Казнить, нельзя помиловать. Казахстанский экономист о реформе «Самрук-Казыны»

Автор -
274

    Тема реформирования АО «Фонд народного благосостояния «Самрук-Казына», заданная президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым, стала в последнее время одной из самых дискуссионных. Высказывались разные идеи вплоть до раздачи акций народу с правом получения ежегодных дивидендов. Вот только будут ли они, дивиденды, учитывая доходность входящих в АО компаний?

    Экономист Марат Абдурахианов  уверен, что госфонду реформа уже не поможет, и предлагает его ликвидировать, вернув все переданные «Самрук-Казыне» предприятия под контроль профильных министерств.

    Kz.media попросил его объяснить, почему он так считает.

    — Марат, у нас и так единственным акционером фонда «Самрук-Казына» является правительство. Когда Вы говорите о возврате предприятий в госсобственность, что имеете в виду?

    — Давайте я поясню на примере «Казахтелекома».

    Когда в 2005 году появился фонд «Самрук», 100% акций «Казахтелеком» принадлежали государству.

    Skyline Investment Company S. A. — офшорная компания из Люксембурга – позднее купила у АО «ФНБ «Самрук-Казына» долю в 24,46% за 250 млн тенге.

    Когда я говорю о возврате компании в госсобственность, я имею в виду отмену именно этой сделки. Все активы, которые принадлежали «Казахтелекому», должны быть возвращены в его собственность, с передачей самого «Казахтелекома» в ведение соответствующего отраслевого министерства, где он раньше и находился.

    Ведь если компания не приносит прибыли, то она не выполняет положение законодательства о фонде народного благосостояния «СамрукКазына». Логичнее вернуть ее в ведении правительства, когда она платила какие-то налоги, чтобы общество могло контролировать это АО по его расходам.

    От того, что «Казахтелеком» перешел в собственность «Самрук-Казына», от того, что этот фонд вообще есть, страна богаче не становится. Доходы в бюджет не увеличиваются, занятость не растет, задачи, которые ставились перед ФНБ, не исполнены.

    Поэтому я считаю, что необходимо расформировать этот фонд с возвратом всех активов, которые были выведены из госсобственности, в профильные министерства.

    — А какие задачи ставились перед фондом, когда его создавали?

    — Есть закон, в нем прописаны уставные цели, и если они не достигнуты, то закон подлежит отмене, а все активы — возврату в том виде, в котором они фонду передавались. Уставные же цели «Самрук-Казына» заключаются в росте национального благосостояния РК путем увеличения оценочной рыночной стоимости компаний и эффективном управлении активами.

    По факту роста балансовой стоимости этих компаний не наблюдается. Роста благосостояния мы тоже не видим (эффективность управления никакая).

    Стоимость управления всего фонда составляет 12 млрд тенге, а в бюджет в виде налогов поступает 10 млрд тенге. На содержание себя любимых они тратят больше, чем платят в бюджет. Как это понимать?

    Этот фонд нужен для бездельников, которые эксплуатируют наши национальные компании. Но рядовым гражданам толку от этого нет.

    — И что, состояние всех компаний, входящих в фонд, такое же или почти такое же, как у «Казахтелекома»?

    — Да, эта ситуация характерна не только для «Казахтелекома». Вот я смотрю документацию Air Astana. У них уставной капитал как был в 2005 году 2,5 млрд тенге, так до сих пор точно такой же и есть. Нет прибыли, но есть долгосрочные обязательства по аренде авиатехники – авиапарка на 250 млрд тенге. Эту информацию по контрактам они не раскрывают – мол, «конфиденциально». Но при этом они показывают фактически убыток. То есть, если 19 млн долларов приносила компания в 2005 году, а сейчас приносит убыток, то она не достигла своих уставных целей.

    Это же касается и «КазМунайГаза», всех остальных компаний квазигоссектора.

    Взять то же АО «НК «Казахстан темир Жолы». Сколько денег на КТЖ было потрачено – но толку нет. А ведь до 2005 года  КТЖ приносило в бюджет его десятую часть.

    — А кто же тогда те гиганты, что пополняют госбюджет? Всегда же говорилось, что крупные налогоплательщики – это и квазигоссектор в том числе.

    — Давайте пройдемся по цифрам, как формируются 17 трлн тенге, что поступают в бюджет.

    Подоходный налог с заработных плат — 2 трлн тенге.

    Все налоги с зарплат, что идут в бюджет, — 3,5 трлн тенге.

    Косвенные налоги, которые приходят через импортные пошлины и т.д. (то, что мы оплачиваем на базаре и в магазинах по импорту) – примерно 2,8 трлн тенге.

    Средний и микробизнес вносит 1,2 трлн тенге.

    То есть простые граждане в общей сложности платят более 54% от всех налогов, что приходят в государственный бюджет. Меньшую часть платят, скажем, иностранные добывающие компании (такие, как Chevron и прочие).

    Кстати, китайские компании вообще ничего не платят.

    — Почему?

    — Потому что у них в договоре так написано. Более того, там же говорится, что работать на их предприятиях должны только китайцы, а не наши казахи. Откуда у нас такая безработица? Из тех контрактов, что подписало наше правительство.

    Почему я выступаю за то, чтобы все нацкомпании были возвращены в профильные министерства? Чтобы наше правительство после этого ни в коем разе не попыталось принять иностранцев на те места, которые предназначены для наших рабочих, и чтобы им платили по международным стандартам, а не то, что платят сейчас.

    Вы знаете, какая должна быть зарплата оператора буровой вышки на нефтяном месторождении?

     Кажется, не менее 2 тысяч долларов…

    — Минимальная планка — 2100 долларов, а общепринятая – 5000 долларов. А нашим работникам на аналогичных позициях платят в среднем 500 долларов, иностранцам – от 3 000 долларов.

    У нас очень много своих безработных, но каждый год на тот же «Тенгиз», на шельфовый проект North Caspian завозят иностранных специалистов. Чем это объяснить? Я объективных причин этому не вижу.

    — А как изменится ситуация, если нацкомпаниями будет управлять государство?

    — Останется нынешний директор, который будет действовать по доверенности правительства.

    А у нас что сейчас происходит? Например, была АО «Нацкомпания «КазахГаз», которую слили с нацкомпанией «КазМунай» и получилась «Казмунайгаз». И сейчас эту компанию превратили в ТОО – это частная компания, у которой неизвестно кто учредитель, этих данных на сайте «Самрук-Казына» просто нет.

    А все началось с Мангыстау, когда там появилось ТОО «Казахский газовый завод». Ранее это было госпредприятие, с 70-х годов существует. И это ТОО нанимает другое ТОО, которое, являясь эксплуататором, платит мизерные зарплаты казахстанским рабочим в Жанаозене. Это норма или нет?

    Если все вернется в госсобственность, все подрядные организации, то деньги, которые уходят в карман олигархов, останутся на месте и будут уходить в карманы местных жителей через зарплаты, которые они реально зарабатывают.

    — Однако всегда считалось, что государство – худший менеджер, чем частник.

    — В данном случае у нас проблема в другом: у нас нет борьбы с коррупцией. Если предприятие выделено в частную собственность, должна быть эффективность. Но мы ее по отчетам нацкомпаний не наблюдаем. Получается, хотели, как лучше, а в итоге стало хуже, чем когда предприятия были в госсобственности.

    Прежде, чем что-то подобное делать, нужно выключить рубильник по офшорным операциям. Наш премьер-министр плюет в лицо президенту, когда говорит: «Я не буду закрывать офшорные операции». Хотя это дело одной минуты: издать соответствующее постановление.

    Постановление спускается в Национальный банк, все транзакции останавливаются, и тенге моментально вырастает в цене. В чем проблема? Здесь не нужно изобретать велосипед — эти процедуры известны уже 50 лет, детально прописано, как это делается.

    — Кстати, та задача, которую поставил президент – выработать предложения по возврату в страну незаконно вывезенных за рубеж финансовых средств – она выполнима?

    — Это элементарно сделать. Есть протоколы №2 и №4 FATF*, в соответствии с которыми можно запустить механизм возврата нелегально вывезенных средств через офшоры. То есть сначала надо выключить рубильник, а потом разбираться, кто забирал эти деньги – с возбуждением уголовных дел в отношении конкретных лиц. А все эти люди известны в нашей стране, особых секретов нет.

    — А почему правительство этого не делает?

    — Спросите у Смаилова (Алихана – премьер-министра РК- ред.), который утверждал отчет «Самрук-Казына» в марте 2021 года, почему он не исполняет поручения президента.

    Кстати, также плюют в лицо президенту главы всех министерств и ведомств, те же акимы. Антимонопольный комитет (Комитет по регулированию ествественных монополий – КРЕМ), например, давно мог дать предписание остановить тарифы на комуслуги по состоянию на 1 декабря 2021 года.

    — Это вы говорите о задании президента заморозить тарифы на шесть месяцев?

    — Да. Приказа КРЕМа по этому поводу нет в природе. Работу саботируют все подряд. Был приказ поднять соцвыплаты. Думаете, есть постановление Минтруда по пересчету? Да ничего подобного.

    Получается, либо президент – лицемер, либо он для чиновников — ноль без палочки. Это со стороны так выглядит.

    — Спасибо за интервью.

    Акционерное общество «Самрук-Казына» основано в 2008 году указом президента РК. Единственным акционером Фонда является правительство РК. Фонд представляет собой коммерческую структуру — инвестиционный холдинг, миссия которого заключается в повышении национального благосостояния Казахстана и обеспечении долгосрочной устойчивости для будущих поколений.

    Поделиться