Женщина обвинила сотрудника МВД Кыргызстана в избиении, издевательствах и домогательствах. Жуткий рассказ о пытках

Автор -
459

обвинила сотрудника правоохранительных органов в избиении, издевательствах и домогательствах. Жуткую историю редакции Kaktus.media рассказал юрист Ассоциации по защите прав человека в уголовном процессе «Артикль 9» Айдар Сыдыков.

С чего началась история?

— 11 апреля 2021 года приблизительно в 16:00 Юлию возле Аламединского рынка забрал Эркин А., которому надо было заехать в 29-ю школу. Она была в его машине, когда он, оставив припаркованный автомобиль, вышел и направился в сторону школы (избирательный участок). Окна машины были открыты, Юлия смотрела в телефон, и вдруг через окно кто-то вырвал мобильник из ее рук.

Это был мужчина, который затем представился начальником отдела УВД района Марленом. Через минуту-другую к машине привели Эркина А., скрутив руки за спиной, посадили в машину. Марлен сел за руль машины Эркина, а Юлия осталась на переднем сиденье рядом с водительским. Двое сотрудников вместе с Эркином сидели сзади.

Около часа все просидели в машине, Юлию не отпускали, несмотря на ее многочисленные просьбы.

Примерно через час к месту приехали другие сотрудники, которые провели обыск машины и содержимого, в том числе рюкзак Юлии.

Обыск проводился публично, все содержимое выкладывалось на капот автомобиля, снималось на камеру при многочисленных прохожих.

«Вокруг собрались люди, смотрели и снимали, я просила не трогать мои вещи, но меня не послушали», — рассказала юристу женщина. В машине Эркина были обнаружены агитационные материалы, $200 и 17 тыс. сомов (впоследствии его обвинили в подкупе избирателей).

Затем сотрудницы-женщины провели личный обыск Юлии, изъяли второй телефон, процесс обыска снимали на видеокамеру, после чего доставили в РУВД в кабинет сотрудницы по имени Тазагуль. Марлен в кабинете в грубой форме повелел разблокировать телефон и начал просматривать WhatsApp-звонки, фотографии и так далее.

Юлия не знала, в каком статусе находится, почему ее доставили в отделение, какие у нее есть права и обязанности.

Женщину посадили на диван, записали личные данные (Ф. И. О., место жительства и др.), затем повели в другой кабинет для дачи показаний.

В кабинете Юлию, по ее словам, допрашивали мужчины, после допроса они ее водили по кабинетам, в туалет тоже водили мужчины.

«Было холодно, они курили в кабинетах, чикали насвай, плевались при мне, все это воняло. Затем мне намазали руки чернилами, сняли отпечатки пальцев и вывели в туалет, пришлось отмывать в холодной воде. Позволили забрать из машины мои вещи, забрали все, опечатали и положили в сейф, а мне отдали два телефона и рюкзак с продуктами питания. Я подписала документ о явке, и меня отпустили в час ночи на улице без денег и с разряженными телефонами. Мне было страшно, я не знала, куда идти», — рассказала Юлия.

На этом ее приключения не закончились. 19-20 апреля домой к Юлии приходили сотрудники милиции, искали ее, муж сказал, что она тут не проживает, но каждый день приходит к детям. Спросил, что случилось и что ей передать, они не ответили.

21 апреля примерно после обеда двое сотрудников, один из которых Марлен Жайнаков, приехали к Юлии на работу.

Марлен, по ее словам, сразу начал со слов «ты, с…, что трубку не берешь, поедешь с нами».

Юлия, напуганная поведением сотрудников, попросила возможность уведомить работодателя о том, что вынуждена оставить рабочее место, но Марлен отказал.

Он подошел вплотную лицом к лицу и начал ее материть «ты с…, ш…а, проститутка» и все в этом роде.

После нескольких минут ее со скрученными руками потащили в машину, припаркованную у входа. Когда женщину затолкнули в машину, она ударилась головой о проем. Сотрудники кафе и случайные прохожие пытались спросить, в чем дело, им показали удостоверение и пригрозили не вмешиваться.

В машине Марлен сел рядом с Юлией, и, по ее словам, тыкал в нее руками, душил, сжимал грудь, кричал: «Где Эркин, дай его контакты, покажи, где живет его мама, я тебя сейчас в машине в…бу». Потом начал говорить, что если она не скажет, где Эркин, он подкинет ей наркотики и посадит. В машине он душил женщину так сильно, что Юлия открыла дверь, из-за чего он был вынужден перестать душить.

После он продолжал кричать, домогаться. а потом ударил женщину по животу.

«В РУВД они завели меня в кабинет Марлена, а я сижу и плачу. Марлен говорит: «А что ты плачешь?». Я ответила: «Вы же меня душили, били — вот я и плачу». Он ответил, что еще не душил меня. Достал пакет и дубинку и говорит, что сейчас будет меня душить и бить. Второй сотрудник пытался его успокоить, меня тоже. Потом через некоторое время Марлен начал извиняться, начал говорить, что он отец нескольких детей и все в этом духе. Я сказала, что буду жаловаться, он говорит, ну я же извинился, если будешь жаловаться, я напишу на тебя, что ты нас кусала, царапала, душила водителя. Я просила позвонить, мне не дали. Затем меня повели на другой этаж, провели дополнительный допрос без адвоката и отпустили», — цитирует пострадавшую женщину Сыдыков.

В тот день она позвонила адвокату, а он — в прокуратуру, вместе они поехали в ГУВД Бишкека, где написали заявление, а затем на Московской/Логвиненко в республиканскую больницу и сняли побои.

Утром 22 апреля примерно в 11:00 в фойе гостиницы, где остановилась Юлия, пришли сотрудники милиции (один из них представился Саматом). У него в руках была бумага, с его слов предписание о доставлении в РУВД, прочитать не дал, забрал телефон, не дал одеться, забрать пальто и сумку.

«Сотрудники гостиницы вынесли мне одежду у входа, я оделась, и мы поехали с Саматом вдвоем на машине в Первомайское РУВД. Там меня завели в кабинет и сказали сесть, я спрашивала, в чем дело, что случилось, мне не объяснили, позвонить не давали, мне было плохо, поднялось давление, просила вызвать врача. Они говорили, мол, да-да-да, сейчас придет, и это длилось до 19:00, потом сказали, что нет у них врача. Я также спросила сотрудницу-женщину, поскольку я нуждалась в средствах гигиены, у меня было кровотечение, но и эту просьбу проигнорировали», — вновь цитирует Юлию адвокат.

Затем женщину, по ее словам, сводили к следователю, но тот не стал допрашивать Юлию, и ее вернули в тот же кабинет. Затем в кабинет вошел Марлен, начал оскорблять, материть и говорил: «Я же предлагал, чтобы ты не писала заявления, теперь будет ответка с нашей стороны».

Когда услышал про кровотечение, он сказал: «Наверное, тебя всю ночь негры имели, поэтому и кровотечение».

«Он трогал меня за лицо, за волосы, фотографировал, говорил об извращениях сексуального характера. С 11:00 до примерно 16:00 я была в РУВД без воды, еды, один раз сводили в туалет, грязный, ледяная вода, когда я открыла дверь, там сидел мужчина, пришлось ждать его. Потом меня повезли в 4-ю горбольницу, сотрудник Самат и второй сотрудник. Они не давали телефон, чтобы позвонить. А меня осмотрели, зафиксировали синяки, спросили о происхождении синяков, зафиксировали, померили давление, дали какие-то препараты, затем повезли на Донецкую в СМЭ, там было все закрыто, затем в РУВД», — рассказала Юлия юристам.

Часов в 18-19 Юлии вернули телефон, с которого они удалили телефон адвоката.

«Но я позвонила с WhatsApp, сообщила адвокату и родственникам, приехал, после чего нам дали акт о задержании на 48 часов в связи с заявлением сотрудников о нападении. Затем уже с адвокатом проводили допрос, личный обыск, меня повели на первый этаж, завели в камеру. Конвоир забрал шнурки, лекарство, закрыли в камеру примерно 2х2 метра, в которой находилась другая задержанная. Условия были ужасные — две узкие скамейки, одна из которых сломана, охранял конвоир-мужчина», — добавила она.

«Как только меня завели, в соседней камере мужчины начали отпускать в мою сторону неприятные реплики, шуточки, все это сильно повлияло на мое моральное состояние. Затем я настаивала, чтобы мне вызвали скорую помощь, они сначала не хотели, но затем скорая приехала ночью, забрала в 3-й роддом, через полчаса, не увидев причин для госпитализации, меня вернули в камеру», — продолжила рассказ Юлия.

«Охранник-конвоир дал нам раскладушку и кипяток, мы просидели всю ночь, не смогли поспать, пользуясь раскладушкой по очереди, грязные, голодные. На следующий день пришли сотрудники. Марлен с издевкой спросил, как я, посмотрел на меня в камере и ушел. В 16:00 в наручниках погрузили в автозак с одним парнем. В наручниках нас завели в здание прокуратуры, где мужчина сказал снять наручники, мы постояли на лестничной клетке, затем завели обратно в автозак и повезли в районный суд. Примерно до 22:00 я ждала судебного процесса. Во время процесса я рассказала о неправомерных действиях милиции, описанных ранее, на что не дал оценки и вышел принимать решение по санкции», — отметила пострадавшая.

В это время прокурор мне сказал насмешливо: «Еще минуту вашего рассказа, и я бы расплакался». Затем он начал говорить, зачем вы трогали сотрудников, зачем вы сопротивлялись, а я тихо плакала. Мне назначили санкцию — подписка о невыезде.

Ночью она вышла из здания суда.

18 мая Юлия обратилась с заявлением в Ассоциацию по защите прав человека в уголовном процессе «Артикль 9».

20 мая в 10:00 юристы узнали, что будет очная ставка с Марленом, где он проходил потерпевшим, а Юлия — обвиняемой.

На процессе Марлен говорил: «Да я с такими женщинами с пониженной социальной ответственностью даже общаться не хочу, не то чтобы домогаться». Позволял, по информации адвокатов, оскорбительные ремарки в адрес потерпевшей.

В ходе очной ставки Марлену позвонили, из разговора было ясно, что его кто-то ожидает, он сказал следователю: «Давайте сделаем перерыв». и Юлия возразили, однако Марлен сказал: «Может, мне надо в туалет», а следователь тут же встал на его сторону.

С апреля все заявления на действия сотрудника Марлена не принесли никакого результата, он до сих пор является сотрудником милиции, а прокуратура прекратила досудебное производство за отсутствием состава преступления.

подал жалобу на постановление прокурора в суд.


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться