Почему Казахстан и Узбекистан по-разному реагировали на кыргызско-таджикский конфликт — анализ фонда Jamestown Foundation

Автор -
1129

Казахстан и по-разному отреагировали на пограничный спор между своими соседями, и тому есть причины: в случае дальнейшего обострения пострадали бы обе страны, но на Узбекистане эскалация сказалась бы в большей степени.

К таким выводам приходят авторы в аналитическом материале американского фонда Jamestown, пишет Азаттык (казахская редакция радио «Свобода»).

В результате трехдневных столкновений на границе между Кыргызстаном и Таджикистаном в конце апреля погибли 55 человек и 266 получили ранения. «Узбекистан, активизировавшийся в регионе, 29 апреля в числе первых призвал к деэскалации конфликта. Позже высказались Казахстан и », пишет автор Умида Хашимова. По ее словам, Россия, которая «традиционно первой реагировала на события в Центральной Азии и предлагала экстренную », на этот раз «сыграла небольшую роль».

Как считает Хашимова, эти события «четко продемонстрировали, насколько по-разному видят ситуацию Казахстан и Узбекистан». «Если бы война между Кыргызстаном и Таджикистаном вышла из-под контроля и ситуация обострилась, обе страны на разном уровне почувствовали бы нестабильность», пишет автор.

На следующий день после начала стрельбы Ташкент призвал конфликтующих сохранять спокойствие и начать переговоры «в духе братства в Центральной Азии». После того, как страны договорились прийти к соглашению, президент Узбекистана Шавкат Мирзияев поздравил обе стороны «по отдельности» и призвал к мирному урегулированию таких споров в будущем. «Неясно, помогли ли эти призывы снизить напряженность, но очевидно, что Ташкент был обеспокоен эскалацией ситуации и говорил на нейтральном языке с обеими странами. Узбекистан изо всех сил старался не допустить, чтобы сложилось мнение, что он поддерживает какую-либо из сторон конфликта», пишет автор.

Казахстан, напротив, «не скрывает», какую сторону поддерживает, утверждает Хашимова. 1 мая президент Касым-Жомарт поговорил по телефону с президентами Кыргызстана и Таджикистана, но «было очевидно, что он больше сочувствовал своему коллеге Садыру Жапарову, которому выразил соболезнования [по поводу гибели жителей] и предложил гуманитарную помощь». Зато в беседе с президентом Таджикистана Эмомали Рахмоном Токаев «кажется, больше хотел убедиться в фактах». Как пишет автор, в официальных сообщениях из Казахстана не упоминалось, что Токаев выразил соболезнования или предложил содействие.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев и Президент Таджикистана Эмомали Рахмон. 19 мая 2021 г.
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев и Президент Таджикистана Эмомали . 19 мая 2021 г.

 

По мнению Хашимовой, нейтралитет Узбекистана объясняется несколькими причинами. Во-первых, в случае затяжного характера кыргызско-таджикского конфликта третьей пострадавшей стороной оказался бы Узбекистан, поскольку он граничит с обеими странами, в отличие от Казахстана, который имеет общую границу только с Кыргызстаном.

Во-вторых, конфликт мог бы помешать Узбекистану разрешить собственные вопросы, касающиеся его с Кыргызстаном. В-третьих, пишет автор, от стабильности в регионе зависят и проекты, имеющие прямое влияние на экономическое развитие Узбекистана, в том числе Китай-Кыргызстан-Узбекистан.

Между тем, говорится в анализе Jamestown Foundation, Казахстан — один из крупнейших инвестиционных и торговых партнеров Кыргызстана и давно поддерживает более тесные связи со своим соседом, чем с Таджикистаном. Эта близость, считает автор, «прослеживалась в разговоре Токаева с Жапаровым».

По словам эксперта, с приходом к власти президент Мирзияев взялся за стратегический проект по созданию регионального «пояса стабильности» и конфликт несет угрозу подобным инициативам. Как считает автор, именно оперативное вмешательство Ташкента позволило «инциденту остаться на региональном уровне и избежать вмешательства внешних посредников».


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться