Как Казахстан стал криптодержавой, но теперь решил ограничить майнеров

Президент Ассоциации блокчейн рассказал Forbes.kz, как серые подрывают энергобезопасность страны.

Осенью 2021 года занял второе вместое в мире по добыче криптовалюты. После того как признал майнинг нежелательной деятельностью, Казахстан увеличил свою долю в мировом хешрейте до 18%. Кроме того, ранее в Международном финансовом центре «Астана» были зарегистрированы криптобиржи, и даже появилась возможность приобрести за криптовалюту.

Государство, видя такую тенденцию, объявило о введении с января 2022 года дополнительного тарифа для майнеров на электроэнергию — 1 тенге за каждый киловатт израсходованной энергии. Появились опасения, что перерасход электроэнергии приведет к увеличению выбросов вредных веществ в атмосферу. А в начале октября появился приказа Министерства энергетики «О некоторых вопросах электроустановок потребителей, осуществляющих деятельность по цифровому майнингу».

В приказе предполагается ограничить потребляемую мощность одной майнинговой фермы до 1 мегаватта. При этом суммарная мощность для майнинговых установок по стране не должна превышать 100 мегаватт.

Как относятся к проекту нормативного акта сами и есть ли выход из сложившейся ситуации, для Forbes.kz объяснил президент Ассоциации блокчейн и индустрии дата-центров в Казахстане Алан Дорджиев.

F: Алан, сто мегаватт для майнинга — это много или мало? Особенно если учитывать, что только китайская компания The9 намеревалась к 2022 году построить две майнинговые фермы в Казахстане мощностью 100 и 200 МВт.

— Для новых дополнительных мощностей, без учёта существующих, этого будет достаточно, чтобы не усугубить ситуацию с дефицитом электроэнергии. Хотя непонятно, почему именно 100 мегаватт, а не 135, например. Я думаю, что в этой версии приказа возможны изменения, потому что возникает много вопросов и каждый интерпретирует то, что там написано, по-разному.

F: Как вы относитесь к этой инициативе ограничить мощность майнинга?

— Любое ограничение — это не очень хорошо. Мы к этой инициативе не положительно относимся, но в то же время понимаем, почему она возникла.

F: Каковы, по-вашему, причины введения ограничений? С чем связан такой разворот: то зазывали майнеров и позиционировали как будущую криптодержаву, а теперь налагают запреты?

— Основная причина — это развитие серого майнинга, то есть майнинга в домашних условиях, на промышленных базах, на смежных предприятиях, которые занимаются другой основной деятельностью. Такой майнинг не зарегистрирован, не соответствует условиям KEGOC (оператор магистральных электрических сетей Казахстана — авт). Рост потребления со стороны серых майнеров сейчас настолько высокий, что вызывает дефицит электричества в определенные часы. И чтобы не допустить отключения электричества, было решено взять это под контроль.

Да, мы однозначно стали криптодержавой в плане майнинга, но вопрос теперь в другом — как отрегулировать отрасль так, чтобы остались только белые майнеры, и как отключить серых.

F: В августовском интервью Forbes.kz вы говорили, что в открытом доступе нет точных расчетов дефицита или профицита электроэнергии в стране. Появилась ли с тех пор новая информация о нынешних и прогнозных объемах генерации?

— Нет, прозрачных цифр нет. Значения существенно разнятся, нет разбивки по регионам. Наверное, точные данные есть у KEGOC, но у нас их нет.

F: По мнению партнера KPMG Рашида Гайсина, «учитывая постоянно растущие объемы электроэнергии для добычи криптовалют и сильную зависимость от угольных электростанций при генерировании электричества, может поставить под риск реализацию взятых в рамках Парижского соглашения обязательств по сокращению выбросов парниковых газов на 15% к 2030 году». Есть ли решение для этой проблемы — увеличение генерации и одновременное уменьшение выбросов?

— Я считаю, что это голословное заявление. Если не майнинг, то будут другие потребители электричества, и сложно связывать криптовалюты напрямую с углем, утверждать, что именно майнинг помешает достижению нужных результатов. Существуют нормативы, по которым должна производиться генерация. Решение проблемы сокращения выбросов, я считаю — инвестиции в более чистую энергетику.

F: Ветровую или солнечную?

— Мое мнение — давно нужно было построить атомную электростанцию и наслаждаться достаточно чистой электроэнергией. Франция на ней работает, Корея, другие развитые страны, новые блоки введены в Объединенных Арабских Эмиратах. И у нас единственный путь — строить атомную электростанцию.

Нужно четко понимать, что ветер и солнце — это малая энергетика. А в условиях равнинного Казахстана гидростанции тоже не могут обеспечить выработку необходимого объема электричества, если, скажем, будет нехватка воды из-за аномально малых осадков. Единственным безуглеродным решением может быть только атомная станция. Главное, чтобы не было сопротивления этому решению, потому что АЭС — это большой шаг вперед в плане технологического развития страны и развития энергетического потенциала.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться