«Неработающий инструмент» в «подарок». Зачем Назарбаев отдает Токаеву руководство «Нур Отаном»

Автор -

После закрытого от журналистов заседания политсовета «Нур Отана» 23 ноября бывшего президента сообщил, что Нурсултан Назарбаев «принял решение» передать пост председателя партии власти своему ставленнику Касым-Жомарту Токаеву, действующему президенту Казахстана. Что стоит за этим шагом и что от него следует ожидать? Азаттык (казахская редакция Радио Свобода) поговорил с казахстанским политологом Досымом Сатпаевым.

Решение Назарбаева названо его пресс-секретарем логическим продолжением «транзита власти». Под этим словосочетанием в Казахстане, как правило, подразумевают своеобразный сценарий — сложение Назарбаевым президентских полномочий в 2019 году и передачу им должности главы государства Токаеву, тогда спикеру сената парламента. Бывший президент, несмотря на отставку, сохраняет в своих руках большую власть: он руководит влиятельным Советом безопасности, с которым действующему президенту необходимо согласовывать назначения на ключевые посты, пользуется титулом «елбасы» («лидер нации»), гарантирующим ему от любого преследования и неприкосновенность активов.

Как на решение Назарбаева отреагировал Касым-Жомарт Токаев, остается неизвестным. Токаев, судя по сообщению на сайте первого президента, присутствовал на партийном заседании, проходившем «в режиме видеоконференцсвязи», но на сайте Акорды и в Twitter’е Токаева информации об участии нет.

Пробывший на посту президента половину пятилетнего срока Токаев еще не сел в кресло председателя партии, которая доминирует в парламенте, местных представительных органах и в которой состоят многие чиновники и работники бюджетных организаций. Согласно внутрипартийной процедуре, избрать председателя должны на съезде, дата проведения которого официально еще не определена.

Что изменится и изменится ли что-либо в политической системе страны после ухода Назарбаева с поста первого руководителя партии, само название которой ассоциируется с именем бывшего авторитарного президента? Может ли Токаев усилить свои позиции при живом Назарбаеве? Что ждет Казахстан, который следует по написанному в Нур-Султане сценарию «транзита власти»? Азаттык задал эти и другие вопросы политологу Досыму Сатпаеву, директору «Группы оценки рисков».

ТОКАЕВ БОЛЬШЕ НЕ «ИГРОК НОМЕР 2»?

Азаттык: Назарбаев, как сообщили, решил передать пост председателя партии «Нур Отан» Токаеву, своему ставленнику. Назарбаева уточнил, что «в соответствии с уставом избрание и от должности председателя относится к исключительной компетенции съезда». Допустимы ли вообще сомнения, что съезд не одобрит?

Досым Сатпаев: В Казахстане партии ориентируются не на внутренние процедуры, а на те указания, которые спускаются «сверху», и это тем более касается партии «Нур Отан». Назарбаев, как председатель этой партии, имеет ключевое слово, его предложения, как показывает практика, — не какая-то рекомендация, а окончательное решение по вопросу.

Азаттык: Назарбаев и его окружение сказали, что решение укладывается в логику «транзита власти». Почему все-таки именно сейчас, по-вашему, а не раньше?

Досым Сатпаев: По логике вещей полномочия Назарбаев должен был отдать, например, до парламентских выборов. Почему он тогда этого не сделал? Думаю, по двум причинам. Во-первых, тогда Токаеву не хотели отдавать формирование партийных списков. В мажилис прошли очень многие из окружения бывшего президента и люди, которых лоббировал [первый заместитель председателя «Нур Отана» Бауыржан] Байбек. Во-вторых, Токаеву тогда не хотели отдать рычаг, который помог бы ему убрать премьер-министра Аскара Мамина. Это формально делается через парламент, нижняя палата голосует за кандидатуру премьер-министра или выражает недоверие правительству.

Почему это делается сейчас? Логика «транзита», с одной стороны, как бы есть: Назарбаев передал Токаеву полномочия председателя Ассамблеи народа Казахстана (28 апреля 2021 года. — Ред.), теперь передаёт руководство «Нур Отаном». С точки зрения административного ресурса это выглядит красиво — в том плане, что «Нур Отан» сейчас доминирует, министры, акимы, многие руководители бизнеса входят в партию «Нур Отан», она, по сути, государство в государстве. Решение, полагаю, связано с тем, что Токаева до сих пор не воспринимали слишком серьезно как партийная номенклатура, так и сам госаппарат. Его всегда считали игроком номер 2. К чему это привело? Саботировали решения Токаева на всех уровнях по многим направлениям. Он сам это признал в «послании народу», когда впервые упомянул тезис о том, что те, кто мешает, не хочет выполнять решения, должны уйти из правительства.

Токаеву решили дать дополнительный административный ресурс, чтобы госаппарат хотя бы начал работать, чтобы у президента были определенные формальные рычаги, чтобы он мог через «Нур Отан» ускорить процессы реализации тех или иных решений. Социально-экономическая ситуация в стране ухудшается с прошлого года. Цена на нефть уже высокая, но это никак не сказывается на экономическом развитии. В Казахстане, по прогнозам, рост ВВП в этом году будет ниже, чем в других странах Центральной Азии. Инфляция стремительно разгоняется, цены растут.

Азаттык: Вы верите, что после этого решения госаппарат начнет серьезно воспринимать Токаева и не будет саботировать?

Досым Сатпаев: С формальной точки зрения он обретает некий статус. Но на самом деле Токаеву передали «подарок» с не очень приятным сюрпризом. «Нур Отан» — это громоздкая, неэффективная структура. Это партия, которая никогда не показывала антикризисный менеджмент, у неё очень низкий уровень доверия и рейтинга в глазах большинства граждан Казахстана, это партия номенклатуры. Внутри партии свои течения, лагеря. Постоянно идет борьба за ресурсы, за власть. Во время кризисных ситуаций в Казахстане «Нур Отан» никогда не демонстрировал эффективность. Он не был посредником между властью и обществом, за что «Нур Отан» долгое время критиковали. Главной задачей передачи Токаеву руководства партией является повышение его легитимности в глазах номенклатуры, но не в глазах общественности. Это важный момент.

Токаев, когда получит контроль над «Нур Отаном», будет иметь дело с неработающим инструментом. Формально ему дают административный ресурс, дают партийную сеть, но она неработающая. При Назарбаеве-то эффективности не было. Что будет при Токаеве? Самый главный вопрос сейчас заключается не в том, какая судьба ждет Байбека (кадровые изменения, конечно, возможны), а в том, что Токаев будет делать с «Нур Отаном» — реформировать, пытаться менять, вносить какие-то изменения либо сохранит в нынешнем виде. Но опять же это будут абсолютно бесцельные телодвижения. У Токаева с этим ещё немало проблем возникнет.

РАССТАНОВКА СИЛ И ВОЗМОЖНЫЕ СЦЕНАРИИ ПОСЛЕ УХОДА СО СЦЕНЫ НАЗАРБАЕВА

Азаттык: Можно ли говорить, что будущая передача поста лидера «Нур Отана» как-нибудь изменит расстановку сил на властном олимпе?

Досым Сатпаев: Формально, да. Сейчас у Токаева полномочий больше, чем в 2019 году. Но не надо забывать, что Назарбаев никуда не уходит. Как сидел, так и сидит. Осенью 2019 года Токаев сам подписал указ, которым передал Назарбаеву широкий спектр полномочий по кадровым вопросам. Этот указ никто не отменял. Назарбаев ещё председательствует в Совете безопасности. Если он передаст эту должность Токаеву, то, скажем так, расширит его номенклатурные возможности. Но кадровый вопрос — до сих пор в руках у Назарбаева.

Азаттык: Токаев уже два с половиной года находится в кресле президента. Прошла половина президентского срока. Стал ли он самостоятельной фигурой или хотя бы пытается демонстрировать самостоятельность?

Досым Сатпаев: Он, конечно, пытается демонстрировать себя самостоятельной фигурой. Но это делается для того, чтобы он поднял свою репутацию в первую очередь в глазах общественности. Когда Токаев стал президентом, значительная часть граждан не считала его легитимным. Поэтому он активно занимался рекламой, политтехнологиями.

За эти два года скупили многих экспертов, блогеров, оптом и розницу, которые активно пиарят Токаева, его решения и политику. Информационное поле активно под себя подмяли.

Но в любом случае наличие Назарбаева как системного контроллера приводит к тому, что «красные флажки» никуда не делись, они есть. Единственным значимым кадровым изменением было снятие Дариги Назарбаевой с позиции спикера [сената парламента] (2 мая года. — Ред.). Но ведь снял не только Токаев, ему, думаю, помогли другие люди из окружения Назарбаева, которые, возможно, находились с Даригой Назарбаевой в конфронтации. Крупных кадровых решений еще не было принято Токаевым, если речь вести именно о ключевых, влиятельных фигурах. Олигархи остались те же самые, ближайшее окружение Назарбаева осталось. Возможно, какие-то изменения будут происходить, но за два года мы их не увидели.

Азаттык: Что ждет Казахстан, который идет по выбранному Назарбаевым сценарию «транзита»?

Досым Сатпаев: Я сомневаюсь, что Токаев бросит вызов Назарбаеву, пока Назарбаев в здравии. Я думаю, скорее всего, если Назарбаев уйдет с политической сцены во время президентства Токаева, то Токаев пойдёт по стопам Шавката Мирзиёева, будет как в Узбекистане. То есть, когда он попытается получить полную власть, уже не будет системного контроллера. Он будет пытаться начать менять систему под себя, не демократизировать ее, а пытаться подмять.

Второй, крайний вариант — украинский. Если вдруг кто-то из элиты бросит вызов после ухода Назарбаева, тогда будет серьезный внутриэлитный конфликт. И тогда будет вмешательство извне, в первую очередь России. Это негативный сценарий.

Подписывайтесь на KNEWS.KG в Google News и на наш канал в Яндекс.Дзен, следите за главными новостями Кыргызстана, Центральной Азии в telegram-канале KNEWS.KG.



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться