Ярче тысячи солнц! По всей видимости, однажды мир уже пережил ядерную войну

Автор -
443

Раскопки древнеиндийского города Мохенджо-Даро свидетельствуют о том, что он был уничтожен в результате воздушного ядерного взрыва. Об этом пишет Владимир Марченко, культоролог, кандидат философских наук в своей статье в «Новых известиях»:

В последнее время часто слышатся разговоры про ядерную войну. Политики охотно рассуждают о тактическом ядерном оружии, а пропагандисты толкуют и о стратегическом, угрожая превратить врагов в ядерный пепел. На высшем политическом уровне клянутся в том, что мировой ядерной войны не будет, но чем чаще эта мантра повторяется, тем больше возникает сомнений в её истинности. Особенно на фоне всё чаще встречающихся рассуждений о ненаучности и недоказанности идеи ядерной зимы, возможности победы в ограниченной ядерной войне и даже о безопасности для цивилизации большой ядерной войны с применением стратегического арсенала.

В одном серьёзном научно-популярном издании вышла недавно целая статья, в которой ядерное оружие описывается, говоря словами Мао Цзедуна, как «бумажный тигр», который совершенно не опасен, достаточно залезть в подвал. А после взрыва уже через несколько минут можно выходить и заниматься своими делами — ничего опасного не будет; вот некий житель Хиросимы во время взрыва находился в подвале прямо в эпицентре, а потом вышел и своими ногами вернулся домой — и дожил до 87 лет. И даже световое излучение, оказывается, действует не мгновенно — можно успеть упасть на землю, и ничего с тобой не будет. Да ещё атмосфера, рассеяние, пыль… А теория «ядерной зимы» давно отвергнута научным сообществом как ненаучная. Хотя некоторые лжеучёные всё ещё её придерживаются. И вообще, даже при полномасштабной войне с использованием всех ядерных арсеналов немного пострадает только население больших городов, а остальное человечество ядерной войны и не заметит…

Ядерная зима — это не фантазия

Эти развесёлые беседы очень опасны. Общее падение интеллектуального уровня человечества заставляет предполагать, что авторы действительно не соображают, о чём пишут. Но ещё хуже, если авторы отрабатывали заказ. Этак можно ненароком распахнуть окно Овертона, а когда в него ворвётся ядерный апокалипсис, рассуждать будет поздно. Да и некому. Наивные и глупые существа, надеющиеся победить в ядерной войне и построить на обломках разрушенного новый мир, не знают или не хотят знать, что этот эксперимент на Земле уже был, и закончился он цивилизационной катастрофой такого масштаба, что сохранившиеся от предыдущей цивилизации артефакты мы не в состоянии даже опознать, а сведения о великой войне превратились в непонятный нам миф, расшифровка которого, если она вообще возможна, — дело будущего. Наука ещё ни морально, ни функционально не только не готова ответить на вопрос — что, почему и когда было, но и боится даже задаться вопросом — а было ли это? А сталкиваясь с непонятным, торопливо бормочет: «Это миф, это только миф, это всё фантазии древних!»

Но миф не берётся из чистой фантазии, такая фантазия вообще невозможна. «Чистая фантазия» — миф историков. Человек не может придумать ничего такого, что бы он не видел. Он может только соединить голову змеи, ноги крокодила и крылья птицы, чтобы создать образ дракона. Или увидеть в молнии образ несущегося на огненной колеснице Перуна-Зевса. Но и змеи, и птицы, и крокодилы, и молнии существуют, как и бородатые люди, в образе которых изображают Зевса или Перуна. То, что мы называем мифом, для древнего человека — конкретная история. Он описывал события так, как мог изобразить при существующем уровне развития языка, в котором ещё не было научных понятий, потому что не существовало науки; не было понятий, описывающих сложные технические устройства и их применение, потому что люди не умели их делать.

А мифы о войне богов есть у каждого народа с развитой мифологией. Иногда они доведены до уровня красивой житейской истории, как у греков, где факты тонут в поэтике мифа; но иногда миф — это почти документальный рассказ, как у шумеров или индийцев. Пока информационная связность мира была невелика, и какая-нибудь книга с революционными научными данными, изданная в Индии, могла никогда не добраться до научных центров Европы, а европейские исследования были недоступны в Америке и Азии, — отдельные факты не составляли единого целого и спокойно игнорировались как фантазии, случайные совпадения или ошибки. Кроме того, до появления атомной бомбы было невозможно оценить дошедшую до нас информацию об «оружии, заключающем в себе энергию всей Вселенной». Внезапный контакт науки и мифа случился 16 июля 1945 г. на полигоне Аламогордо, когда взорвалась первая в мире ядерная бомба. «Отец» её, физик Роберт Оппенгеймер, интересовавшийся на досуге индийским эпосом, не нашёл более точного описания потрясшего его впечатления от взрыва, как цитата из «Махабхараты»:

«Во всём своем великолепии поднимались раскаленные столбы дыма и пламя ярче тысячи солнц…»

За всю историю человечества ни в одной научной, художественной, священной книге не нашлось ни одной строки, которая могла бы описать то, что увидел Оппенгеймер. А вот в «Махабхарате» — нашлась.

Наш выдающийся этнограф Светлана Жарникова в книге «След Ведической Руси» сопоставила два описания использования некоего оружия.

Первое:

«Услышав же шипение, советники разбежались! И пораженные великой скорбью, увидели они дивного змея несущимся по воздуху, оставляющим на небе полосу цвета лотоса. Тогда они покинули в страхе дворец, охваченный огнем, рожденным из яда змеи, и разбежались во все стороны. А тот рухнул, словно пораженный молнией».

Второе:

«И на небе разыгралась такая картина, как будто сближались друг с другом два змея, распуская за собой огромные серебристо-чешуйчатые хвосты. Когда же змеи схлестнулись лбами, то более быстрый полетел дальше, а у второго голова отвалилась от хвоста и начала падать, обливаемая языками пламени, разваливаться на дымящиеся и горящие куски. Там, где упал самый большой кусок, сверкнул огонь, грохнул взрыв, и взметнулось над землей грязно-бурое облако, постепенно приобретая форму огромного гриба, выросшего над степью».

Два этих описания разделены тысячами лет. Первый отрывок — из «Махабхараты». А вот второй — из воспоминаний генерального конструктора противоракетных систем, генерал-лейтенанта, члена-корреспондента РАН Г.В. Кисунько о первом испытании отечественных ракет по уничтожению движущихся целей (в данном случае — бомбардировщика ТУ-4) в апреле 1953 года…

Но сначала — о «ядерной зиме». Идея, что в результате масштабной ядерной войны произойдёт гибельное изменение климата планеты в результате выброса огромного количества продуктов сгорания в атмосферу из-за пожаров небывалой мощи, вызванных ядерными взрывами, была выдвинута в начале 80-х годов независимо друг от друга американским астрофизиком Карлом Саганом и советским геофизиком Георгием Голицыным. Это было время, когда Советский Союз вторгся «ограниченным контингентом» войск в Афганистан (что ныне признано удивительной по масштабу нелепой ошибкой как на Западе, так и в России), подвергся санкциям, а в США у власти находилось республиканское правительство одного из самых успешных американских президентов Рональда Рейгана. Опасность ядерной войны после долгого взаимного испуга от Карибского кризиса вновь резко возросла.

Идея Голицына — Сагана была лишь гипотезой. К тому же в то время не было ещё точно установлено влияние извержений вулканов на климат Земли — «вулканической зимы». Почти общепринятая ныне теория гибели динозавров в результате «астероидной зимы» от удара по Земле космического камушка диаметром в 10–15 километров тоже была лишь экзотической гипотезой. Поэтому научное сообщество отнеслось к идее Голицына — Сагана с большим сомнением. Однако в то время в США и СССР уже были разработаны математические модели атмосферы и климата, и под руководством академика Никиты Моисеева был выполнен количественный расчёт, подтвердивший гипотезу Голицына — Сагана. Итоги даже ограниченной ядерной войны по этому расчёту выглядели столь катастрофичными для всей планеты, что американцы не поверили и провели расчёт на собственных моделях. Результат получился такой же, с незначительными отклонениями. После этого гипотеза ядерной зимы была принята научным сообществом, вошла в общественное сознание и стала одним из важных факторов очередной разрядки международных отношений и перестройки в СССР.

По современным расчётам, даже ограниченная ядерная война с использованием всего 0,3% существующего ядерного арсенала приведёт к похолоданию, аналогичному Малому ледниковому периоду XIV–XIX веков, — это когда на льду Темзы праздновали Рождество, в Голландии по каналам катались на коньках, а небольшие реки во Франции промерзали до дна и летом не оттаивали.

А если бы Индия и Пакистан обменялись ядерными ударами суммарной мощностью 750 килотонн, то масса выбросов в атмосферу продуктов сгорания оставила бы 6,6 млн тонн, что привело бы примерно к такому же эффекту, как извержение вулкана Тамбора в апреле 1815 года. Человечество это извержение очень хорошо почувствовало на себе, хотя в то время и понятия не имело, в чём дело. Следующий, 1816 год, вошёл в историю как «год без лета». В марте весна в Европу так и не пришла, температура осталась зимней. Германию терзали сильные бури, реки выходили из берегов и затопляли поля. В Швейцарии каждый месяц выпадал снег даже летом. В Америке в июне и июле урожай губили заморозки. К весне следующего года цены на зерно выросли в 10 раз, в Европе начался голод. Более отдалённым следствием стала первая в истории пандемия холеры, унёсшая миллионы жизней.

Ну а если бы Россия и США пустили в ход около трети своих ядерных арсеналов, то климат стал бы холоднее, чем был в плейстоцене в ледниковые периоды, — это когда до 30% суши покрывали ледники; места, где сейчас находятся Москва и Петербург, были спрятаны подо льдом толщиной до 3 км. И вся эта радость — не менее чем на 10 лет. Ледник, конечно, сформироваться бы не успел, но с земной цивилизацией можно было бы попрощаться на несколько тысяч лет как минимум.

Чрезвычайная неустойчивость нашей цивилизации особенно заметна сейчас, когда ничтожные, в единицы процентов, изменения поставок энергоносителей и даже просто изменения логистических цепочек приводят к мировому экономическому кризису. Что уж говорить о ядерной зиме. Любые рассуждения о том, что её можно как-то пережить, равнозначны надеждам как-нибудь пережить смерть и никогда не умирать.

Могла ли быть когда-то на Земле, кроме вулканической и астероидной зимы, искусственная, ядерная зима, погубившая предшествующую цивилизацию?

До того момента, как Роберт Оппенгеймер вспомнил строки из «Махабхараты», увидев дело рук своих, этот вопрос невозможно было даже задать. Но Хиросима и Нагасаки поставили его ребром. Осталось найти доказательства, и они появились.

Первая жертва ядерной войны

Город Мохенджо-Даро (современное название, означающее «холм мертвецов»; как назывался город на самом деле, мы не знаем, письменность Хараппской цивилизации не расшифрована) был открыт в 1911 году. И с самого начала раскопки поставили археологов в тупик. Город был совершенно явно разрушен, но чрезвычайно странным образом: это совершенно точно не могло быть ни землетрясение, ни наводнение, ни нашествие врагов. Наибольшие разрушения были в центре города, а периферия и окружающая город стена пострадали намного меньше. На улицах лежали скелеты, но их, во-первых, было слишком мало, а во-вторых, они лежали прямо на улицах в странных позах, говорящих о внезапной смерти, заставшей их в момент каких-то мирных занятий. Когда город берут штурмом враги, такого не бывает. При этом не было найдено никаких следов оружия — даже какого-нибудь наконечника стрелы, всегда в изобилии находимого во взятых штурмом городах, и того не обнаружили. Не нашли ни мечей, ни щитов, ни лат. Зато были найдены тектиты — куски стекла из сплавленного при температуре от полутора тысяч градусов и выше песка. Тектиты могут возникнуть при падении метеорита, но оплавлены были и стены домов, обращённые к центру города, что уж совсем не лезло ни в какие ворота. При этом город после загадочной катастрофы никогда не восстанавливался, в нём никогда более никто не жил. И это тоже было чрезвычайно странно, потому что даже после страшных войн и разрушений люди склонны возвращаться на насиженное место и отстраивать его краше, чем было. Крепость в Малой Азии, которую Шлиман принял за Трою, восстанавливалась после разгромов девять раз, и это обычная картина для древних городов. Не раз разрушалась, горела и покидалась жителями Москва, но она где стояла, там и стоит, и Казань тоже.

Понять смысл найденного тогда, в 1911 году, не было никакой возможности. Лишь знатоки индийского эпоса, может быть, вспомнили строки из «Махабхараты»: «Гуркха, летя на своей быстрой и мощной вимане, бросил на три города Вриши и Андхаков единственный снаряд, заряженный всей силой Вселенной. Раскалённая колонна дыма и огня, яркая, как 10000 солнц, поднялась во всём своём великолепии. Это было неведомое никому оружие, Железный Удар Молнии, гигантский посланец смерти, который превратил в пепел всю расу Вриши и Андхаков. Их тела были страшно обожжены. У них выпали волосы и ногти, их гончарные изделия растрескались без видимых причин, а у всех птиц в округе побелели перья. Через несколько часов вся пища оказалась отравленной… Спасаясь от этого огня, воины бросались в реку, чтобы омыть себя и свое снаряжение…»

Но мифы историков не интересовали.

Лишь в 1979 г. вполне академические, мейнстримные археологи, англичанин Давенпорт и итальянец Винченти, покопавшись в развалинах Мохенджо-Даро, не выдержали давления фактов и сформулировали очевидную, но крайне неприятную для официальной истории гипотезу: Мохенджо-Даро был уничтожен ядерным взрывом. Она объясняла разом все непонятные явления.

Тектиты — это характернейшее свидетельство ядерного взрыва. Уже после первого испытания в Аламагордо было обнаружено, что песок в эпицентре взрыва превратился в зелёное стекло — точно такое же, какое нашли в Мохенджо-Даро. Оплавленные по направлению к центру города стены домов — тоже результат светового излучения. Так же, как и разрушения, максимальные в эпицентре взрыва и ослабевающие по мере удаления от него. А позы скелетов ничем не отличаются от поз погибших в Хиросиме и Нагасаки — в последние мгновения своей жизни люди, падая на землю, инстинктивно защищались руками от испепеляющего света, вспыхнувшего на небе. В развалинах чётко просматривается круглая воронка диаметром около 200 м — эпицентр воздушного взрыва.

А вот с радиоактивным фоном есть странности. Почему-то достоверных данных о его измерениях нет, хотя чего бы проще. Сведения о скелетах, радиоактивность которых в десятки раз превышают уровень фона, тоже не подтверждаются. Да за несколько тысяч лет такого уровня радиации и не могло сохраниться. Есть сведения, что советские физики занимались этой проблемой, но результаты засекречены. Если это так, то, следовательно, в СССР гибель Мохенджо-Даро однозначно воспринималась как результат ядерного взрыва, а такие исследования засекречивались автоматически.

Почему жертв в городе с населением в 30-40 тыс. человек оказалось так мало? Давенпорт нашёл в древних текстах упоминание о том, что жители некоего города были предупреждены о применении против них оружия богов, им было дано время покинуть город на достаточное расстояние. Надо полагать, их также предупредили, что возвратиться будет нельзя. Неважно, о каком городе идёт речь; важно, что такая практика существовала.

В таком случае найденные в городе скелеты — это мародёры, набежавшие с округи пограбить покинутый богатый город…

Каким оружием пользовались боги

Оружие, «заряженное всей силой Вселенной», называется в «Махабхарате» брахма-астра. В «Рамаяне» рассказывается:

«Возник мощный вихрь… Казалось, что Солнце приблизилось к Земле, мир, спаленный пламенем, раскалился. Слоны и другие животные, сжигаемые энергией этого оружия, мчались, стараясь спастись бегством… Даже вода стала такой горячей, что обжигала все живые существа, находящиеся в ней… Воины врага падали, словно деревья, поваленные в безумствующем огне, боевые слоны валились на землю и дико ревели от боли. Другие животные, пытаясь спастись от огня, беспорядочно метались в разные стороны, как в охваченном пожаром лесу. Кони и повозки, сожженные энергией этого оружия, были как вершины деревьев, обгоревшие при лесном пожаре…»

Не раз указывается, что после применения брахма-астры еще несколько поколений живущих в этой местности будут страдать от многих болезней и преждевременно умирать, а женщины и мужчины станут бесплодными или будут рожать уродов.

А в книге «Карна Парва» приводятся размеры брахма-астры:

«Убийственная Стрела — как палица смерти. Размер ее три локтя и шесть футов. Ее мощь — как у тысячи молний Индры, и она уничтожает все живое вокруг».

Локоть — это около 50 см, фут — около 30 см. Итого — 3,5 метра.

Для сравнения: американская термоядерная бомба B41Y1 мощностью в 25 мегатонн имела размеры 3,76х1,32 м и весила 4,84 т. Взорвём её — получим в точности картину, описанную в «Махабхарате».

Не правда ли, чистая фантазия древних индийцев, ну ничего общего с реальностью?..

Супероружие в индийской мифологии всегда принадлежит богам, и если им пользуются люди, то только с разрешения богов. Чтобы привести оружие в действие, необходимо произнести мантру, известную только богам. Такое оружие называется мантрамукта. Ещё несколько десятилетий назад использование мантры для запуска астр было одним из доказательств фантастичности описанного: первобытное магическое мышление, ничего общего с реальностью. Но сейчас распознавание человека по голосу и кодовому слову (паролю) — это норма защиты многих устройств, от смартфонов до автомобилей, а голосовые помощники, с которыми можно просто поговорить, не удивляют даже обитателей вигвамов и шалашей. А если ещё вспомнить многоуровневую кодовую защиту от несанкционированного применения ядерного оружия, то мантры богов перестают выглядеть магическими заклинаниями.

Ещё более мощное оружие, чем брахма-астра, — это брахмаширша-астра. Это тоже оружие Брахмы, но если брахма-астра заключает в себе силу только одной головы Брахмы, то брахма-ширша — всех четырех голов.

«Оно вспыхнуло ужасным пламенем внутри гигантской огненной сферы. При этом были слышны многочисленные раскаты грома, тысячи метеоров падали и все живые существа были страшно напуганы. Все небо, казалось, наполнилось шумом и приняло ужасный вид с огнями пламени. Вся Земля с ее горами, океанами и растительностью задрожала». Местность, пораженная брахмаширша-астрой, превращается в бесплодную пустыню, где сама земля и даже металлы становятся ядовитыми, и где дождь не пойдёт в течение 4320 лет.

Похоже на ядерное оружие с мощнейшим радиационным излучением. Кстати, происхождение некоторых земных пустынь загадочно. Ещё 10000 лет назад Сахара, например, была плодородной саванной. Почему климат там стал сухим и откуда взялись мегатонны песка? А ещё в Сахаре находят тектиты весом до нескольких килограммов…

Самое мощное оружие, никогда не применявшееся людьми, — это пашупата-астра

Оно использовалось только богом Шивой (пашупата — пастух, один из эпитетов Шивы) в битве демонами и в войне с Кришной. Шива самолично вручил пашупата-астру Арджуне перед битвой на Курукшетре, но эта астра так и не была пущена в ход, потому что могла разрушить весь мир.

«Это оружие, выпущенное руками Великого Бога, может, без сомнений, за половину времени моргания глаза поглотить всю вселенную с ее подвижными и неподвижными существами».

Как именно оно действует — сказать невозможно, описания нет, — надо полагать, как раз потому, что эту астру, к счастью, так на Земле и не применили.

Всего в индийских сказаниях описано около 90 видов оружия богов. Большинство описаний столь же конкретны, как рассказы о действии брахма-астры, но ставят нас в тупик, потому что если брахма-астру нам есть с чем сопоставить, то аналогов остального у человечества пока нет, и лучше бы никогда и не было.

Просто для полноты впечатления — описание некоторых видов оружия богов, сохранённое индийским эпосом.

Ваджра — «молния», а также «алмаз», оружие бога молний Индры. Могло управлять погодой, резать скалы, менять русла рек. Внешний вид ваджры сохранили для нас индуистские обряды, где имитация ваджры используется как священный предмет. Типичный карго-культ. Ваджра похожа на гантель, где вместо железных блинов — по четыре лепестка, которые, судя по изображениям, могли съёживаться или раскрываться, как цветок.

Вот ритуальный предмет ваджра:

Замечательно, что изображение ваджры можно найти и в индийских, и в шумерских, и в греческих изображениях. Вот ваджра в руке у Зевса в рисунке на краснофигурной вазе в сюжете «рождение Афины из головы Зевса»:

А вот Будда с ваджрой:

А вот аж две ваджры в руках шумерского бога молнии и грома Нинурты:

Уже одно это показывает, что ваджра — совсем не фантазия. А вот представить себе, на каких принципах основано её действие, — на это у нас фантазии не хватает. Не создали ещё ничего подобного.

Нараяна-астра — оружие Вишну (Нараяна — одно из его имён). «Воздух заполнился стрелами, напоминающими змей с пылающей пастью, — повествует «Махабхарата». — Показались железные шары и диски с краями, острыми, как бритвы. Разрезаемые на части, сжигаемые, теснимые со всех сторон, обратились в бегство Пандавы. Но от небесного оружия не убежать. От него не укрыться в пещерах или домах, если бы они и оказались неподалеку. Стрелы, шары, диски меняли направление, следуя за своими жертвами».

«Стрелы, напоминающие змей с пылающей пастью», которые преследуют противника, уж очень напоминают самонаводящиеся ракеты. Сложнее объяснить шары и диски…

Саммохана-астра — оружие Камы, бога любви. Стрелы, усыпляющие противника, но не причиняющее ему вреда.

Ваювья-астра — оружие Ваю, бога ветра. Создаёт шторм, способный смести с земли армию противника.

Махешвара-астра — ещё одно оружие Шивы, использующее энергию третьего глаза бога. Стреляет всеразрушающим огненным лучом. По нашим понятиям, любые «гиперболоиды инженера Гарина» принципиально невозможны по причине дифракции света. А вот индийский бог как-то с этой проблемой справился.

Больше полутора миллиардов погибших!

Боги из мифов — не выдумки древних. Это сдобренные фантазией — а иногда и вообще безо всякой фантазии — описания реальных существ, принадлежащих к некоей высокоразвитой цивилизации. Земная она была или инопланетная — дело тёмное. Понятно только, что эта раса была чрезвычайно близка людям биологически — люди и боги могли давать нормальное потомство, в чём согласны абсолютно все мифы во всех уголках Земли, — и активно участвовала в людских делах. До такой степени, что приложила руку к уничтожению предшествующей нам земной цивилизации. Об этом и повествует «Махабхарата».

Указано и количество погибших на войне — 1.660.026.000. Возможно, конечно, что цифра взята с потолка из каких-то мистических соображений. Но в «Махабхарате» имеются и другие числа — например, единица времени «кашта» — 1/300.000.000 доля секунды, время, за которое фотоны преодолевают один метр пространства в вакууме. Такие числа не могут быть взяты с потолка. Мы пользуемся единицами времени час, минута, иногда секунда — но, чтобы использовать кашту, надо иметь дело с процессами, для которых эта единица времени характерна, как для нашей жизни характерны часы и минуты. Более чем полтора миллиарда погибших — это такое же характерное число для войны с применением брахма-астры и ещё более мощного ОМП, как для нашей жизни характерны часы и минуты.

Восстановить в точности события, описанные в мифах под общим названием «война богов», вряд ли возможно. Очевидно, что оставшиеся в живых на радиоактивной, бесплодной Земле люди откатились куда-то в каменный век. Можно только удивляться, что мифы донесли до нас информацию о рукотворной катастрофе. И уж, конечно, не для того, чтобы её повторить, а чтобы предостеречь. Мифы и эпос всегда печальны, часто шокируют жестокостью, садистским натурализмом, предательством, извращениями. Шумерские, индийские, греческие боги, владеющие сверхоружием, способным уничтожить всю Вселенную, — злопамятны, мстительны, жестоки, мелочны. На самом ли деле они были такими или это люди перенесли на них свои собственные черты характера — кто их знает. Но и то и другое смертельно опасно. Те, кто разрабатывает в тиши лабораторий смертельные вирусы или, вчитываясь в «Махабхарату», пытается понять принцип действия брахмаширшы-астры или третьего глаза Шивы, чтобы воспроизвести их в новом сверхоружии, а в особенности те, кто разрешает этим заниматься и тем более приказывают это делать, — дёргают ручку двери, ведущей в преисподнюю. И в конце концов могут-таки её раскрыть.

Похоже, однако, что некие могущественные силы на Земле (не будем уточнять, какие именно, — Ротшильды, Рокфеллеры, рептилоиды с Нибиру, Папа Римский, мудрецы царя Ашоки) опасаются применения ядерного оружия и жестоко наказывают политиков, допускающих, а тем более готовящихся к его применению. После Карибского кризиса виновные в опасных для мира геополитических играх Хрущёв и Кеннеди были устранены со своих постов (Хрущёв — через несколько месяцев, Кеннеди — через год). Но если Хрущёва убрали мирно и всего лишь посадили под фактический домашний арест на его же даче, то для Кеннеди организовали публичную казнь. Никак иначе невозможно рассматривать убийство, совершённое в центре крупного города среди бела дня при большом стечении народа. Американских президентов убивали не раз, но никогда это не было сделано столь сложным для реализации способом. Чтобы спрятать концы в воду, спецслужбы США ликвидировали как минимум десятки свидетелей и уж наверняка не меньше участников.

Американские власти об этом отлично помнят и потому всячески открещиваются от самой мысли о применении ядерного оружия.

Так не бывает!

И напоследок:

В истории создания ядерного оружия есть одна странность, которая придаёт ей вполне мифологический характер. Попытки рационального объяснения оной выводят нас за пределы научной парадигмы. Дело в том, что ядерное оружие было создано в невероятно короткий срок, с нуля — никогда ранее человечество с технологиями подобного уровня дела не имело — и заработало сразу, без единого неудачного испытания.

В технике такого не бывает. Даже простейшее техническое устройство требует множества экспериментов и неудачных попыток изготовления, пока оно не заработает как надо. И чем сложнее устройство, тем больше надо экспериментов и неудачных попыток, пока, наконец, что-то не станет получаться.

Как выглядит разработка космической ракеты — намного более простого технического устройства, чем ядерное оружие? Сделали первый экземпляр — взорвался на старте. Учли ошибки, сделали второй, — взорвался. Сделали третий — взлетел на сотню метров, взорвался. Потом ракета начинает летать, но летает совсем не туда и не так, как было запланировано. Наконец, с 20-го, 30-го, 50-го запуска она начинает летать как надо, и всё равно время от времени происходят «нештатные ситуации», что-то отказывает и ракету приходится подрывать во время полёта, или она сама взрывается, или падает неведомо куда. И это если уже есть опыт, ведь ракетная техника в промышленном масштабе существует со времён Фау-2.

А какие-то проекты не получаются вообще. Советская ракета Н-1, предназначенная для высадки космонавтов на Луну, так никогда и не была доведена до рабочего состояния. Первый запуск — взрыв на высоте 12 км. Второй — взрыв при падении на стартовый стол с высоты 200 м. Третий — падение на землю в 16 км от места старта и взрыв (воронка диаметром 45 и глубиной 15 метров). Четвёртый — взрыв на высоте 40 км.

Пятой попытки уже не было.

И это не с нуля, а после десяти с лишним лет успешной космической программы. И ракета Н-1 вовсе не была чем-то принципиально новым, это было лишь усовершенствование уже существовавшей и успешно работающей техники.

И вот это — нормальная ситуация. История техники усеяна обломками ракет, автомобилей, самолётов, водных и космических кораблей, могилами космонавтов, лётчиков-испытателей, автогонщиков. Нет случаев быстрого, безошибочного, безаварийного создания сложной техники.

Кроме случая ядерного оружия.

Манхэттенский проект стартовал 13 августа 1942 г., а 16 июля 1945 г. первая же изготовленная атомная бомба успешно взорвалась. Как и вторая над Хиросимой и третья над Нагасаки. В 1952 г. американцы взорвали на атолле Эниветок первый же изготовленный термоядерный заряд, а в 1953 г. советские инженеры на полигоне в Семипалатинске — тоже первый же изготовленный.

Ни разу не приходилось слышать о неудачном испытании ядерного оружия, о несработавшем взрывателе. Не было ни одного случая самостоятельного взрыва ядерной бомбы (и слава Богу). Техника работает безупречно.

Может быть, просто всё отшлифовано до совершенства, ведь уже сколько лет прошло?

Но разве ракетная техника — не ровесник ядерного оружия, и там работают какие-то другие инженеры? Ракеты ведь по-прежнему время от времени падают, взрываются, летят не туда. А ядерное оружие — как швейцарские часы.

Такое возможно. Теоретически. А практически — только один раз в истории: с ядерным оружием.

А вот аналогичную по сложности задачу — запустить управляемую термоядерную реакцию — решить так и не удалось. Помнится, задачка эта считалась едва ли не проще, чем создание водородной бомбы; в 50-е — 60-е ведущие физики обещали, что вот-вот, вот уже, совсем чуть-чуть и…

Но управляемый термояд застрял на стадии даже не эксперимента, а только лишь подготовки к нему, и никаких сдвигов на самом деле с 50-х годов нет.

А ведь занимались им те же самые люди, которые делали ядерное оружие.

С нуля. За три года. Без единой ошибки. Создав целую промышленность, необходимую для работ, и решив невероятно сложные инженерные задачи, с подобными которым человечество никогда прежде не сталкивалось.

Я не буду делать выводов. Нет фактов. Я могу только удивляться. И закончить статью хочу простыми, напрашивающимися словами:

ТАК НЕ БЫВАЕТ.

Поделиться