Туркменские государственные заводы экспортируют продукцию через непрозрачные компании, связанные с племянниками президента

Автор -

У одной нет сайта, а в другую не удалось дозвониться, однако именно эти зарубежные фирмы торгуют продукцией ведущих предприятий нефтяной и химической отраслей Туркменистана.

Руслан МятиевБайрам Шихмурадов и Мэттью Купфер. Совместное расследование Turkmen.News, Gundogar.org и OCCRP на основе документов «Архива Пандоры»

В сентябре 2018 года в Туркменистане отметили важное индустриальное достижение страны – запуск нового государственного завода по производству карбамида в городе Гарабогаз на побережье Каспийского моря. СМИ писали, что на торжественное открытие приехали даже зарубежные дипломаты из Ашхабада.

Завод «Гарабогазкарбамид», на строительство которого Японский банк международного сотрудничества (JBIC) выдал кредит в 1,16 миллиарда долларов, значительно увеличил возможности Туркменистана в производстве минерального удобрения карбамида – одного из ключевых экспортных продуктов страны.

Новое OCCRP и партнеров, Turkmen.News и Gundogar.org, раскрывает, что среди главных экспортеров производимого на заводе карбамида была сомнительная шотландская компания, у которой нет даже сайта.

Более того, хотя акционеры и конечные бенефициары фирмы несколько раз менялись, на самом деле предприятие тайно контролировал Хаджимурат Реджепов, племянник президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова.

 основывается на «Архиве Пандоры» – утечке миллионов документов офшорных провайдеров корпоративных услуг, которыми Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) поделился с партнерами.

Хаджимурат – не единственный из Реджеповых в документах утечки. По всей видимости, его младший брат Шамурат пользовался похожей схемой и играл аналогичную роль в британской компании, называющей себя ведущим экспортером нефтепродуктов крупного туркменского нефтеперерабатывающего завода (НПЗ).

 

Хаджимурат Реджепов (слева) фотографируется со своим братом Шамуратом. Фото: Хаджимурат Реджепов/Instagram

Утекшие документы содержат интересную информацию о бенефициарах компаний: их акционерами были офшорные «номиналы», которых использовали для сокрытия реальных владельцев. С тех пор, как Великобритания стала требовать раскрывать информацию о «лицах со значительным контролем» в предприятии, в декларациях появились несколько малоизвестных граждан Туркменистана. Те из них, с кем журналистам OCCRP удалось связаться, отказались дать комментарий.

По сути этот юридический термин обозначает «конечного бенефициарного владельца» – физическое или юридическое лицо, на самом деле получающее выгоду от деятельности компании, независимо от того, кому принадлежат ее акции.

По всей видимости, дела у Реджеповых идут хорошо. Братья купили 16 квартир в Дубае – городе-государстве, который стал центром отмывания денег благодаря политике невмешательства властей. Богатые и влиятельные люди со всего мира чувствуют себя здесь свободно.

Связи с элитой позволяют братьям Реджеповым жить совсем другой жизнью, нежели большинство граждан Туркменистана, который правозащитники называют одной из самых авторитарных стран мира. Президент Бердымухамедов контролирует почти все аспекты политической жизни и экономики – вплоть до утверждения дизайна банковских карт и медалей для выставок собак.

Туркменистан не публикует в открытом доступе государственные документы, а о свободе прессы тут и не слышали. В связи с этим независимым журналистам и гражданскому обществу крайне трудно выяснить, что происходит в стране.

Хаджимурат и Шамурат Реджеповы, а также представители администрации президента Бердымухамедова, не ответили на запросы о комментарии.

Расположенный в Гарабогазе завод по производству карбамида, построенный на кредит японского банка, принадлежит госконцерну «Туркменхимия». Фото: «Туркменхимия»

Импорт и экспорт

Новый государственный завод по производству карбамида сделал Туркменистан ведущим экспортером удобрений в регионе: согласно документам из базы данных ООН Comtrade за 2019 и 2020 годы, страна экспортировала свыше 1,6 миллиона тонн карбамида.

В открытом доступе нет торговых данных, раскрывающих, насколько важную роль в этом сыграла шотландская компания Caran Holdings. Однако различные источники свидетельствуют о том, что ей достался большой кусок пирога.

В 2018 году человек, назвавшийся представителем Caran на новом заводе, дал интервью правительственной газете «Туркменистан». Он сказал, что компания подписала соглашение об экспорте 1,2 миллиона тонн произведенного на предприятии карбамида через грузинские и российские порты.

Он также сообщил, что компания договорилась с государственной фирмой о покупке 200 тысяч тонн вещества, которые планировали продать Китаю, Индии, Египту и нескольким африканским странам.

Если это правда, то компания – единственный экспортер удобрения из Туркменистана. (Тем не менее информация в Comtrade может быть неполной.)

Несколько независимых источников также называют фирму крупным игроком на рынке.

Агентство Argus Media, предоставляющее информацию о ценах на энергоресурсы и другие товары, основываясь на данных правительства Туркменистана, назвало Caran «крупнейшим поставщиком туркменского карбамида по речным путям в текущем году».

В распоряжение журналистов также попали документы, содержащие статистику продаж Caran. В 2020 году фирма продала 213 тысяч тонн карбамида российской торговой компании, которая передала товар покупателям из США.

Источник в индустрии также сообщил, что компания регулярно экспортирует десятки тысяч тонн удобрения. Он согласился поговорить с журналистами на условиях анонимности и предоставил в подтверждение своих слов несколько десятков счетов-фактур.

Президентский указ

Помимо вывоза Caran также поставляла удобрения в Туркменистан и как минимум в одном случае сделала это по указу президента.

В декабре 2018 года Бердымухамедов подписал указ, согласно которому госконцерн «Туркменхимия» должен был импортировать почти 20 тысяч тонн аммофоса – высококонцентрированного удобрения – для последующей продажи местным сельхозпроизводителям по субсидированным ценам. на поставку аммофоса на сумму 11,4 миллиона долларов получила фирма Caran Holdings LP.

Шотландские тайны

Племянник президента Хаджимурат Реджепов – единственная заметная персона в документах Caran. Он числился владельцем компании с января по ноябрь 2020 года.

Этот факт объяснить сложно: если его причастность к компании хотели скрыть, то это, скорее всего, была ошибка. Журналисты выяснили, что все остальные действия за время существования компании были направлены на то, чтобы избежать его разоблачения.

Кроме этих девяти месяцев, на бумаге владельцами компании всегда были наемные юристы или офшорные фирмы – это типичный способ скрыть истинных владельцев предприятия.

Несмотря на то что с 2017 года Великобритания требует от компаний, подобных Caran, представлять информацию о «лицах со значительным контролем» (таким способом в стране выявляют реальных бенефициаров), Реджепова в документах фирмы не указывали.

Caran оформлена как «шотландское партнерство с ограниченной ответственностью» (SLP – Scottish Limited Partnerships). Компании такого типа обладают возможностями, которые делают их популярным инструментом для инвестиций. Однако SLP критикуют за то, что их часто используют в мошеннических корпоративных структурах.

Однако есть и другие доказательства того, что он играл важную роль в Caran. Прежде всего, два работавших с Реджеповым источника, попросившие не раскрывать их имена из соображений безопасности, сказали, что именно он на самом деле контролировал фирму.

Подтверждают это и документы из «Архива Пандоры». Его имя значится в двух датируемых разными годами доверенностях на управление компанией: один документ – черновик, а второй подписан и заверен печатью. Первый подготовили в декабре 2018 года, через несколько месяцев после открытия завода.

Выданная в 2019 году доверенность предоставляла Реджепову право «производить платежи, контролировать, изменять и исполнять любые деловые контракты и вопросы… связанные с деятельностью и делами компании».

Журналисты также выяснили, что еще два человека, которые в документах Caran значатся «лицами со значительным контролем», работали на Реджепова.

Среди них был Керимберды Ялкабов, получивший, как и Реджепов, «доверенность» на управление фирмой. Журналисты узнали телефон Ялкабова и проверили его через GetContact – приложение, отображающее, как владелец номера записан в адресных книгах других людей. Его несколько раз называли «сотрудником» или «ассистентом» Хаджи (прозвище Хаджимурата), а также представителем Caran Holdings.

Вторым человеком была Гульнар Чарыярова, которая в транспортной накладной значится главным бухгалтером компании «Ак Хазына». Из документов следует, что эта туркменская фирма была представителем Caran в стране. Именно она закупала карбамид на государственной товарно-сырьевой бирже Туркменистана, а затем передавала его Caran для последующего экспорта. Туркменистан не выкладывает в открытый корпоративные данные, однако в попавших в распоряжение журналистов документах Реджепов значится директором предприятия.

Ни Ялкабов, ни Чарыярова не захотели говорить с журналистами. Гульнар Чарыярова, выслушав причину звонка, сказала поникшим голосом, что журналист не туда попал, хотя этот мобильного телефона принадлежал ей.

 

В 2019 году в издании «Бизнес Туркменистан» опубликовали фото с выставки «Нефть и газ Туркменистана – 2019». На снимке стенда «Ак Хазына» также виден логотип Caran. Гульнар Чарыярова находится в центре.

Наконец, с 2019 года Реджепов значится единоличным акционером, а с 2020 года – директором Caran Holdings Limited, одноименной гонконгской компании.

Это подтверждают данные из местного корпоративного реестра. Журналисты не смогли выяснить, ведет ли эта фирма какую-либо коммерческую деятельность.

Caran из Гонконга

История гонконгской Caran вновь подтверждает причастность Реджепова к основному предприятию.
Компанию Caran Holdings Limited открыл в Гонконге в декабре 2017 года канадский бизнесмен Ахмад Вахид Ягуби.

В телефонном разговоре с журналистами OCCRP он рассказал, что основал компанию для себя и назвал ее в честь шотландской Caran Holdings, которую считал примером успешного трейдинга на Государственной товарно-сырьевой бирже Туркменистана.

Бизнесмен сообщил, что понятия не имел, кому принадлежала компания Caran в Шотландии, добавив, что предложил людям Реджепова свою фирму, когда они узнали о ней. Реджепов купил у Ягуби фирму, заплатив за нее сумму регистрационного сбора, составившую порядка 1500 долларов (перевод средств подтверждают документы гонконгской компании за 2019 год).

По словам Ягуби, он провел через предприятие лишь одну трансакцию. «Я больше не имею к нему никакого отношения», – заверил он.

Нефть и газ

Подконтрольная Хаджимурату Caran закупала и продавала удобрения, а его младший брат Шамурат, по всей видимости, был связан с компанией Delanore, торгующей продукцией туркменского химпрома и нефтепродуктами производства госпредприятий нефтегазового сектора Туркменистана.

Хотя на сайте компании говорится, что она – «ведущий экспортер/импортер нефтепродуктов на Ближнем Востоке и в странах СНГ», создавали ее в строгом секрете.

Компанию основал в Великобритании в 2015 году гражданин Сейшельских Островов, а ее последующие владельцы были явными «номиналами».

В общедоступных документах имя Шамурата Реджепова в связи с этой компанией никогда не упоминалось. Как и в случае Caran, даже во внутренних файлах Delanore, попавших в распоряжение журналистов, бенефициарными владельцами значились непубличные граждане Туркменистана, о деятельности которых ничего не известно.

Однако в «Архиве Пандоры» была подписанная и заверенная печатью доверенность, которую компания выдала Шамурату Реджепову в феврале 2020 года – такой же документ его брат получил от Caran.

Неизвестно, зачем Шамурату был нужен этот документ, действовавший всего восемь месяцев. Однако в конце этого срока у Delanore, по всей видимости, начался новый этап: владелицей и директором фирмы стала гражданка Турции Асие Джерен Чап.

Ее появление ознаменовало расширение компании: в том году в Турции открыли еще одну Delanore, которая также принадлежала Чап. На новом сайте Delanore Group говорится, что компания поставляет продукты питания, нефтепродукты и другие товары. Там также указаны аффилированные одноименные фирмы в ОАЭ, Туркменистане и Великобритании.

Сама Чап известной фигурой в бизнесе не считается, однако, выйдя замуж, она попала в семью Мухаммета Чапа – турецкого бизнесмена, чья строительная компания в 2000-х выполняла в Туркменистане госконтракты.

Сложный бизнес

Мухаммет Чап начинал свой бизнес, выполняя в Туркменистане строительные госконтракты при первом президенте страны Сапармурате Ниязове. Туркменский лидер умер в 2006 году, однако принадлежащая Чапу компания Sehil Inşaat Endustri ve Ticaret Ltd продолжила получать многомиллионные контракты и при Бердымухамедове. В 2010 году бизнесмену пришлось покинуть страну – как он сам заявил перед арбитражем Международного Центра по урегулированию инвестиционных споров, из-за преследования со стороны правительственных чиновников и правоохранителей.

Согласно материалам арбитражного разбирательства по иску, предъявленному Мухамметом Чапом правительству Туркменистана, бизнесмен и его дети столкнулись с давлением и преследованием. Им якобы угрожали запретом на выезд из страны.

Неизвестно, был ли Шамурат Реджепов причастен к новой, более масштабной структуре Delanore. Ни он, ни Асие Джерен Чап не стали говорить с журналистами. Еще одна женщина из Туркменистана, которая числится в документах акционером британской Delanore, а также ее сын, имеющий статус «лица со значительным контролем», отказалась дать комментарий. С британским и дубайским офисами Delanore связаться не удалось.

Тем не менее масштаб деятельности компании в Туркменистане (на сайте говорится, что она импортирует и экспортирует из страны множество товаров) предполагает, что ей в Ашхабаде помогает некто со связями и влиянием.

Несколько зацепок ведут к Шамурату Реджепову.

Журналисты позвонили в офис Delanore в Ашхабаде. Человек, снявший трубку, сказал, что это фирма «Ак Ровач», которая представляет Delanore в Туркменистане. По его словам, по вопросам покупки нефтепродуктов надо связывать с его «шефом», Довраном Ниязовым.

«Архив Пандоры» раскрывает, что у Ниязова была доверенность на управление британской Delanore, действовавшая примерно в то же время, что и у Реджепова. Более того, журналисты проверили его через GetContact и обнаружили несколько доказательств его причастности к Delanore, Шамурату Реджепову и нефтяному бизнесу.

В адресных книгах он записан как «Довран Шамурат», «Давран Delarone» (имеется в виду Delanore), «Довран Ниязов Туркменбашинский комплекс нефтеперерабатывающих заводов» и «Довран Брокер Ак Хазына» (компания, связанная со старшим братом Шамурата).

Довран Ниязов отказался говорить с журналистами. Выслушав вопрос, он сказал, что ничего не понимает, и бросил трубку.

Несмотря на то что в Туркменистане дела у семьи Чап складывались непросто, Реджепов общается с одним из ее членов: на фото в инстаграме мы видим его на частной яхте в Турции с Уккаше Чапом – одним из сыновей Мухаммета Чапа.

Шамурат Реджепов (в центре) и Уккаше Чап (справа) отдыхают на частной яхте.  Фото: Ибабекир Бекдурдыев ("Гуга") / Instagram

Племянники в Дубае

Неизвестно, сколько Хаджимурат и Шамурат Реджеповы заработали, экспортируя из Туркменистана карбамид и нефтепродукты. Тем не менее об их состоянии можно судить по недвижимости в ОАЭ.

Согласно утечке данных из реестра владельцев недвижимости в Дубае, предоставленных OCCRP исследовательской организацией C4ADS, у Хаджимурата Реджепова здесь девять квартир в пяти жилых комплексах: Sparkle Tower 2, Damac Heights, Sadaf 4, TFG Marina, где находится Wyndham Hotel, и Matrix Tower.

Все, кроме Matrix Tower, расположены в престижном районе Дубай Марина, неподалеку от знаменитого искусственного архипелага Пальма Джумейра. Шамурату принадлежат семь квартир в Sparkle, Damac Heights и TFG Marina Hotel.

 

В утекших файлах не указаны даты покупки, однако судя по тому, когда информацию внесли в базу данных, квартиры приобрели после 2018 года – примерно в то время, когда Caran и Delanore развернули активную деятельность.

Сравнив 16 квартир Реджеповых с аналогичными апартаментами в этих комплексах, которые сейчас выставлены на продажу, журналисты оценили недвижимость братьев примерно в 5,5 миллиона долларов.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться