Готовность Узбекистана вести бизнес с режимом талибов: выигрывает не только Ташкент?

Автор -
201

Многие страны производят переоценку своих отношений с Афганистаном после того, как в прошлом месяце боевики движения «Талибан» захватили страну.

Между тем Узбекистан уже настаивает на нормализации связей, особенно деловых. У него есть для этого причины. Об этом пишет Брюс Панниер.

ПОЧЕМУ ТАШКЕНТ ТАК НАСТРОЕН СОТРУДНИЧАТЬ С КАБУЛОМ?

Прошло больше месяца с тех пор, как международное сообщество оказалось перед фактом: движение «Талибан», признанное террористической организацией во многих государствах мира, захватило контроль почти над всем Афганистаном.

Некоторые страны по-прежнему проявляют осторожность или туманны по поводу своих позиций относительно возглавляемого «Талибаном» правительства.

Но не Узбекистан, которого от Афганистана отделяют 160 километров общей границы. Ташкент продемонстрировал готовность вести с талибами и переговоры, и деловую деятельность.

Некоторые считают это проявлением обычного прагматизма. Кроме того, есть и вопросы безопасности, которые следует принимать во внимание.

В Афганистане есть граждане Узбекистана, состоящие в различных экстремистских группировках. Некоторые из них являются союзниками движения «Талибан», другие — нет.

Правительство Узбекистана предпочло бы, чтобы эти люди никогда не возвращались на родину. «Талибан» заявляет, что дает гарантии: движение не позволит использовать афганскую территорию для организации нападений на соседние страны.

Правда, схожие опасения по поводу безопасности испытывает и соседний Таджикистан, между тем правительство этой страны не продемонстрировало ни малейшего желания вступать в переговоры с талибами.

Но в случае с Узбекистаном разрыв отношений с Афганистаном обойдется дорого — независимо от того, кто контролирует страну.

На самом деле узы между ними намного крепче, чем 20 лет назад. И от этого выигрывают не только Узбекистан и Афганистан.

ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ, КОТОРЫЕ ОБЪЕДИНЯЮТ

Как заявил 20 сентября спецпредставитель президента Узбекистана по Афганистану Исматулла Иргашев, его правительство хочет, чтобы автомобильное и железнодорожное сообщение с Афганистаном возобновилось — для содействия в доставке «продовольствия и медикаментов».

Иргашев мог бы упомянуть и многие другие товары, которые узбекское правительство хотело бы видеть переправляемыми через свою территорию в Афганистан и из него.

Автомобильное и железнодорожное сообщение между странами стало улучшаться с конца 2001 года, когда был свергнут предыдущий режим талибов.

Этому, в частности, способствовали такие проекты, как Центральноазиатское региональное экономическое сотрудничество (ЦАРЭС) Азиатского банка развития (АБР) или китайская инициатива «Один пояс — один путь». Также были созданы новые транзитные маршруты, которые простираются до Китая и Европы.

Узбекский канал использовался как часть Северной распределительной сети НАТО — маршрута, по которому альянс доставлял грузы в Афганистан и возвращал оборудование в Европу.

Наземное сообщение происходит по мосту «Дустлик», построенному в 1982 году через разделяющую Узбекистан и Афганистан реку — Амударью.

Это были «ворота» в Афганистан и из него для советских военных. Сейчас это ворота для торговли с Афганистаном для большей части Европы и Азии.

Железнодорожный путь проходит по центру моста «Дустлик». Еще 10 лет назад железнодорожная ветка завершалась в Афганистане, в Хайратоне. В 2010 году начались работы по продлению железнодорожной линии еще на 75 километров — до Мазари-Шарифа, крупнейшего города в Северном Афганистане с хорошим дорожным сообщением на восток, запад и юг.

Эксплуатация новой железной дороги началась в 2011 году. Стоимость проекта составила около 170 миллионов долларов, из которых 165 миллионов предоставил АБР.

Предполагалось, что ежемесячный грузооборот будет увеличен примерно с 4 000 тонн до открытия линии до 25 000–40 000 тонн. Но пока этих объемов не достигли.

Это единственная железнодорожная линия, напрямую связывающая Китай с Афганистаном, которая используется в рамках инициативы «Один пояс — один путь».

Первый поезд с китайскими товарами прибыл в Афганистан в сентябре 2016 года. Китай пообещал отправить в страну гуманитарную помощь. Часть грузов, вероятно, пойдет по железной дороге через Узбекистан.

Казахстан экспортирует через узбекскую территорию в Афганистан пшеницу. Согласно одному отчету, до двух третей муки, экспортированной Казахстаном в 2020 году, было отправлено в Афганистан.

Стремительные изменения в Афганистане и последующие шаги по замораживанию резервов афганского центрального банка заставили казахстанских производителей зерна спешно искать новых покупателей для своих примерно трех миллионов тонн пшеницы.

21 сентября министр сельского хозяйства Казахстана Ербол Карашукеев заявил, что Казахстан продолжит экспорт пшеницы и муки в Афганистан.

Узбекистан получает транзитные за поставки из Китая, Казахстана и других стран.

На данный момент Узбекистан — единственная страна, имеющая такие линии сообщения.

У Туркменистана есть две железные дороги, связывающие с Афганистаном его города близ границы. Обе соединены с транспортным коридором Ляпис — Лазурит, который связывает Турцию с Афганистаном через Кавказ. Но этот новый — он был открыт только в 2018 году. Туркменский участок развит слабо и вряд ли получит дальнейшее развитие в ближайшем будущем.

У Таджикистана имеются только ведущие в Афганистан горные дороги.

Таким образом, автомобильное и железнодорожное сообщение Узбекистана гораздо лучший вариант для торговли с Афганистаном. И грузопоток через Узбекистан вскоре может стать еще более активным.

В феврале 2021 года Узбекистан подписал с Пакистаном соглашение о строительстве железной дороги протяженностью 573 километра, которая будет проходить от Мазари-Шарифа до Кабула и далее до Пешавара.

Это связало бы Узбекистан и остальную часть Центральной Азии, не говоря уже о Китае, с портами на Аравийском море.

Премьер-министр Пакистана Имран Хан в июле посетил Ташкент, приняв участие в форуме по связям между Центральной и Южной Азией. Он прибыл заранее, чтобы встретиться с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым и обсудить строительство железной дороги, связывающей их страны через Афганистан.

Хан вновь вынес на обсуждение намеченную железнодорожную линию, когда прибыл 17 сентября на саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в таджикскую столицу Душанбе.

Учитывая отношения Пакистана с движением «Талибан» и дружеские отношения Узбекистана с боевой группировкой, строительство железной дороги Мазари-Шариф — Пешавар на данный момент выглядит куда более вероятным, нежели в июле, когда Хан посещал Ташкент.

ПОСТАВКИ ЭЛЕКТРОЭНЕРГИИ И ДРУГИЕ ВЫГОДНЫЕ ТОЧКИ СОПРИКОСНОВЕНИЯ

В 2016 году Узбекистан открыл грузовой центр в Термезе примерно в двух километрах от афганской границы. Этот комплекс занимает около 40 гектаров. Он был предназначен для обслуживания увеличивающейся, как надеялись узбекские власти, транзитной торговли с Афганистаном по сухопутным маршрутам из Узбекистана.

Сообщается, что с тех пор, как силы «Талибана» захватили власть в Афганистане, деятельность в разраставшемся однажды центре практически полностью приостановилась.

Правительство Узбекистана предложило использовать грузовой центр странам и организациям, желающим отправлять гуманитарную помощь в Афганистан. Это может поддержать его функционирование до возобновления нормальной торговли через границу.

Всемирная продовольственная программа ООН уже создает логистический узел в Термезском центре.

После того как в 2001 году был свергнут предыдущий режим «Талибана», электроэнергию в Афганистан поставляли и Таджикистан, и Туркменистан, и Узбекистан.

Но экспорт энергоресурсов из Узбекистана был, несомненно, наибольшим.

В докладе АБР говорится, что Афганистан импортирует 73 процента электроэнергии. Из них 57 процентов поставляет Узбекистан, 22 процента — Иран, 17 процентов — и четыре процента — Таджикистан.

Когда в 2009 году была введена в эксплуатацию линия электропередачи напряжением 500 кВ из Узбекистана в Кабул, АБР отметил, что это был первый случай «стабильной подачи электроэнергии» в столицу Афганистана.

Строительство линии электропередачи Гузар — Сурхон, которую Узбекистан создал для подачи электроэнергии в Афганистан, обошлось примерно в 93 миллиона долларов.

Часть этих затрат была покрыта за счет займов у Исламского банка развития. Узбекская теперь крайне важна для Афганистана.

В 2018 году началось строительство 260-километрового участка линии электропередачи 500 кВ от Сурхона в Узбекистане до Пули-Хумри к северу от Кабула.

При сметной стоимости около 150 миллионов долларов Узбекистан должен был выплатить 32 миллиона долларов, в то время как афганская сторона профинансировала оставшуюся часть за счет кредита АБР в размере 110 миллионов долларов.

После завершения строительства ЛЭП от Сурхона до Пули-Хумри экспорт узбекской электроэнергии в Афганистан увеличится примерно на 70 процентов. Насколько близок проект к завершению, неясно.

Существуют различные оценки того, сколько Афганистан платит за импорт электроэнергии. Но, похоже, это около 300 миллионов долларов в год, причем более половины выплат идет в Узбекистан.

В августе 2020 года Узбекистан и Афганистан подписали новый 10-летний договор на поставку электроэнергии.

Как правительство под руководством «Талибана» будет расплачиваться за всё это — большой вопрос.

Неудивительно, что на сентябрьской встрече ШОС в Душанбе президент Мирзиёев призвал к размораживанию активов афганского центрального банка в иностранных банках.

Разрыв связей Узбекистана с силами «Талибана» и прекращение или резкое сокращение торговли с Афганистаном стали бы огромной потерей времени и денег, вложенных за последние 20 лет — средств, предназначенных для улучшения связи не только между Узбекистаном и Афганистаном, но и для более широкой торговой сети для азиатских стран.

Мало того что Узбекистан понесет собственные финансовые потери из-за приостановки экспорта электроэнергии в Афганистан, другие страны также потерпят убытки из-за того, что не смогут торговать с Афганистаном через узбекскую территорию.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться