Простят ли казахстанцы Токаеву то, что 30 лет прощали Назарбаеву?

Автор -

    Президент Токаев в очередной раз раскритиковал правительство, намекнув на осенние кадровые перестановки, а пока ограничился чередой выговоров. Несмотря на то, что наблюдателям эти меры показались слишком мягкими, зная сдержанность Токаева можно предположить, что он предчувствует системный кризис, который накроет Казахстан осенью. Об этом пишет Карлыгаш Еженова в своей статье на exclusive.kz:

    Покритиковав не только свою команду, но и экономистов за плохие рекомендации, он, по сути, признался в том, что у правительства нет никакого представления о том, как выходить из ситуации. К сожалению, привычные оправдания о том, что страна не одинока в своих проблемах, что ситуация турбулентна по всем мире в этот раз могут не сработать. У каждого своя беда.

    Как-то в одночасье оказались ненужными, неприменимыми и нереализуемыми все разработанные нацпланы, госпрограммы и антикризисные штабы. А геополитический кризис «обнулил» все прежние стратегии: многовекторность, курс на евразийскую интеграцию, ставку на доходы от энергоресурсов, рост доли государства в экономике. Шторм за пределами страны наложился на внутриполитический кризис: начался передел собственности и сфер влияния, контроль над партийным полем теряет свой смысл, как и стремление заменить идеологию пропагандой. И это при том, что оптимисты предупреждают – все это только начало тектонических изменений как внутри страны, так и за ее пределами. В этой ситуации ответы на два вечных вопроса «кто виноват» и «что делать» практически идентичны.

    Кто виноват и что делать?

    Прежде всего, не должно быть никаких иллюзий, что государство самореформируется. Как отдельный человек, так и общество в целом, к сожалению, почти всегда меняется под воздействием каких-то потрясений. И первый, но не последний залп прозвучат в январе, но с каждым месяцем власть старается убедить себя в том, что это было совпадение цепи трагических случайностей, когда кризис элит совпал с протестами. Но проблема в том, что предпосылки этих двух факторов не исчезли и фазы этих двух процессов могут совпасть еще раз, но с гораздо более высокой амплитудой.

    Безусловно, какое-то время назначить во всем виноватым можно пока «назарбаевский режим». Собственно, общество так и делает и есть какой-то временной лаг, чтобы это объяснение работало. Но токаевская команда стремительно копит уже свои собственные ошибки и их последствия отзываются на жизни населения здесь и сейчас.

    Во всей этой истории есть только одна хорошая новость – денег в стране по-прежнему много. Но они по-прежнему бездарно тратятся. И то, что прощалось в сытые годы Назарбаеву уже не простится Токаеву – пришли другие времена. Геополитика грубо и вдруг обнажила изъяны всех прежних моделей и вошла в каждый дом дефицитом сахара, инфляцией и страхом перед неопределенным будущим. Пришло время расплаты за все допущенные ошибки.

    Но разве те же раскритикованные экономисты вот уже десятки лет не предупреждали, что нужна диверсификация экономики? Разве экономисты не били тревогу о том, что малому и среднему бизнесу нужна не господдержка, а дешевые и длинные деньги и демонополизация экономики? Разве финансисты не призывали не тратить деньги Нацфонда в сытые годы на прожектерские проекты? Разве гражданское общество не требовало изменить систему бюджетирования между центром и регионами и вовлечь население в распределение средств через систему местного самоуправления? Разве отраслевые эксперты мешали разработать альтернативные поставки нашего сырьевого экспорта? Кто все эти годы мешал правительству построить хотя бы приличные дороги во всей стране?

    Поэтому проблема не в плохих экономистах, а в том, что их рекомендации не выполнялись. В том, что и сегодня подмена понятий между декларациями и реальностью продолжается. Именно соответствия слов делу сегодня ждет общество, но не видит их. Отсюда и снижающийся рейтинг доверия Токаеву и госорганам, зафиксированный нами во втором квартале текущего года.

    Наше общество по привычке связывает свои надежды с именем президента Токаева. И он понимает, что общество обманутых надежд – плохое общество. Как и общество, живущее в страхе перед своим будущим. Поэтому удержать управление ему будет очень сложно, но пока еще возможно. И первое, с чего ему стоило бы начать – изменить прежнюю вертикаль управления. Для этого важно, но не достаточно вывести членов Первой Семьи из экономической цепочки, отлично работавшей на тех паттернах, которые сложились при 01.

    А ведь оппозиция оказалась права

    Все предупреждения экспертов, которые воспринимались как оппозиционные действующей власти, вдруг реализовались в самом кошмарном их воплощении. Но вместо того, чтобы признать их правоту, новые соратники нового президента продолжают в лучшем случае «обижаться» не редкие призывы к здравому смыслу, а в худшем – просто их игнорировать, слишком быстро утомившись быть «слышащим государством».

    Системное решение накопившихся вопросов в перераспределении зон ответственности, или проще говоря – в менеджменте. Токаев повторяет ошибку Назарбаева, подбирая команду не по принципу профессионализма, а по принципу лояльности и управляемости, способности влиться в систему, а не изменить ее. Да, такой подход можно понять в условиях сохраняющейся вероятности реставрации старого режима. Но именно слабость команды может создать условия для реставрации, а не наоборот.

    Увы, но в сложившейся ситуации продолжать госкапитализм – непозволительная роскошь. Это значит, нужно строить действительно рыночную экономику, которую ни в коем случае нельзя путать с административно-командной системой управления, существовавшей до сих пор. Именно отрасли, где сохранились рыночные отношения, сегодня держат экономику на плаву. И именно весь остальной балласт, где превалирует государство, тянет ее вниз. Правда в том, что несырьевую экономику без либерализации экономики невозможно. Это в свое время понял Назарбаев в конце 90-х и Казахстан до сих пор эксплуатирует плоды этой либерализации, даже несмотря на последовавшее сворачивание реформ. Поэтому стране нужна революция в «мозгах», а значит нужны их носители.

    Опять-таки, у власти вызывают чрезвычайное раздражение высказывания о том, что со старой колодой новый Казахстан не построить. Ближайшее время покажет, кто прав. Но настоящее говорит о том, что правы те, кто считает, что системе госуправления нужны свежие люди. Тогда власть также раздраженно спрашивает: «Ну хорошо, допустим, это так? Но где их взять?» Если они и правы, то только в том, что профессионалы сегодня на чиновничью службу не пойдут. В этом и заключается главный парадокс происходящего – несмотря на громадную долю государства в экономике ни у одного чиновника нет достаточно полномочий, чтобы решить хотя бы одну проблему. История с сахаром – наиболее свежий пример. Система госуправления давно сломалась, слабый центр уже давно не контролирует регионы, никакого межотраслевого взаимодействия уже давно не существует. Впрочем, как и межрегионального. Но вся сама атмосфера в столице пропитана одной идеей: как чего-бы сделать, чтобы ничего не изменилось. А ведь любая система работоспособна не только тогда, когда работает вертикаль Центр-Регионы, но и когда действуют горизонтальные связи между отраслями и территориями. Но вот они как раз оказались полностью дезактивированы.

    Как добиться возникновения этих горизонтальных связей? Едва ли сменой правительства. Очевидно, все же придется прислушаться к мнению экономистов, бизнеса и гражданского общества. И не только прислушаться, но и выйти из зоны комфорта, которая и без того уже не существует под давлением реальности. Можно сколько угодно спорить о методах борьбы с инфляцией, но до тех пор, пока не мы не поймем, какую страну нужно строить, а главное – не начнем все же это делать, хождение по замкнутому кругу продолжится, а разрыв этого порочного хождения будет гораздо болезненней, чем сейчас это можно представить.

    Еще два года назад Токаев, еще имевший свежесть восприятия, неоднократно говорил о необходимости нового социального контракта между властью и обществом. С каждым днем необходимость этой меры становится все более зримой. И собственно, его суть должна сводится к следующему: мы даем вам больше свободы, а вы берете больше ответственности за свою судьбу. Но первый шаг в этом направлении должна сделать все-таки власть. Пока же кроме пусть и воспринятого тезиса о Жана Казахстане реальных изменений общество не видит.

    Поделиться