Туркменское здравоохранение: Нехватка медиков и лекарства за свой счет

Автор -

Медицина — только для тех, у кого есть и связи. Таким негласным девизом уже 30 лет руководствуется здравоохранение в Туркменистане, хотя госпропаганда старается поддерживать за рубежом республики, «сохранившей все лучшее из Советского Союза». Об этом сообщает turkmen.news.

«Сами медики часто жалуются на нехватку специалистов, — рассказывает источник. — Можно прийти в поликлинику в 7 часов утра и дождаться приема только к 13 часам. Иная картина только для людей, знакомых с главврачом. Тех в любой момент пропускают без очереди. А между «простыми смертными» у кабинета дело едва ли не доходит до драки. При этом снимаешь квартиру — и тебе помогает риэлтор с медицинским образованием. семь лет учился в Санкт-Петербурге, но по профессии не работает. Средняя зарплата медработника в нашем городе — 2,5 тысячи манатов. Конечно, это никого не привлекает».

Нехватка кадров чувствуется во всех медучреждениях, например, в лабораториях. Результаты анализов бывают готовы через неделю и более. Некоторые пациенты к тому времени уже выздоравливают. У других — критически упущено время для правильного лечения.

Что же касается тех счастливчиков, которых врачи осматривают и назначают лечение, то они оказываются на пороге аптеки со списком лекарств, общая стоимость которых может составлять 3 тысячи манатов (то есть больше зарплаты того же медработника). Если же речь идет о серьезных заболеваниях, которые в Туркменистане лечить не умеют, то необходимо располагать еще большими суммами для выезда за границу.

«Например, с онкологией ты либо едешь за рубеж, либо умираешь, — отмечает наш собеседник. — Естественно, ни о какой ранней диагностике и профилактике заболеваний можно и не думать».

Еще хуже обстоит дело с людьми подневольными — с теми, кто не может сам решить, где и когда ему лечиться. Например, заключенные могут получить более-менее полноценную в единственной в стране тюремной больнице MR-B/15. Медики в санчастях колоний не в состоянии справиться со сколько-нибудь серьезными заболеваниями. Поэтому единственный шанс выжить для заболевшего заключенного — добиваться перевода в MR-B/15.

В схожей ситуации находятся военнослужащие. В армейских медпунктах лечат не лучше, чем в санчастях колоний.

«От того, что медикам кажется мелочью, тебя там никто даже не будет пытаться лечить, — рассказывает бывший военнослужащий. — Если удалось доказать, что тебе действительно плохо, тогда изволь сам покупать лекарства. А в местной аптечке единственное средство от всего — это клизма. Я не шучу, я видел, как парня лечили клизмой от зубной боли. Сначала его три дня называли симулянтом, а когда у него поднялась температура, сказали, что от этого помогает клизма».

В начале декабря Туркменистан занял 119-е место в рейтинге готовности к эпидемиям, составленном американской некоммерческой организацией Nuclear Threat Initiative, Центром безопасности здоровья университета Джонса Хопкинса и аналитическим центром журнала Economist. Это предпоследнее место среди стран Центральной Азии, ниже находится только Таджикистан. При этом президент Туркменистана является медиком по образованию, в прошлом он занимал пост министра здравоохранения. Власти страны продолжают настаивать на том, что в Туркменистан якобы не проник коронавирус, затронувший все остальные страны мира с населением более 1 миллиона человек (если не считать КНДР).



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться