Кыргызско-таджикский конфликт: чью сторону занимают соседние страны?

Автор -
7144

Недавние боевые действия на кыргызско-таджикской границе поставили союзников двух стран в затруднительное положение — никто не хочет открыто вставать на сторону одной из стран. Но словами и делами некоторые лидеры дают понять, какую позицию они занимают. Об этом пишет Брюс ПАННИЕР. Ниже текст статьи:

Когда в конце апреля вдоль кыргызско-таджикской границы вспыхнули боевые действия, многие страны и организации поспешили призвать к прекращению огня и мирному разрешению пограничного конфликта.

Но никто не пожелал открыто вставать на сторону Кыргызстана или Таджикистана, не говоря уже о каких-либо комментариях относительно насилия, в результате которого погибло более 50 человек.

Однако последовавшие за соглашением о прекращении боевых действий заявления и действия содержат косвенные указания, по которым можно понять, какой позиции придерживаются некоторые лидеры.

— НА ПАРАДЕ ПОБЕДЫ В МОСКВЕ

Президенту Таджикистана Эмомали Рахмону посчастливилось несколько месяцев назад принять приглашение приехать Москву с официальным визитом на празднование Дня Победы 9 мая. Рахмон был единственным иностранным главой государства, который присутствовал на московских торжествах. Эта поездка дала ему возможность встретиться с президентом России Владимиром Путиным 8 мая и на следующий день — во время парада на Красной площади.

В сообщениях о состоявшейся встрече двух президентов не упоминалось, что были какие-то обсуждения боевых действий 28–30 апреля на кыргызско-таджикской границе, хотя пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков заявил несколькими днями ранее, что эта тема будет на повестке дня, а 30 апреля Путин предложил выступать посредником в конфликте.

Комментарии Путина любопытны тем, что они, похоже, косвенно связаны с решением проблемы между Кыргызстаном и Таджикистаном.

Тема российских военных баз в Таджикистане, где вскоре после окончания Второй мировой войны была дислоцирована 201-я дивизия России, возникает всякий раз во время встреч Путина и Рахмона, а также, когда США и другие иностранные силы выводят войска из Афганистана.

Путин сказал: «Мы работаем над её [201-й базы] укреплением, над укреплением таджикских вооружённых сил».

Заявление об укреплении Вооруженных сил Таджикистана, безусловно, не осталось незамеченным в Кыргызстане, пусть даже Путин и сказал, что это необходимо в связи с усилением боевых действий в Афганистане.

Хотя обе стороны в приграничных боях понесли существенные потери, данные о числе жертв показывают, что серьезнее пострадали в боях с таджиками.

СИГНАЛЫ ПУТИНА

неоднократно заявлял о необходимости стабильности в Кыргызстане, где у России также есть военная база и где с 2005 года произошло три революции.

В июле 2019 года бывший тогда президентом Кыргызстана Алмазбек Атамбаев встретился с Путиным в Москве.

В тот момент между Атамбаевым и его преемником, президентом Сооронбаем Жээнбековым, был в разгаре конфликт, но, несмотря на то что формально он находился под домашним арестом, Атамбаев покинул на самолете, который вылетел из российской военной базы в Канте.

В конце встречи с Атамбаевым Путин, ссылаясь на революции 2005 и 2010 годов в Кыргызстане, сказал: «Кыргызстан пережил уже несколько достаточно серьезных внутриполитических потрясений, если быть более точным, как минимум, два» — и добавил, что страна «нуждается в политической стабильности».

Путин также сказал, что в рамках усилий по достижению стабильности народ Кыргызстана должен «объединиться вокруг действующего президента и помогать ему в развитии государства».

Вражда между Атамбаевым и Жээнбековым не прекратилась, и всего через две недели элитные войска МВД Кыргызстана устроили штурм резиденции Атамбаева под Бишкеком.

После кровопролитного противостояния Атамбаев сдался и в конечном итоге был заключен в тюрьму.

Затем, в октябре года, протесты против фальсификации результатов парламентских выборов в Кыргызстане привели к отставке Жээнбекова.

Что касается отношений Москвы с новым правительством президента Садыра Жапарова, то пока что они очень холодные.

Рахмон, с другой стороны, находится у власти в Таджикистане почти 29 лет, и для Кремля он представляет стабильность в стране, которая граничит с Афганистаном.

Россия приложила много усилий и денег для того, чтобы Таджикистан стал страной, способной противостоять проникновению из Афганистана.

Однако во время встреч с Рахмоном 8 мая Путин также говорил о таджикских трудовых мигрантах в России.

— Знаю, что это чувствительный вопрос для Таджикистана… Достаточно большой объём для поддержки семей люди [рабочие мигранты] направляют из России к себе домой [в Таджикистан].

То же относится и к Кыргызстану.

Сотни тысяч граждан Кыргызстана и Таджикистана работают в России и отправляют деньги своим семьям. Без этих средств экономика обеих стран могла бы просто рухнуть, а связанный с этим экономический спад спровоцировал бы социальные волнения.

Своим обещанием оказать дополнительную помощь таджикским вооруженным силам Путин может послать кыргызским властям сигнал о том, что им даже не стоит задумываться о возобновлении агрессии вдоль границы с Таджикистаном. А упоминанием о миллиардах долларов, отправленных рабочими-мигрантами своим семьям, он посылает сообщение этим двум странам о потенциальных рычагах воздействия, которые Россия может использовать против Таджикистана или Кыргызстана, если одна из сторон предпримет действия по дестабилизации ситуации вдоль их общей границы.

В то время как Кремлю нужно поддерживать какой-то баланс, другим странам в этом надобности нет.

КТО КОМУ ПОЗВОНИЛ И КАК

Опять же, ни одна страна или международная организация не выступила на стороне Кыргызстана или Таджикистана.

Но некоторые из них выразили соболезнования в связи с понесенными в результате боевых действий потерями.

1 мая президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев позвонил президенту Жапарову, чтобы выразить соболезнования пострадавшим в результате боевых действий в южной Баткенской области Кыргызстана и сказать, что Казахстан готов оказать гуманитарную помощь Кыргызстану.

Токаев также поговорил с Рахмоном, который, как сообщается, «подробно проинформировал [Токаева]» об истории приграничного конфликта и текущей ситуации.

Токаев также предложил свою помощь в посредничестве между Кыргызстаном и Таджикистаном и планирует посетить Душанбе 19–20 мая.

4 мая министр иностранных дел Туркменистана Рашид Мередов позвонил своему кыргызскому коллеге Руслану Казакбаеву, чтобы выразить соболезнования «родным и близким погибших граждан Кыргызстана».

В тот же день министр иностранных дел Армении Ара Айвазян позвонил Казакбаеву с аналогичным посланием.

4 мая Айвазян также разговаривал с министром иностранных дел Таджикистана Сироджиддином Мухриддином, но в сообщениях не упоминалось ни о каких соболезнованиях относительно потерь Таджикистана.

Жапаров 10 мая разговаривал с Путиным, и они, как сообщается, обсудили недавние боевые действия.

Путин пообещал предоставить Кыргызстану гуманитарную помощь, но телефонный звонок — это не то же самое, что двухдневные встречи в Москве, хотя многие детали переговоров Путина и Рахмона, особенно их обсуждение боевых действий на границе, — остаются неизвестными.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться