 1000 человек уйгурского населения СУАР. Это оказалось выше уровней рождаемости среди всего населения Синьцзяна и отдельно ханьцев, которые составили 10,69 и 9,42 рождений на тысячу человек соответственно.

Для сравнения: по итогам первой переписи населения 1953 года, в СУАР насчитывалось почти 3 миллиона уйгуров — 25% их нынешнего числа. И если в 2010 году материнская смертность в Синьцзяне составляла 43,41 на 100 000 женщин, то через 8 лет — уже 26,65 на те же сто тысяч в 2018 году. Ну а уровень младенческой смертности снизился с 26,58 в 2010 году до 14,02 в 2018 году на тысячу родившихся соответственно.

В 1992 году власти Китая обнародовали руководство по проведению в политики планирования рождаемости. По этому документу, с 1975 года супружеская пара, в которой оба супруга ханьцы (сперва в Урумчи, потом — по всему СУАР), в городах и поселках Синьцзяна могла иметь одного ребенка, а в селах — двух. Что касается национальных меньшинств, то в городах их семейные пары могли иметь двух детей, а в селах — трех.

Единые правила планирования семьи власти Синьцзяна утвердили в 2017 году. Теперь супружеская пара, независимо от национальной принадлежности, в городах и поселках может иметь двух детей, а в селах — трех. Как-то это не вяжется с публикациями о «геноциде», «принудительной стерилизацией» и прочими «ужастиками», которые нам рассказывают.

Впрочем, медиа-корпорация CNN по простоте душевной еще в мае прошлого года заявила, что Белый дом уже начал работу над долгосрочным планом по оказанию давления на Китай сразу по нескольким направлениям. Похоже, информационная кампания вокруг «геноцида уйгуров» — одно из таких направлений.

На кого рассчитаны подобные «аналитика» и «публицистика»? Здесь выясняются еще более интересные вещи. В СМИ США и Британии, рассчитанных на внутреннего читателя, о «китайской угрозе» — ни слова. Зато в тех, что работают на внешнюю аудиторию, антикитайских публикаций — полно. А значит, идет серьезная «накачка» мирового общественного мнения против КНР, а точнее — инициативы Пекина «Один пояс — один путь».

Кстати сказать, мало, кто заметил, что с 2017 года из мировой информационной повестки окончательно исчезла «борьба с международным терроризмом». Раскручивается новая, назовем ее так, «парадигма»: «стратегическое соперничество между США и Китаем». Именно в 2017 году США назвали КНР «долгосрочным стратегическим конкурентом». Тогда же в США «внезапно» вспомнили об уйгурах, на которых им до этого времени было наплевать. И теперь не имеет значения, кто у руля власти в Вашингтоне — республиканцы или демократы. Они могут друг друга по многим вопросам даже бить, но что касается Китая — здесь мы наблюдаем полное согласие. И этот конфликт рискует затянуться на десятилетия.

Хуже всего здесь — небольшим государствам, которые являются объектами мировой политики: вроде Кыргызстана. И тут можно согласиться с тезисом отдельных экспертов о том, что когда Аскар завил о курсе Кыргызстана на многовекторность, то он не учел, что эти векторы не всегда союзны друг другу. Теперь Кыргызстану, в силу вот этой самой многовекторности, придется очень постараться, чтобы не оказаться «крайним» в противостоянии американцев и китайцев…

Что касается обвинений в «геноциде» и их влиянии на общественное мнение Кыргызстана, то бесспорно, что каждый читатель сам выбирает, кому верить: официальной китайской статистике или публикациям ВВС и прочих западных медиа-ресурсов. Но стоит подумать вот, над чем. Китайская статистика в своих подсчетах отвечает перед народом и партией. И потом: почти полтора миллиарда населения — слишком серьезная цифра. Одна ошибка в данных — и все планы развития страны могут закончиться провалом. За который потом спросят с тех же чиновников от статистики. ВВС и иные СМИ перед китайским народом и Компартией Китая ответственности не несут, поэтому могут писать любую ложь, которая только придет в голову их хозяевам. Но факты говорят совсем другое…

…Любая пропаганда рассчитана именно на незнание массами ситуации… хотя бы в том же Китае. Отсюда — и синофобия. Китай вообще не надо ненавидеть или любить. Его надо знать и понимать — как любую другую страну мира. Только в этом случае никакая пропаганда не будет иметь успеха.

Дамир Эркинбаев


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться