«Чтобы не было возможности платить милиции, военным»: Светлана Тихановская о ситуации в Беларуси

Автор -

Лидер белорусского протеста дала большое интервью Настоящему Времени.

Настоящее Время: Расскажите, пожалуйста, в какой точке, на какой стадии сейчас находится белорусский ?

Светлана Тихановская: Я очень надеюсь, что на финальной. Мы делаем все необходимое, чтобы этот момент настал как можно скорее. Белорусы сражаются как внутри Беларуси, так и на международной арене. Очень много работы ведется самими белорусами: подпольно, секретно. Но люди настолько креативные, что они придумывают все новые и новые способы, как расшатать режим.

Окно возможностей не такое уж и большое, но используется каждый миллиметр этих возможностей, чтобы показать, что нас так же много, как и в августе, что мы все не исчезли, мы здесь, несмотря на все репрессии, и что мы боремся с тобой, режим. Также я, находясь на своем месте, делаю все возможное, чтобы Беларусь не сходила с повестки на международной арене. Чтобы о нас говорили, о нас думали, чтобы у них за нас болело. Судя по каким-то ошибочным действиям со стороны режима, это можно было бы назвать агонией.

Настоящее Время: Вы говорите о международной повестке. Я так понимаю, один из важнейших факторов сейчас — это санкции Запада. Каких санкций вы сейчас ждете в связи с ситуацией с Романом Протасевичем и самолетом? И есть ли у вас основания полагать, что ваши ожидания воплотятся?

Светлана Тихановская: Санкции сейчас готовятся, и, если я не ошибаюсь, до 17 июня они должны быть выпущены. Их состав не знаю, я имею в виду персональные санкции. Но мы очень надеемся, что там будут и санкции экономические.

Все мы понимаем, что нужно блокировать режим на экономическом уровне, чтобы не было возможности платить милиции, военным. Эти люди не то чтобы внутренне поддерживают режим, но вынуждены выполнять приказы. И если это произойдет – тогда не будет никакого иного выхода из сложившейся ситуации, кроме как начать диалог представителей режима с гражданским сообществом. Это то, чего мы добиваемся, чтобы прийти к новым, честным выборам.

Настоящее Время: Вопрос, который возник из-за фамилии, ворвавшейся в российскую повестку в эти дни, фамилии российского предпринимателя Дмитрия Мазепина. Вы могли бы рассказать: российский каким-то образом участвовал в протестах в Беларуси?

Светлана Тихановская: Я о таких случаях не слышала.

Настоящее Время: Пара вопросов по поводу России. На ваш взгляд: в чем может заключаться роль России, действующей российской власти, в урегулировании ситуации в Беларуси? Например, в Совете Европы заявили, что может сыграть важную роль в том, чтобы разрешить белорусский кризис.

Светлана Тихановская: Все мы понимаем, что у режима не так уж много поддержки, минимум. И очевидно, что Кремль – это одна из поддерживающих сторон. Если бы Россия имела возможность сыграть конструктивную роль в решении белорусского кризиса – они бы смогли поучаствовать в урегулировании этого вопроса как медиаторы. Например, для того, чтобы организовать конференцию на высоком уровне по решению кризиса в Беларуси либо участвовать как медиатор между гражданским сообществом и режимом. Но опять же: то, что происходит в Беларуси, – это внутренний вопрос. Это борьба против режима, это никак не о геополитике. Но режим становится проблемой для Кремля тоже.

Настоящее Время: А вы ведете переговоры с кем-то из России?

Светлана Тихановская: ​Официальных контактов у нас не было. О неофициальных мы не можем говорить.

Настоящее Время: Какая поддержка сейчас у народа Беларуси есть среди силовых структур? Вы всегда говорили, что это очень важный фактор, но эта информация не публична. Что поменялось за последний месяц?

Светлана Тихановская: Много чего поменялось, единственное, что не изменилось, – это то, что эта информация не публична. Но у нас много инсайдерской информации. У нас есть BYPOL, который на постоянной основе сотрудничает с представителями силовых структур. Им предоставляют видео о пытках, какую-то внутреннюю информацию, документы. Конечно, люди все это делают абсолютно секретно, всем страшно, что эти люди будут раскрыты. Но, несмотря на это, люди продолжают общаться с BYPOL, давать им информацию.

Так же происходит и с номенклатурой. Так что это один из важнейших факторов позитивного исхода.

Настоящее Время: Вот эта скрытая поддержка, она растет по сравнению с пиком протестов в августе?

Светлана Тихановская: Тогда была другая ситуация. Мы призывали людей уходить из силовых и государственных структур в знак протеста. И многие это делали, уволились, уехали из страны. Сейчас ситуация иная. Все происходит очень секретно. Но мы знаем настроения в силовых структурах, и они очень, очень печальные. Людям страшно работать в силовых структурах. Люди не доверяют друг другу, они не понимают, кто друг, кто враг. И психологически это очень сильно влияет на качество их работы.

Настоящее Время: У вас как-то поменялась позиция по поводу люстрации силовиков в будущем?

Светлана Тихановская: ​Этот вопрос должен обсуждаться среди белорусов. Потому что есть часть людей, которая готова простить все, лишь бы все закончилось. Но большинство, так же как я, понимают, что те, кто совершал тяжкие и особо тяжкие преступления, – они должны будут предстать перед справедливым судом.

Настоящее Время: Вопрос по поводу международной политики. Сейчас все ждут переговоров президента РФ Владимира Путина с президентом США Джо Байденом. Вы лично по итогам этих переговоров ждете каких-либо новостей, которые могут поменять ситуацию в Беларуси или повлиять на нее?

Светлана Тихановская: Конечно, мы будем ждать новостей. Мы не знаем точно, что будет обсуждаться, но то, что вопрос Беларуси будет подниматься на переговорах двух президентов, – это очевидно.

Настоящее Время: Мы в социальных сетях попросили наших читателей задать вам вопросы в режиме «блиц». Получили сотни вопросов, я задам вам 10. Возможна ли мирная в Беларуси?

Светлана Тихановская: Да.

Настоящее Время: Уезжать ли белорусской молодежи из страны?

Светлана Тихановская: Нет.

Настоящее Время: Когда и при каких условиях вы вернетесь в Беларусь?

Светлана Тихановская: Когда будет последнее, что я смогу сделать для этой революции, в положительном или отрицательном смысле.

Настоящее Время: Тогда, в ЦИКе, чем вам угрожали?

Светлана Тихановская: Правильнее было бы спросить: «На что давили». Дети.

​Настоящее Время: Вы — западных стран?

Светлана Тихановская: Нет! (Вздыхает.)

​Настоящее Время: Вы не устали? И что помогает вам не опускать руки?

Светлана Тихановская: Я устала. Устала видеть эту жестокость, несправедливость, устала от ужасных новостей о суицидах, пытках. Но бороться я не устала. Потому что их жестокость, унижения, пытки людей заставляют меня двигаться дальше.

​Настоящее Время: Каким будет ваш первый президентский указ?

Светлана Тихановская: Мы вместе это увидим, каким будет первый президентский указ нового президента Республики Беларусь.

​Настоящее Время: Закончите, пожалуйста, фразу: «Владимир Путин — это…

Светлана Тихановская: …президент Российской Федерации».

​Настоящее Время: Чей Крым?

Светлана Тихановская: Крым — украинский.

​Настоящее Время: Как заставить родителей перестать смотреть государственное телевидение?

Светлана Тихановская: Купить компьютер и выбросить .

Подписывайтесь на KNEWS.KG в Google News и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями Кыргызстана, Центральной Азии в telegram-канале KNEWS.KG.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться