На тайных переговорах обсуждаются варианты ухода Рахмона — СМИ

Автор -
665

Как пишут информированные источники, во время тайных переговоров на высшем уровне между главами государств -членов ШОС и обсуждаются варианты ухода президента Таджикистана Эмомали Рахмона. И во время будущих саммитов этих организаций эта тема станет актуальной во время кулуарных разговоров. Об этом пишет asia-news.info.

По мнению источников, ситуация в Афганистане сильно актуализировала эту тему, так как, Таджикистан фактически является главным рубежом ОДКБ. В принципе и ШОС. В отличие от Узбекистана, Таджикистан занял непримиримую позицию к Талибану и его правительству. Это настораживает и Москву, и Пекин, и Ташкент. Продолжение такой конфронтации может привести к возможному «продавливанию» боевиков других международных террористических организаций из Афганистана талибами, что создаст большие проблемы для сопредельных государств. Помимо этого, Талибан может решить, что Душанбе действует с благословения Кремля и Пекина.

Поэтому Рахмона может иметь непредсказуемые последствия. Хотя позиция Душанбе нормально вписывается в политику Тегерана и Вашингтона, которые стали в позу в отношении Талибана. Причем, каждый из этих игроков преследует свои цели. Для США «упертость» Душанбе открывает окно возможностей в деле нанесения урона своим геополитическим конкурентам — Москве и Пекину. же больше склоняется к противодействию талибам из-за того, что Талибан -радикальное суннитское движение.

Вероятно, что дальше обостриться вопрос транзита власти в Таджикистане по примеру Казахстана, с гарантией сохранения сильных полномочий Рахмона. Однако, проблемой стал вопрос преемника. К тому же в стране выросло поколение, которое уже трудно напугать новой гражданской войной. Поэтому, наверное, Рахмон и пытается сыграть на теме этнических таджиков в Афганистане. Но и эта тема теряет остроту, так как, в Таджикистане усугубляется. Есть ещё вариант войны с Кыргызстаном, однако и тут, как показали события весны «маленькая победоносная война» почти невозможна. Тем более, что радикальные исламские движения таджиков могут «перенаправить внутрь» войну, как это сделали большевики в Царской России.

Как писал Platon.asia, вполне обыденная ситуация для современных диктатур. И все же, от других стран постсоветского пространства «эволюция» строя Рахмона отличается некоторой линейностью, если в основной массе так называемых «гибридных режимов», политические элиты часто идут на хотя бы мнимое послабление своего влияния, совершают президентскую рокировку, как например произошло в России, создают отдельные органы для сохранения влияния после формального ухода главы государства, и в целом стараются выставить себя в приемлемом виде на мировой арене, иными словами идут на различного рода тонкости и ухищрения, выгодно используя при этом демократические механизмы.

То вот в случае с Таджикистаном все обстоит куда более прямолинейно, что называется, лоб в лоб. Стоит признать, что Рахмон все-таки шел на некоторые уступки в ходе своей политической карьеры, как минимум в 1997 году, между сторонами в гражданской войне был достигнут консенсус, который позволял получить представительство во власти бывшим главам объединенной Таджикской оппозиции. Однако, уже к середине 2000х все противники Рахмона были лишены постов, и были вынуждены бежать из страны, и даже за рубежом продолжали подвергаться преследованиям.

Более того, кровопролитная и разорительная гражданская война, продолжавшаяся долгие 5 лет, стала одним из серьёзнейших орудий в руках президента и пропагандистов его режима. Народные массы на постсоветском пространстве в принципе любят выражение «лишь бы не было войны», и часто аргументируют поддержку действующих режимов, а в случае Таджикистана, где в народной памяти еще свежи все ужасы и лишения гражданской войны, это принцип был возведен в абсолют. В дальнейшем, не без помощи избавления от политических конкурентов, и с внесением правок в конституцию, власть Эмомали Рахмона укреплялась вплоть до настоящего момента. Сам же он с 2015го носит титул «Пешвóи миллáт», что означает лидер нации, полное же название титула звучит как: «Основатель мира и национального единства — Лидер нации».

Перед минувшими президентскими выборами многие эксперты предрекали, что пост главы государство плавно будет передан «наследнику» Рахмона, его старшему сыну — Рустаму. Но на пост президента его кандидатура так и не была выдвинута. Связывали это с готовностью Эмомали Рахмона продолжать свою деятельность на посту президента, а вариант с передачи власти сыну, или любому другому родственнику, был отложен на случай смерти или во избежание массовых недовольств. Все-таки нужно учитывать, что режим Эмомали всегда был склонен к непотизму, и сам эксцентричный диктатор по слухам не доверяет никому кроме своей семьи, что почти исключает возможность нахождения во главе страны иного лица, никак несвязанного с семьей Рахмона.

В сентябре 2020, одним из хирургов Израильской клиники была опубликована информации о том, что Рустам Эмомали проходил лечение от рака в их клинике в 2019м году. Часть политологов посчитала это одной из возможных причин почему Рахмон вновь выдвинул свою кандидатуру на пост президента, вопреки прогнозам экспертов. Напоминаем, что Рустам Эмомали является действующим мэром Душанбе и председателем нацсовета республики, т.е. вторым лицом в государстве, и потенциальным наследником Рахмона.

Следует отметить, что Рустам является не единственным держателем «активов» своего отца, фактически весь Таджикистан является личной вотчиной клана Рахмона, даже культ личности в этой стране строится не только вокруг самого «лидера нации». Так, например, предложения о наделение статусом «лидера всех мусульманских женщин» поступали в отношение жены президента. Свою дочь Рахмон назначил управляющей аппаратом президента, остальные родственники также занимают крупные государственные посты.

В целом, ситуация достаточно напряженная для заинтересованных внешних игроков. Но надо выходить из такого тупика, а как это будет выглядеть вопрос острый.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться