Узбекский исполнитель Санжар Джавбердиев не мог получить лицензию из-за бороды

Автор -

Певец и композитор Санжар Джавбер­диев, выступающий под псевдонимом San Jay, сдал документы на получение лицензии. Его попросили сбрить бороду. Пришлось ли Джавбердиеву идти на уступки государству и почему лицензи­рование артистов он называет бредом. Об этом рассказал Курсив.

В 2016 году, после работы в России и получения звания народного артиста Чечни, Джавбердиев вернулся в Узбекистан. В 2018 году он решил получить лицензию, потому что без специального разрешения от государства артисты не могут давать сольные концерты или выступать на телевидении.

«Мне сначала не давали лицензию, сказали, что надо побриться, – вспоминает Санжар Джавбердиев. – Я отказался». В итоге он и бороду не сбрил, и лицензию получил, но «ограниченного действия». «Эта лицензия мне практически ничего не дает. Я все равно не могу выступать на телевидении и не могу давать сольные концерты. Лицензия позволяет петь на свадьбах и в ресторанах», – объясняет исполнитель.

Ему даже пришлось в 2019-м сделать видеообращение к президенту Узбекистана: «Прошел уже год, как я получил лицензию в «Узбекконцерте». Но с этой лицензией я не могу выступать на телевидении, говорят, что причина в моей бороде». В данном случае нарушаются мои конституционные права. Потому что в Конституции не написано, что узбекский гражданин не имеет права носить бороду».

Сам факт лицензирования артистов San Jay называет бредом: «Нигде, ни в одной стране, такой ерунды нет, только у нас это есть». Но самым обидным он считает то, что исполнители из России, к примеру Тимати, у которого тоже есть борода, без проблем выступают в Узбекистане.

«Это касается только узбекских артистов (запрет на публичные выступления исполнителей с бородой. – «Курсив»). И мне кажется, что сильнее всего от этого страдаю я, потому что среди всех артистов у меня самая длинная борода», – считает Джавбердиев. Фактически лицензия не позволяет San Jay зарабатывать внутри республики за счет тех же «сольников»: «В ресторане платят мало – $250–300. У меня в команде восемь человек. На восьмерых я должен это разделить. И что останется?»

Поэтому сейчас Джавбердиев готовит репертуар на русском и собирается уехать в Москву, чтобы развиваться дальше. «То, что я мог здесь сделать, я сделал», – объясняет он свое решение

Поделиться