Как Муаммар Каддафи строил крупнейшую в мире систему водоснабжения

Автор -
582

    Самым крупным инженерно-строительным проектом современности считается Великая рукотворная река (англ. The Great Manmade River) – огромная подземная сеть водоводов, ежедневно поставляющая 6,5 миллионов кубометров питьевой воды в день в населённые пункты пустынных районов и побережья Ливии.

    невероятно значим для этой страны, но также он даёт основания и в несколько другом, отличном от нарисованного западными средствами массовой информации, свете посмотреть на бывшего лидера ливийской Джамахирии Муаммара Каддафи. Возможно, именно этим можно объяснить тот факт, что реализация этого проекта практически не освещалась.

    Эта огромная система труб и акведуков, включающая также более 1300 колодцев глубиной более 500 метров, снабжает города Триполи, Бенгази, Сирт и другие. назвал эту реку «Восьмым чудом света». В 2008 году Книга рекордов Гиннесса признала Великую рукотворную реку самым большим ирригационным проектом в мире.

    Малоизвестность проекта объясняется тем, что западные практически не освещали его, а между тем обогнал по своей стоимости крупнейшие в мире строительные мероприятия: стоимость проекта 25 млрд долларов.

    Принципиальное отличие ливийского ирригационного проекта заключается в том, что для орошения сельскохозяйственных угодий используется практически неиссякаемый подземный, а не поверхностный источник воды, легко подвергающийся значительному ущербу за короткий промежуток времени.

    Транспортировка воды происходит закрытым способом посредством использования 4 тысяч километров стальных труб, зарытых глубоко в землю. Вода из артезианских бассейнов перекачивается по 270 шахтам с глубины в несколько сотен метров.

    Один кубический метр кристально чистой воды из ливийских подземных резервуаров с учётом всех затрат на его добычу и транспортировку обходился ливийскому государству всего лишь в 35 центов, что примерно сопоставимо со стоимостью кубометра холодной воды в крупном городе России, например в Москве.

    Если же брать в расчёт стоимость кубометра питьевой воды в европейских странах (примерно 2 евро), то стоимость запасов артезианской воды в ливийских подземных резервуарах составляет, по самым приблизительным оценкам, почти 60 миллиардов евро.

    Со своим водным проектом Ливия могла начать настоящую «зелёную революцию». В буквальном смысле, естественно, что решило бы массу проблем с продуктами питания в Африке. А главное, обеспечило бы стабильность и экономическую независимость.

    Тем более, уже известны случаи, когда глобальные корпорации блокировали водные проекты в регионе. Существует мнение, что Всемирный и МВФ намеренно блокировали строительство канала на Белом Ниле — Jonglei Canal — в южном Судане, там было начато и всё брошено, после того как американские спецслужбы спровоцировали там рост сепаратизма.

    Для МВФ, конечно, намного выгоднее навязывать собственные дорогостоящие проекты, такие как опреснение воды. Самостоятельный ливийский в их планы никак не вписывался. В соседнем Египте в течение последних 20 лет все проекты улучшения орошения и водоснабжения были саботированы Международным Валютным Фондом .

    стартовал в 1984 г. В Ливии был построен единственный в мире завод по производству предварительно напряжённых труб из железобетона по проекту южнокорейских специалистов. Трубы диаметром четыре метра и длинной 7, 5 метров укладывались на дно траншей.

    Было произведено более полумиллиона труб. А сколько вынуто грунта — в сотни раз больше, чем при постройке Асуанской ГЭС! На стройке работало огромное количество иностранных специалистов и рабочих из разных стран мира.

    Совокупная длина проложенных труб равняется 4 000 км. Было построено 3700 км дорог. Вода из подземных источников с юга страны поступала на север, ближе в Средиземному морю, где находятся крупнейшие города Ливии. Вода скапливалась в резервуарах-водохранилищах. Потом подавалась в водопроводную систему населённых пунктов.

    С 1984 г по 1989 г велась масштабная выемка грунта и рытьё траншей. Было потрачено 5 млрд. долларов. Ливия не взяла ни одного доллара у Международного банка. В 1989-91 гг. были созданы три водохранилища-резервуара. Тогда же началось водоснабжение городов Сирт и Бенгази. В 1996 г вода дошла до крупнейшего столичного города Триполи. В 2007 г вода появилась в городе Гарьян.

    Кубометр добытой из-под земли воды стоил недорого. Около тридцати пяти центов. А запасы живительной влаги под землёй были поистине неисчерпаемы. Население не платило за воду, так как вода считалась народным достоянием.

    До введения в строй водопровода стоимость покупаемой Ливией обессоленной морской воды составляла 3,75 доллара за тонну. Строительство собственной системы водоснабжения позволило Ливии полностью отказаться от импорта.

    При этом сумма всех затрат на добычу и транспортировку 1 кубического метра воды обходилась ливийскому государству (до войны) в 35 американских центов, что в 11 раз меньше, чем раньше. Это уже было сопоставимо со стоимостью холодной водопроводной воды в городах России. Для сравнения: стоимость воды в европейских странах составляет примерно 2 евро.

    В этом смысле ценность запасов ливийской воды оказывается намного выше стоимости запасов всех её нефтяных месторождений. Так, доказанные запасы нефти в Ливии – 5,1 миллиардов тонн – при нынешней цене в 400 долларов за тонну составят около 2 триллионов долларов.

    Сравните их со стоимостью воды: даже исходя из минимальных 35 центов за кубометр, запасы ливийской воды составляют 10-15 триллионов долларов (при общей стоимости воды в Нубийском слое в 55 триллионов), то есть они в 5-7 раз больше всех запасов ливийской нефти. Если же начать экспортировать эту воду в бутилированном виде, то сумма увеличится многократно.

    Поэтому утверждения, согласно которым военная в Ливии была ничем иным как «войной за воду», имеют под собой вполне очевидные основания.

    В 2011 г в Ливии началась гражданская война. Совет Безопасности ООН встал на сторону оппозиции. Начались бомбардировки силами европейских государств. Повстанцы, поддерживаемые НАТО, взяли Триполи. Ворвались в город Сирт, Каддафи был свергнут и убит. Завод по производству труб был разрушен. С тех пор в стране не утихают конфликты.

    Многие работавшие в течение десятилетий на проекте в Ливии иностранные граждане покинули страну. Из-за войны было нарушено водоснабжение для 70% населения, пострадала система орошения. А бомбардировка самолётами НАТО систем электроснабжения лишила водоснабжения даже те регионы, где трубы остались нетронутыми.

    Риски

    Помимо обозначенного выше политического риска, Великая искусственная река имела ещё как минимум два. Она была первым крупным проектом подобного рода, поэтому никто с достоверной точностью не мог предсказать, что произойдёт, когда водоносные пласты начнут истощаться.

    Высказывались опасения, что вся система попросту рухнет под собственной тяжестью в образовавшиеся пустоты, что повлечёт масштабные провалы грунта на территориях нескольких африканских стран.

    С другой стороны, было непонятно, что случится с имеющимися природными оазисами, поскольку многие из них изначально подпитывались благодаря подземным водоносным пластам. Сегодня по крайней мере пересыхание одного из естественных озёр в ливийском оазисе Куфра связывают именно с чрезмерной эксплуатацией водоносных горизонтов.

    Но как бы то ни было, на данный момент искусственная ливийская река является одним из сложнейших, самых дорогих и крупных инженерных проектов, реализованных человечеством, но выросшим из мечты одного-единственного человека «сделать пустыню зелёной, как флаг ливийской Джамахирии».


    Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

    Поделиться