NYT: большинство вакцин не смогут защитить от «омикрона»

Автор -
261

Данные предварительных исследований все чаще указывают на то, что используемые в большинстве стран мира вакцины от COVID-19 почти никак не защищают от заражения чрезвычайно контагиозным штаммом «омикрон».

Тем не менее все вакцины обеспечивают существенную защиту от тяжелого течения болезни в случае инфицирования «омикроном», в чем заключается самая важная цель вакцинации. Однако только Pfizer и Moderna при условии ревакцинации продемонстрировали начальный успех в предотвращении этой инфекции. Но эти вакцины в большинстве стран мира недоступны, пишет The New York Times.

Другие препараты, включая те, что производят компании AstraZeneca, Johnson & Johnson, а также Китай и Россия, по данным предварительных исследований, практически не в силах остановить распространение «омикрона». А поскольку большинство стран используют в своих прививочных программах именно такие вакцины, это может оказать огромное влияние на ход пандемии.

Общемировой всплеск числа заражений в мире, где миллиарды людей до сих пор не привиты, не только угрожает здоровью незащищенных людей, но и увеличивает шансы на возникновение новых вариантов вируса. Несоответствие возможностей различных стран по борьбе с пандемией наверняка будет усиливаться. А новость об ограниченной эффективности вакцин против заражения «омикроном» может снизить спрос на вакцинацию во всем развивающемся мире, где многие люди уже сомневаются или заняты другими медицинскими проблемами.

Большая часть научных доказательств основана не на данных наблюдения за населением, а на лабораторных экспериментах, которые не могут в полной мере нарисовать объективную картину иммунного ответа организма. Но результаты все равно поражают.

В вакцинах Pfizer и Moderna используется новая технология на основе мРНК (матричная РНК), которая лучше защищает от инфицирования любым штаммом. Все прочие вакцины основаны на других методах провоцирования иммунного ответа.

Китайские вакцины Sinopharm и Sinovac, составляющие почти половину всех распространяемых в мире препаратов от COVID-19, не дают почти никакой защиты от заражения «омикроном». Подавляющее большинство китайского населения сделало эти прививки, и они также широко используются в странах с низкими и средними доходами, такими как Мексика и Бразилия.

Предварительные исследования эффективности, проведенные в Британии, показали, что вакцина «Оскфорд-АстраЗенека» (Oxford-AstraZeneca) спустя шесть месяцев после прививки уже не в силах остановить заражение «омикроном». 90% вакцинированных в Индии получили именно эту прививку под брендовым названием «Ковишилд» (Covishield). Ее также широко применяют в странах центральной Африки, где в рамках международной программы вакцин от COVID-19 «Ковакс» 44 страны получили 67 миллионов доз.

Ученые предсказывают, что российская вакцина «Спутник V», применяемая в Африке и Латинской Америке, также обеспечит лишь слабую защиту от «омикрона».

В Африке растет спрос на вакцину Johnson & Johnson, потому что она однокомпонентная, и поэтому в условиях нехватки ресурсов вакцинацию проводить проще. Но и она тоже обеспечивает ничтожно слабую защиту от заражения «омикроном».

Антитела — это первая линия обороны, которую создает вакцина. Однако прививка также стимулирует рост Т-клеток, а предварительные исследования показали, что такие Т-клетки не распознают штамм «омикрон», хотя это очень важно для предотвращения тяжелой формы заболевания.

«В первую очередь человек теряет защиту от бессимптомной инфекции в мягкой форме, но он гораздо лучше сохраняет защиту от острой формы болезни и от смерти», — сказал вирусолог Джон Мур (John Moore), работающий в медицинской колледже Уэйла Корнельского университета. «Лучом надежды» он назвал то обстоятельство, что штамм «омикрон» пока менее смертелен, чем вариант «дельта».

Однако такой защиты недостаточно, чтобы помешать «омикрону» вызвать хаос во всем мире, сказал директор Центра глобальной политики здравоохранения при Центре стратегических и международных исследований Дж. Моррисон (J. Stephen Morrison).

«Огромный размах инфекции пересилит системы здравоохранения, просто потому что численность группы риска будет слишком велика, — сказал он. — Если мы имеем всплеск инфекции во всем мире, шок, то как будет выглядеть этот мир? Война окончена, или война просто вступила в новую фазу? Мы пока об этом даже не задумывались».

У инфицированных болезнь может протекать бессимптомно или в слабой форме, но они способны заразить тех, кто еще не привит. Такие люди могут заболеть в тяжелой форме и стать источником возникновения новых штаммов.

Директор глобального альянса по вакцинам и иммунизации GAVI доктор Сет Беркли (Seth Berkley) заявляет, что нужно больше данных, прежде чем делать выводы об эффективности вакцин против «омикрона» и что ускорение вакцинации остается главной задачей в борьбе с пандемией.

Предварительные данные из Южной Африки показывают, что у переболевших COVID-19 людей гораздо больше шансов заразиться повторно «омикроном», чем изначальным вирусом и его предыдущими вариантами. Но некоторые медицинские специалисты считают, что страны, уже пережившие жестокие удары коронавируса, такие как Бразилия и Индия, могли получить буферную защиту от «омикрона». А вакцинация после инфекции дает высокий уровень антител.

«Сочетание вакцинация + заражение вирусом, по всей видимости, обеспечивает более мощную защиту, чем одна только вакцина», — сказал эпидемиолог Раманан Лаксминараян (Ramanan Laxminarayan). По его словам, в Индии привито всего 40% населения, но в некоторых ее районах число заразившихся вирусом превышает 90%.

«Несомненно, „омикрон» заполонит Индию, — заявил он. — Но есть основания надеяться, что Индия в определенной мере защищена благодаря вакцинации и заражениям».

У Китая нет такой буферной защиты в поддержку слабой вакцины. Благодаря активным усилиям китайских властей распространение вируса внутри страны удалось остановить, и число переболевших там относительно невелико. По имеющимся оценкам, в Ухане, где началась пандемия, инфицированных было всего семь процентов.

Многие страны Латинской Америки сделали ставку на китайские и российские вакцины, а также на прививку AstraZeneca. Профессор иммунологии Чилийского университета Марио Роземблатт (Mario Rosemblatt) рассказал, что свыше 90% чилийцев получили две дозы вакцины, однако в основном это была вакцина фирмы Sinovac под названием Coronavac. Высокий уровень вакцинации в сочетании с появившимися поначалу сообщениями о том, что «омикрон» не вызывает тяжелую форму болезни, создали в стране ложное ощущение безопасности.

«Надо, чтобы люди поняли: если штамм очень заразный, система здравоохранения будет работать с огромной нагрузкой, так как число заболевших будет выше», — сказал Роземблатт.

Бразилия рекомендует всем вакцинированным сделать третью прививку. Для ревакцинации она начала использовать вакцину Pfizer. Но на дополнительную прививку явились лишь 40%. Вирусолог из Федерального университета Рио-де-Жанейро доктор Амилькар Танури (Amilcar Tanuri) с осторожным оптимизмом рассказал о том, что из-за высокого уровня заражения предыдущими штаммами воздействие «омикрона» может оказаться слабее. Однако он отметил, что самые уязвимые бразильцы, которых прививали в первую очередь, получили Coronavac, а десятки миллионов человек были привиты вакциной AstraZeneca.

Моррисон назвал «серьезной проблемой» для стран с низкими и средними доходами то, что «омикрон» способен обходить обеспечиваемую вакциной защиту — ведь там пока делают только первые прививки, а о ревакцинации не идет даже речи.

«Мир разделился на две части, разве не так?— сказал он. — С одной стороны те, кто имеет беспрепятственный доступ к ревакцинации, а с другой — страны, у которых успехи весьма ограниченные, и в этот момент они подвергаются новому удару».

Первую дозу вакцины от COVID-19 получили всего 13% населения Африки.

Доктор Лаксминараян сказал, что индийское правительство, которому он время от времени дает рекомендации, думало о ревакцинации, однако в стране по-прежнему свирепствует штамм «дельта», а две дозы вакцины обеспечивают защиту от этого штамма. Таким образом, правительство встало перед сложным выбором: либо продолжать вакцинацию непривитых или привитых только частично, либо попытаться ревакцинировать пожилых и хронически больных людей, защитив их от «омикрона».

Новость о том, что вакцины не на основе мРНК слабо защищают от «омикрона», может еще больше уменьшить спрос на прививки в странах, где он и без того низок, сказал Моррисон.

«Это ставит под угрозу ценность вакцин, — заявил он. — Если страна отстала с прививками, она страдает, а это усиливает антивакцинные настроения и ослабляет доверие».

Старший исследователь Толберт Ньенсвах (Tolbert Nyenswah), работающий на факультете общественного здравоохранения Университета Джонса Хопкинса, сказал, что новая угроза для стран глобального юга, сделавших ставку на вакцины не на основе мРНК, это обвинительный приговор богатым государствам, которые не поделились этими технологиями и не помогли наладить производство в странах с низкими и средними доходами.

Как следствие, опасные штаммы будут и дальше возникать в районах с низким процентом вакцинации, продлевая пандемию, говорит доктор Ньенсвах, работавший заместителем министра здравоохранения Либерии в период самой страшной вспышки Эболы.

Доктор Беркли из GAVI заявил, что со стороны государств было бы серьезной ошибкой ослаблять кампании вакцинации и считать, что прививать людей стоит только вакцинами на основе мРНК.

«Мы можем столкнуться с ситуацией, когда те или иные страны скажут: „Если эти вакцины не нужны развитым странам, то и нам они тоже не нужны «, — сказал он. — Конечно, это ложное представление, если окажется, что такие вакцины защищают от тяжелых случаев заболевания и от смерти».



Поделиться