Бокс, коррупция и Казахстан: деньги решают все?

Автор -
364

Почему результаты боксеров, которые обычно вносили наибольший вклад в олимпийскую медальную копилку Казахстана, на недавних Играх в Токио оказались значительно хуже, чем на предыдущих? Почему любительский бокс растерял свою былую популярность в мире и оказался под угрозой исключения из программы Олимпиад? Обнародованные в конце сентября итоги расследования, проведенного группой Ричарда Макларена, не содержат прямых ответов на эти вопросы, но дают немало пищи для размышлений и догадок на сей счет, пишет qmonitor.kz.

Как добывались медали…

Уже более трех лет Международная федерация любительского бокса (AIBA) находится в «игноре» у МОК. Последний сам провел и квалификационные соревнования к Играм в Токио, и непосредственно олимпийский турнир в этом виде спорта. Очень туманными остаются перспективы бокса с точки зрения включения в программу ОИ-2024 в Париже. И, чтобы продемонстрировать руководству МОК готовность к реформам, к борьбе с «внутренней коррупцией», новый менеджмент AIBA (в декабре прошлого года ее президентом был избран россиянин Урал Кремлев) весной с.г. инициировал независимое внешнее расследование фактов, скажем так, ангажированного судейства на главных международных соревнованиях, и, в частности, на ОИ-2016.

Провести его доверили Ричарду Макларену, и этот выбор не был случайным. Канадский юрист стал всемирно известным после того, как возглавляемая им комиссия пять лет назад «накопала» столько всего в отношении системы использования допинга в РФ, что российский спорт оказался под жесткими санкциями со стороны Международного олимпийского комитета и до сих пор не может из-под них выйти. Похоже, в AIBA решили, что выбор жесткого Макларена на роль главного «расследователя» убедит МОК в серьезности намерений покончить с судейским беспределом в боксе.

В последний день сентября возглавляемая канадским юристом компания McLaren Global Sport Solutions Inc. (MGSS) обнародовала 150-страничный доклад по итогам проведенного ею расследования. В нем утверждается, что в период, когда во главе AIBA стоял Чинг-Куо Ву (он президентствовал с 2007-го по 2018-й), там процветали «фаворитизм», практика назначения «нужных» судей на те или иные бои, давление на рефери со стороны функционеров AIBA, их подкуп представителями национальных федераций и т.д. Да, применительно ко многим случаям «железных» доказательств не приводится, в тексте доклада часто встречаются фразы вроде «кто-то сказал», «от кого-то услышал», но в целом вырисовывается весьма мрачная картина.

Впрочем, было бы наивно полагать, что весь этот негатив начался при Ву – он существовал и прежде. Достаточно вспомнить интервью, которое дал в 2010-м такой авторитетный в нашем боксе человек, как Юрий Цхай, на тот момент вице-президент Казахстанской федерации этого вида спорта. Журналист говорит ему: мол, президент Ву объявил войну коррупции (чуть раньше глава AIBA сделал такое заявление), на что Цхай отвечает: «Знаете, у нас был период, когда тренеры, спортсмены, чиновники бегали перед Олимпийскими играми, искали на судей. И когда я все это видел, мне становилось больно». То есть Цхай фактически признал, что еще до прихода Ву представители Казахстана «работали» с судьями. Правда, чуть позже он подкорректировал свое высказывание: «Из того интервью многие сделали вывод, что якобы все наши олимпийские победы были куплены. Это не так. Я хотел бы сказать, что если и были чемоданы денег, то к нашим олимпийским чемпионам это не имеет отношения». Но, как известно, первое слово дороже второго. И потом, на что тогда предназначались «чемоданы денег», собранные в результате «беготни перед Олимпийскими играми»?

А судьи кто?

Под «фаворитизмом» в данном случае понимается предоставление режима наибольшего благоприятствования спортсменам отдельных стран. Разумеется, такое отношение было продиктовано вовсе не особой симпатией к ним. Дело в другом: страны, оказывавшие финансовую и иную поддержку AIBA, которая всегда в ней очень нуждалась (особенно в деньгах), могли рассчитывать на ответные жесты, включая «преференции» в виде благосклонности судей, а значит, и увеличения шансов на завоевание медалей. Причем, как утверждает MGSS, это происходило с ведома, а нередко и по поручению самого Чинг-Куо Ву. Была установка: «Если страна вложила в AIBA большие деньги, если боксер представляют страну-организатора (например, чемпионата мира – прим. авт.), и бой будет плотным, то нужно поддержать такие страны».

Вот фрагмент из доклада (в переводе с английского): «Существовала практика «одолжений», и особенно это было распространено среди постсоветских стран. В 2010 году Азербайджан предоставил AIBA инвестиционный кредит в размере 10 миллионов долларов США. Подобное произошло впервые в истории. За этим последовал заем в размере 10 миллионов долларов от Казахстана». После этого рефери должны были держать поединки азербайджанских и казахстанских боксеров под особым вниманием. Действительно, зачем работать с отдельными судьями, рисковать, если можно просто задобрить руководство AIBA?

Другой вариант добиться расположения международной федерации – провести, например, чемпионат мира, взяв на себя значительные расходы по его организации. И именно в Азербайджане и Казахстане прошли два следовавших друг за другом мировых первенства – 2011-го и 2013-го. На первом из них Азербайджана попала в топ-3 медального зачета, тогда как на предыдущем ЧМ не смогла завоевать ни одной награды. Команда Казахстана на том ЧМ-2011 заняла лишь 7-е место, оставшись без «золота», зато спустя два года на домашнем чемпионате мира в наши боксеры добились невиданного ни до, ни после успеха – 8 медалей (из 11 возможных), в том числе 4 золотые. Им, как и ранее азербайджанцам, организовали «льготную» жеребьевку, а затем обеспечили необходимую судейскую поддержку на протяжении всего турнира (об этом можно прочитать в статье «Дело хозяйское», опубликованной тогда же, в 2013-м). а как иначе, если ожидался приезд на финальные бои самого главы государства, который должен был стать свидетелем «триумфа» казахстанского бокса? И он приехал, увидел, а затем поздравил с «большим успехом»…

В докладе группы Макларена содержится упоминание о чемпионате мира, проходившем в Казахстане. Но, скорее всего, речь идет не о мужском первенстве 2013-го, а о женском 2016-го (в Астане), на котором наши девушки завоевали сразу четыре золотые медали из десяти возможных (40%) и заняли первое общекомандное место. Для сравнения: на восьми других чемпионатах мира, состоявшихся в период с 2005-го по 2019-й, они получили лишь одну награду высшей пробы из 89 разыгранных (1,1%). Выводы делайте сами.

Так вот, выполнявший на чемпионате мира в Астане функции наблюдателя американец Рэй Сильвас рассказал сотрудникам MGSS, что слышал разговор двух функционеров о каких-то манипуляциях, с тем, чтобы помочь некой стране. Кроме того, по его словам, составы судейских бригад ежедневно тасовались с такой частотой, что за перестановками трудно было уследить. А когда он спросил, с чем это связано, на него посмотрели c недоумением: дескать, что тут непонятного? Эти изменения, как заявил Рэй Сильвас, осуществлялись по приказу Карима Бузиди, исполнительного директора AIBA. Вообще, именно этого функционера из Алжира называют главным, кто дергал за все ниточки.

Также в докладе подробно расписано, как осуществлялось назначение «нужных» судей на бои во время Олимпиады-2016, приводятся примеры, когда сами арбитры вымогали деньги. Упоминается в том числе один казахстанский рефери, которого тренеры сборной Монголии обвиняют в том, что он требовал у них за обеспечение нужного результата 250 тысяч долларов. В докладе названы 11 самых подозрительных с точки зрения судейства боях на той Олимпиаде, среди которых фигурируют два с участием казахстанцев: один – выигранный (Дарига Шакимова), один – проигранный (Василий Левит).

Поставили на место…

Названные выше обстоятельства ставят под сомнение результы боксеров на Олимпийских играх и мировых первенствах, состоявшихся в течение первых двух десятилетий 21-го века. И к сборным Казахстана – мужской и женской – такой вывод тоже применим. Речь не идет о том, что все наши призеры ОИ и ЧМ стали таковыми незаслуженно, но, тем не менее, определенные подозрения относительно истинной ценности этих наград возникают. Особенно при сопоставлении с итогами последнего олимпийского цикла.

Еще раз отмечу: AIBA с ее «левыми схемами» была отстранена от проведения и отборочных соревнований, и боксерского турнира на самой Олимпиаде, а значит, принцип «фаворитизма» уже не работал, и все участники оказались в равных условиях с точки зрения судейства. Да, на Играх в Токио рефери ошибались, но это были именно ошибки, а не подсуживание или засуживание. И в такой ситуации мужская команда Казахстана показала абсолютно худший результат за всю историю участия в Олимпийских играх, а женская вообще завоевала лишь одну лицензию из пяти возможных.

Или возьмите Узбекистан, который в докладе группы Макларена тоже назван страной, имеющей как сильные боксерские традиции, так и деньги (подразумеваются для «работы» с судьями). Тем более что курировавший там этот вид спорта небезызвестный олигарх Гафур Рахимов с начала «нулевых» годов занимал пост вице-президента AIBA (а после отставки Чинг-Куо Ву возглавил ее), руководил Азиатской федерацией бокса. На ОИ-2016 узбекские бойцы-мужчины завоевали семь медалей, на ЧМ-2017 – шесть, на ЧМ-2019 – пять, в том числе три золотые. А в Токио лишь один из них добрался до пьедестала. Причем тот, кто и безо всякой помощи судей способен победить любого соперника, поскольку является на данный момент сильнейшим в мире супертяжем. А медальный зачет ОИ-2020 уверенно и заслуженно выиграла Кубы, которую трудно обвинить в закулисных играх и которая всегда полагается исключительно на мастерство своих боксеров.

Иными словами, и казахов, и узбеков, и азербайджанцев (единственную медаль Азербайджану принес натурализованный кубинец) поставили на то место, на котором эти три сборные и должны находиться. А значит, надо говорить не столько о провале в последнем олимпийском цикле, сколько о том, что на предыдущих летних Играх мы завоевывали больше медалей, чем заслуживали на самом деле. Наверное, не все согласятся с такой оценкой, кое-кто может назвать другие причины недобора призовых мест по сравнению с тем, что было раньше, но всё же, думается, решающим фактором стала именно та система, которая процветала в AIBA на протяжении многих лет и которая оказалась «вне игры» на Олимпиаде-2020.

Причем эта система нанесла серьезный и, возможно, невосполнимый урон всему любительскому боксу. Ведь если международная федерация тащит к медалям представителей одних стран за счет других, то эти другие начинают задумываться: а есть ли смысл культивировать и развивать у себя этот вид спорта? Как следствие, география участников мужских чемпионатов мира за последнее десятилетие резко сузилась: если на ЧМ 2011-го и 2013-го приехали представители соответственно 127 и 116 стран, то на ЧМ-2017 – 87, на ЧМ-2019 – 66. Для сравнения: в том же 2019-м чемпионат мира по борьбе собрал спортсменов из 95 стран, по дзюдо – из 143-х. по таэквондо – из 148.

Словом, AIBA и те, кто согласился играть по ее правилам, несут главную ответственность за падение популярности этого вида единоборств в мире…



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться