Антонио Никасо: «Могущественная мафия – это продукт власти»

«Гранит науки» опубликовал выдержки из лекций известного эксперта по организованной преступности, итальянского профессора Антонио Никасо в Одесском отделении Украинской академии наук про мафию юга Италии.

Основные тезисы лекции.

«Роддом» для мафии — тюрьма

«Мафия — это уникальный итальянский продукт. Юг – основное место распространения правил мафии. Существует три вида мафии, они одного периода рождения, это продукт традиционного бурбонского режима королевства Неаполь. Тюрьмы были местами для диссидентов, это было частью политики режима.

Там создавался жаргон, который не понимали остальные люди, правила и ритуалы, которые по сей день они сохраняют как часть своего наследия и менталитета».

При чём тут смирение?

«Характерной особенностью мафии является их сходство с масонами. Изначально мафиозные структуры назывались «Общество смирения». Умилита (humilita, с ударением на последнее а), на неаполитанском диалекте умирта (umirta): смирение, послушание, следовать. Это правило становится основным в этом секретном обществе, краеугольным же оно было и в масонской среде. Также одинаковым для структуры масонов и нынешней Ндрангеты является то, что общество разделено на две части: верхнее и нижнее, младшие братья могут не знать, кто принадлежит к старшим.

Третья общая характеристика – это семья. Все происходит на базе семейных уз. Масоны также подтягивают в организацию своих родственников, причём процедура присоединения в мафии тоже имеет ритуальную базу.

Карбонари – другие личности, на которые стоит обратить внимание. Это революционное антибурбонское направление, и свои ритуалы они взяли из традиций мафии. Все они имеют происхождение из тюрем. Их еще называют «хорошие братья», у них в приоритете стояло помогать своим товарищам. Это было сделано для того, чтобы предотвратить предательство, ведь если он предает, то предает все тело общества».

Убить человека, который перепутал твоё имя – в порядке вещей

«До XVIII века у Каморры не было определенного названия. В 1735 году были основаны восемь игровых домов, люди собирались для того, чтобы поиграть в карточную игру с таким названием, результатом выигрыша в которой становилось положение в обществе. То есть изначально название характеризовало деятельность, а потом было перенесено в термин для организации.

До 1863 года, когда вышла театральная пьеса «Мафиози тюрьмы Викарии», не существовало термина для мафии. Это была организация без имени, ее так и называли – una cosa, «одна вещь».

До 1820 года Ндрангета тоже называлась то Печоттерия, то Honorata Societa (Достойное Общество), то «Фибия». Первый кодекс Bella Societa Reformata –«Общества реформации» — появился в 1842 году, затем в 1877 появился второй кодекс Стопальери, и в 1888 году возник кодекс Печоттерия, откуда появился первый термин Ндрангеты.

Имя это очень важно. В мафии имя является ключевым моментом для развития этой концепции. С появлением своего имени Ндрангета стала намного сильнее. Как пример с Кока-Колой: если я скажу, что я оттуда, то уже имею вес в обществе. Так же и люди хотели присоединиться к организациям, чтобы получить авторитет. В книге «Мертвая тишина» приводится пример, когда человек спрашивает: «Не хочешь ли ты меня убить, потому что я перепутал твое имя?»

Бедняцкие герои чинят правосудие

«В основе формирования этих структур лежит миф про Оссо, Мастроссо и Карканьоссо. Можно сказать, что все они – фантазия, выдумка. Но это люди более благородного, рыцарского происхождения, чем просто мафиози. Братья кровью омыли честь сестры, убив человека из бурбонского истеблишмента, и попали в тюрьму. Таким образом, они выступают тремя главными символами торжества правосудия. В тюрьме они написали свой кодекс, устав.

Оссо остался в Сицилии и основал мафию, Мастроссо основал Ндрангету в Калабрии, и Карканьоссо отправился в Неаполь и основал Каморру. Миф, выдумка, но люди верили, что именно такие люди могут чинить правосудие на этих территориях. Ведь изначально все, которые приходили в мафию, были за чертой бедности и против власти, им нужна была именно такая легенда о торжествующей в итоге справедливости».

Может ли мафиозный босс одновременно быть командиром Нацгвардии?

«Именно у этих людей получилось повлиять на французскую и английскую литературу. Со временем иностранные журналы также стали писать об этой организации, в том числе судьи и маргиналы – не обязательно аффилированные лица. Они хотели обратить внимание читателей на опасность этих организаций, что они как двойное отражение в зеркале.

В одной книге о том, как мафия действовала в Палермо во главе с монархом Луиджи Орлеано, впервые появились иллюстрации с людьми в черных балахонах. Это дало толчок к пониманию этих организаций, у народа разыгралась фантазия. Эрнст Кассир использовал жаргон и социальный язык, на котором разговаривали в этих структурах. Их называли животными, но надо понять, почему им давали такие имена и как это характеризует преступность. Это было общество людей, но именно суть животных представляла их поведение.

Впервые в литературном произведении мафию упомянул Александр Дюма, он написал об опасности Каморры. Но если мы будем относиться к мафии лишь как к криминалитету, мы ничего о ней не поймем. Франсуа Видок из французской полиции пришел на юг, чтобы организовать эту криминальную группу.

Сальваторе Манискарпо, префект Палермо, по примеру Видока создал первую организацию из криминальных структур, чтобы бороться с криминалом. Так мафия стала легализированной. Сальваторе Крашетта в Неаполе, например, самый могущественный босс Каморры, был директором Нацгвардии. Можно сказать, что могущественная мафия – это продукт власти».

Коммунисты против мафии

«Там, где мафия находилась во главе формирования политики, обычно все складывалось достаточно счастливым образом. Однако при дальнейших политических событиях они вынуждены взять оружие и бороться против засилья коммунистов.

При этом кардинал Эрнесто Руфини сказал публично, что лучше быть с мафиози, чем с коммунистами. Коммунисты хотели до конца осуществить аграрную реформу, у них были экономические интересы низших классов, они хотели, чтобы итальянцы проводили для себя времени больше, чем при прошлом режиме – а их оппоненты утверждали: если вы будете меньше работать, то меньше будете и зарабатывать. В период военных действий было убито 45 членов мафии.

Мне не нравится коммунистическая система, но эта партия в Италии была вдохновением для меня и других людей в борьбе с мафией. Пиолоторе, который лоббировал способы действий против мафии, был убит в 1982 году».

Фаши сичильяни

«Исторически происхождение мафии идет именно с юга Италии, потому что там необходимо было контролировать граждан. В 1890 году в Сицилии начали объединяться в кооперативы, для того чтобы вместе занять больше территории. Если взять одну веточку, то ее проще поломать! Так возникло явление «фаши сичильяни», но оно не имеет ничего общего с фашизмом.

Южане хотели отделиться, чтобы заниматься своей жизнью. Военным пришлось тогда убить или арестовать не одну сотню людей. Сицилийцы были настолько возмущены, что отправлялись в эмиграцию в Америку в поисках лучшей жизни. Из-за такой практики мафия стала достаточно слабой как структура. Зато итальянцы стали сплачиваться в Америке.

Эдвард Банфильд начал говорить публично об идентичности Сицилии как уединенной субстанции: все интересы сохранялись в кругу семьи, чтобы облагородить семейное благополучие. Он считал, что именно этот принцип лежит во главе угла создания мафии. Банфильд женился на итальянке и проживал в Кьярмонте на севере Калабрии. Говорил об этом феномене неосмотрительно, вот его и убили. Роберт Путман тоже рассматривал сицилийцев как отдельный народ со своими ценностями».

Формула мафиозной воды

«Для того, чтобы понять, что такое мафия, нам нужно понять химическую формулу воды. Н – атомы насилия, но никакого установления власти не будет, если мы уберем букву О. Это более чем насилие. Причем вторая Н – это деньги или оборот наркотиков в трафике.

Мафиози не были революционерами. Цель их не деньги, а власть, деньги это просто средство. Как у Трампа: есть деньги – он получил власть, представленную в виде контроля над территорией. Хотя в цивилизованном обществе должно быть наоборот: деньги являются функцией власти, а не её средством, она просто распоряжается ими.

Общая численность всех трех ветвей мафии – 50 тысяч членов. Ну что это в 65-миллионной стране? Но они держатся за счет своих связей: с судьями, банками…

Мафия выходила на рынок как производитель цитрусовых, они являлись землевладельцами, поэтому у них более капиталистический подход. Исторически были моменты, когда они захватывали земли у прежних владельцев и продолжали заниматься их деятельностью. Ндрангета же использовалась правящей элитой для того, чтобы сохранить свое господство – или наоборот, переделать политику. То есть они больше связаны с политиками. А Каморра просто живут сегодняшним днем и пользуются для этого всем возможным, пусть даже мелкими вещами.

Теперь богаты все. До возникновения наркотраффика богаче всех была мафия, они же и организовали его, лишь позже в него зашли Ндрангета и Каморра.

Ндрагетисты это люди думающие. Они отлично решали вопрос с медиацией и могли проникнуть в любую среду, в том числе самых высоких уровней управления. Самая главная их цель это власть, она важнее чем деньги, и валютой является лояльность, преданность. Оборот Ндрангеты 55 миллиардов долларов в год, но их целью является занять самые высокие позиции на глобальном международном уровне. В 90-х они осели в Тайване, и на сегодня есть уже все основания полагать, что они в Китае, Японии и Южной Корее. Формула выглядит так: сначала инвестирование в страну, и потом, уже когда идут всходы прибыли – переселение».

Ватикан отмывает деньги мафии «во благо»

Согласно недавнему исследованию по отмыванию денег в мировых масштабах, из нелегального мира деньги мафии идут в легальный, в банки, давая кислород официальной экономике. После 1911 года Штаты изменили законодательство, создали Федеральную резервную систему. В штате Делавер нет таких ограничений, и криминальные структуры этим пользуются. Другой пример – Лондон. Легальное правительство попросту не заинтересовано в том, чтобы на законодательном уровне отменить отмывание денег. Я только что вернулся с 50-й годовщины Конференции на Каймановых островах по отмыванию денег. На этой крошечной территории собрано 74 мировых банка с годовым оборотом 500 миллиардов долларов. Если вы поделите эту сумму между всеми жителями островов, то у каждого жителя окажется в кармане по 20 миллионов долларов. На одном из островов Карибского моря можно за 2 тысячи долларов купить себе гражданство и с ним инвестировать в любой точке мира.

Мафия генерирует деньги, которые функционируют в мировой экономике. Таким образом, правительства не заинтересованы перекрывать потоки от своих спонсоров. Борьба происходит только на криминальном уровне: они арестовывают сто человек, а завтра появляются новые сто.

Мексиканец Чапо Гудсман был известным руководителем наркокартелей, все искали его, пожалуй, это самый разыскиваемый преступник, но реальным боссом был Измаэль Дзамбара, он был настоящим призраком, но на него внимания не обращали.

Мафия отмывает деньги в Ватикане на протяжении уже 25 лет, о чем можно говорить? Я работаю сейчас над книгой об этом. Разговаривал с одним кардиналом, который с поразившим меня цинизмом сказал: «Да, зато мы используем эти деньги для финансирования миссий в странах третьего мира – если бы они попали к другим, то использовались бы во зло».

На второй своей лекции сеньор Никасо раскрыл перед слушателями уникальность структуры Ндрангеты – самой могущественной в мире преступной организации, годовой оборот которой превышает бюджет Канады. Одно время на входных дверях итальянцы вешали таблички: «Ндрангете не входить». Но это был только лишь, так сказать, оптический обман для туристов. И в самом деле: зачем им входить, если они уже там?

Семья не на чувствах, а по силе

«Ндрангета – это единственная преступная организация, в основе которой лежат кровные узы. У албанской мафии структура похожая, но у Ндрангеты – уникальная. В неё не может прийти любой человек, просто потому, что захотел, это совершенно исключено, в отличие от Каморры и сицилийской Коза Ностры. Потому они и такие непобедимые. 40 ндрангетистов, 160 каморристов, 100 мафиози – в таком соотношении в полицию заходят информаторы.

Член Ндрангеты – это глыба льда или камня, они вообще не говорят, ну а как можно свидетельствовать против кровного родственника? А вот каморристы очень говорливые. Есть даже полицейская шутка, что ты должен дать каморристу одну пощечину для того, чтобы он начал говорить, и две для того, чтобы он перестал. В США изначально базовой была Каморра, но они настолько выпендривались, что так и не преуспели в Штатах: этих разодетых «преступников в униформе» дорогущих костюмов вообще уничтожили. У Ндрангеты же и мафии была возможность заниматься своей деятельностью, потому что они более скрытны.

Для того, чтобы вы поняли Ндрангету, я хочу, чтобы вы прониклись концепцией расширенной семьи. Две и более ндрины (семьи из двух и более человек) формируют «локале» (с ударением на «а»), это эквивалент клана. В Ндрангете можно только или родиться, или жениться. Они строят отношения между собой, заключают договорные браки, чтобы увеличить силу обеих семей. О чувствах не заботятся, не принимают их во внимание вообще. Идут за силой».

Гибкий и лояльный персональный Бог

«Другой способ, которым я могу расширить семью – это посредством религиозной связи. Они же говорят, что они католики. Если у меня есть сын, я могу попросить босса другого клана крестить моего сына. В этой культуре духовные связи сильнее кровных уз. Если у меня есть глупый брат, я ничего не могу с этим сделать – но я могу выбрать лучшего крестного для своего сына. Или шафера на свадьбу. Или так называемого спонсора для ребенка на таинство причастия. Таким образом, они не религиозны, но используют религию как инструмент для собственных целей.

У них свой Бог. Они создают собственного Бога, который отличается от Бога всех других людей – он более гибкий, лояльный. Они предпочитают дружить со священником и поддерживать церковь, делать все, что создает видимость их участия в жизни общества. Количество людей на похоронах подтверждает величие статуса.

Для людей с духовным пониманием чести нормально, что они могут ходить в церковь и при этом убить человека. Если кто-то посягал на честь семьи, я переношусь из категории преступника в категорию защитника».

Четвёртый сын в семье – «приличный»

«Если в семье 4 сына, то воспитывают их так, что трое имеют отношение к организации, а четвёртый должен учиться – иметь отношение к другой деятельности, стать адвокатами, бухгалтерами, судьями. А у первенца выбора никакого нет – его сразу же покрестят, и он мгновенно вступает в организацию. В 14 лет он проходит повторную стадию инициации, и может уже не идти по ступеням, заслуживая привилегии, а мгновенно прыгнуть на более высокие уровни. Родиться первенцем – это короткий путь».

Бороться с преступностью умеют только преступники

«Мы в Италии узнали о Ндрангете в 1816 году, когда одного из боссов назначили главным в полиции Калабрии. Концепция такая: только преступники могут бороться с преступностью.

Было две группировки людей: церковь и ностальгирующие по бурбонскому режиму, а с другой страны землевладельцы и вольные каменщики. В 1861 году состоялась политическая реформа – объединение Италии. Люди были расстроены тем, кто пришел к политическому рулю. Власть обещала очень многое, но люди становились все беднее и беднее. Многие решили поддерживать первую группировку, потому что вторые забирали земли церкви. Но те были не промах и организовали секретную секту во главе с Франческо де Стефаном, который просто пугал противников. Эту секту, фактически, наняли, чтобы победить в выборах. В 2019 де Стефан – до сих пор самая могущественная семья в Реджо-Калабрии».

До 1972 года Ндрангету считали сборищем пастухов

«Ндрангета была недооценена до 1990 года, пока я не обнаружил документы в архивах. 130 лет ее считали второсортной преступной организацией. Во времена режима Муссолини открыто объявили войну сицилийской мафии, но никогда – Ндрангете. Более того, вторым человеком в правящей партии был босс мафии Реджо-Калабрии.

Следующим крупным вкладом Ндрангеты было то, что она экспортировала много криминальных элементов в США. До 2019 эта история вообще не была известна, вы не найдете ни одну книгу, изданную в США, со словом «Ндрангета». Мы обнаружили, что самый важный их преступник Джон Петросино, убитый в 1911 году, находился под влиянием Ндрангеты. Долгое время все считали, что его убили представители мафии, но на самом деле задумали и реализовали замысел члены Ндрангеты, близкие с Демократической партией в Нью-Йорке «Тамманиол», которая была изначально основана ирландцами. Деятельность ндрангетистов всегда недооценивалась, а они опережали время по сравнению с другими преступными организациями. До похищения племянника Пола Гетти в 1972 году их вообще считали сборищем пастухов!»

Роли женщины в Ндрангете

«Женщины играют важную роль в Ндрангете. Им не разрешено быть членами организации, при этом они должны воспитывать детей в культуре Ндрангеты. И когда семьи попадают в условия войны, именно женщины толкают мужчин к действию. Когда она теряет сына, именно она больше всех жаждет мести, ее злость! Есть видео, в котором женщина произносит за обеденным столом: «Пока мы с вами едим, мой сын зарастает корнями растений, сквозь него растет трава…» И так она говорила 10 дней, и хотя все понимали, что стратегически месть лучше сдвинуть, они не выдержали, и в итоге их арестовали».

Героин для бедняков отдали на откуп сицилийской мафии

«До середины 90-х Ндрангета была известна инцидентами по похищению детей. Они отправляли их в Колумбию и делали так, что те, кто производил кокаин, были вынуждены понижать цены. До этого кокаин был наркотиком для богачей, а героин для бедняков. И в то время, как мафию раздирали конфликты в рамках поставки героина, Ндрангета оказалась в нужном месте в нужное время, поставляя кокаин.

Все покупали его по стоимости 10 тысяч долларов за килограмм, а Ндрангета платила всего тысячу. В том числе потому, что женились на колумбийках – то есть у них были крепчайшие связи с теми, кто производит кокаин. Причём если весь фокус внимания государственных структур, противодействующих наркотраффику, был направлен на сицилийскую мафию, то Ндрангета произрастала в условиях абсолютной индифферентности и тишины».

Купили подводную лодку, чтобы перевезти кокаин

«Кокаин отправляли грузами от 5 до 10 тонн на кораблях отправляли из порта Сантос в Бразилии в Роттердам, Констанцу, Ливорно, Неаполь, до Суэцкого канала. То есть это очень многонаправленная система. Они даже купили подводную лодку, чтобы переправить кокаин в Центральную Африку! 250-500 тысяч долларов стоит подводная лодка, а они дело сделали – и затопили её. Без повторного использования. Пришвартована подлодка была в полицейском порту».

Купим кобальт за автоматы Калашникова, а кокаин за бриллианты

«Самый невероятный способ Ндрангеты совершать сделки я увидел в Конго. Есть химический элемент кобальт, без него нельзя сделать ни одного электронного девайса. И я узнал, что Ндрангета его скупает в обмен на автоматы Калашникова. Брокер заключил такую сделку! Я опубликовал об этом информацию, она прошла во всех мировых СМИ.

Ндрангета была первой, кто платила за кокаин бриллиантами, это очень удобно, чтобы по крупным денежным трансакциям тебя не могли проследить. В Претории я разговаривал с одним человеком, который проходил по программе защиты свидетелей, он работал на приисках и рассказал о том, как с приисков продают алмазы мафии».

Мафия, криптовалюта и даркнет

«В прошлом году начали расследование «Полино проджект», в его рамках удалось записать разговор брокера с колумбийцами, он предлагал заплатить биткойнами, а те хотели евро.

Есть запись, как боссы разговаривают между собой: «Не покупай биткойны, они больше не анонимны. Лучше инвестировать в монеро. Сейчас мы только узнаем о существовании этой криптовалюты — монеро! А в Ндрангете знали уже год назад. Ее очень сложно отследить, пожалуй, на сегодня это единственная такая криптовалюта.

Меня 2 года назад Скотланд-Ярд пригласил в Лондон на конференцию по киберпреступности. Там в одном из докладов сообщили, что Ндрангета использует даркнет. Я не поверил своим ушам. Ведь мы должны держать во внимании, что они сами по себе люди не очень умные! Но зато их средства позволяют им опираться на самых крутых профессионалов. Они могут купить любой уровень специалистов для того, чтобы они представляли их интересы. Даже для католической церкви все равно, откуда эти деньги!»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Поделиться