“Оставьте келинок в покое!”: как послеродовая депрессия «убивает» женщин — СМИ Казахстана

Автор -

    Казахстанцев потрясла новость о том, что в Алматинской области мать пыталась утопить своих троих детей в озере Сайран.

    Сейчас идут следственные действия, но комментаторы одной из причин трагедии считают запущенную послеродовую депрессию. Младшему ребенку женщины чуть больше года. Журналист Liter.kz спросила у специалистов, почему после родов у женщины может развиться депрессия и как с ней бороться.

    Асель К. стала мамой в 29 лет. К тому времени она уже была востребованным специалистом в сфере международной логистики. Вместе с супругом они решили, что будут жить отдельно от родителей.

    Беременность протекала отлично, но роды оказались кошмаром. Все пошло не по плану – родовая деятельность прекратилась. Меня промучили несколько часов и в итоге сделали кесарево сечение. Я помню все в тумане. Было ощущение, что я проиграла. Мысли были сумбурные – чувство вины перед ребенком, страхи, как заживет шов и как он будет выглядеть, что скажут родные, – говорит Асель.

    Новорожденный сын оказался беспокойным малышом. Он часто прикладывался к груди, почти не спал и постоянно был на руках. Выйти куда-то погулять было невозможно. Муж мог помочь только вечером после работы. А молодые бабушки еще сами трудились.

    Каждый день для меня был днем сурка. Готовка, уборка, стирка – все с ребенком на руках. Я жалела о том, что родила, и вновь накрывало чувство вины перед ребенком. Я выбралась из этого состояния самостоятельно – примерно к трем месяцам сын подрос, окреп, он стал осмысленно смотреть и улыбаться, дольше спал. Помню, как впервые вышли с ним погулять в парк, и впервые я подумала, что будущее уже не видится мне в черных красках. Я поняла, что то чувство безысходности, которое переживала, это бэби-блюз. И мне стало страшно, что же чувствует женщина, которую настигла настоящая послеродовая депрессия, – поделилась переживаниями Асель.

    Послеродовая депрессия – это психическое расстройство, которое проявляется после родов у женщин и сопровождается психоэмоциональными нарушениями, рассказала психолог поликлиники № 8 акимата города Нур-Султана Зарина Исина.

    По ее словам, женщины, которые приходят и встают на учет по беременности к участковому терапевту, получают направление к штатному психологу. Но иногда они не понимают, зачем им нужна консультация специалиста.

    Ко мне приходят беременные. Кто-то спокойно относится к вопросам о психоэмоциональном состоянии. Отвечают, да стала плаксива, близко к сердцу все принимаю. А кто-то настороженно спрашивает: “Зачем меня к вам направили, я вроде на приеме все правильно говорила, не ругалась”. Некоторые женщины боятся, что если они расскажут представителю государственной поликлиники, что у них появились тревожность, страхи, апатия, то мы возьмем ее на учет, будем следить за каждым ее шагом, и это отразится в будущем, к примеру, это станет известно работодателю, и ее никуда не возьмут на работу. Или вообще лишим родительских прав, – говорит Зарина Исина.

    По словам психолога, перечисленные последствия – это миф. О том, что женщина посещает специалиста и с ней проводят терапию, никто не узнает. И не потому что это великий секрет, а потому, что терапия у психолога должна быть такой же рутиной, как “прокапаться” в дневном стационаре или лечиться от гриппа. Соответственно, не стоит бояться, что в будущем справка из психдиспансера покажет обращение пациентки.

    Затем психоэмоциональным состоянием женщины интересуются в перинатальном центре после рождения ребенка. Но обычно в роддоме женщины особо не жалуются, так как еще переживают пик энергии. Мамы находятся под впечатлением от родов, а психологическое уныние или бэби-блюз настигает на 5-14 день после родов. К этому времени женщина обычно выписывается с младенцем и находится дома. Здесь ее навещает врач или медсестра из поликлиники. Специалисты осматривают новорожденного, дают консультацию, беседуют с мамой. Они могут заметить отклонения в ее поведении – например, не следит за собой, отказывается кормить ребенка грудью, отвечает невпопад. И тогда информацию передают психологу, который навещает новоиспеченную маму на дому.

    Психологи не ставят диагноз “послеродовая депрессия”, по-другому – послеродовой психоз. Мы работаем с женщиной, беседуем, проводим тестирование. Если видим, что состояние нестабильно, есть риски развития послеродовой депрессии, то оказываем психологическую помощь – инструментов достаточно. Это арт-терапия, танцы, медитация и т. Д., – рассказывает специалист.

    С более тяжелыми случаями уже работают психотерапевты. Они ставят официальный диагноз по МКБ-10, подбирают лечение, в том числе и медикаментозное. О том, что пациентке требуется помощь, как правило, становится известно либо от участковых врачей или от родных. Сложно не обратить внимание на такие отклонения в поведении, как бред, апатию, слуховые и зрительные галлюцинации, равнодушие к ребенку, отказ кормить его грудью и т. д. Крайне редко после медицинской комиссии требуется госпитализация. Сроки лечения в стенах медучреждения варьируются от одного до трех месяцев.

    Вовремя принятые меры могут спасти от беды. В моей практике был один случай, когда молодая мама не смогла ухаживать за ребенком. Она бывшая воспитанница детского дома и была не готова к материнству. У ее ребенка обнаружили дефицит массы тела, а на коже – ожоги. Ребенка передали в Детскую деревню. Сейчас девочка подросла, окрепла. Но мама поняла, что не сможет ее воспитывать, поэтому забирать не планирует, – вспоминает Зарина Исина.

    Гости подождут

    Способов застраховаться от появления послеродовой депрессии у женщин нет. Даже если беременная по своей натуре тревожна и риск развития у нее депрессии выше, то после родов у нее может быть все хорошо, если близкие окажут поддержку.

    В наше время к планированию семьи нужно подходить ответственно. Уход за детьми мало напоминает рекламу подгузников, где малыши счастливы и довольны. Поэтому всем беременным женщинам и будущим папам мы рекомендуем пройти школу подготовки к родам и школу будущих родителей. Есть несколько программ, где семейную пару врач-гинеколог и психолог от и до подготовят к родительству. Неподготовленность к родам и материнству обязательно скажется на психоэмоциональном состоянии женщины, – считает Исина.

    После родов женщина возвращается домой и дальше ее состояние зависит от того, как ее встретят. Хорошо, если новоиспеченной маме дадут время отдохнуть и освободят от бытовых дел. Особенно это актуально для тех семей, которые живут вместе с родителями. Но случается, когда женщина разрывается между уходом за ребенком и выполнением “келинских” обязанностей.

    Старшие родственники могут не понимать, что чувствует молодая мама. Раньше детей воспитывали по-другому. Их не приучали к рукам, не приветствовался совместный сон, туго пеленали с рождения. Сейчас дети другие – их почти не пеленают, и они постоянно в контакте с окружающим миром, пальчиками познают мир, быстрее развиваются, требуют больше внимания. Женщины до рождения детей делают успешную карьеру, руководят огромными коллективами, путешествуют, и резкая смена деятельности вселяет тоску. Добивает их непонимание супруга и родных. Ее переживания считаются блажью и данью моде, – считает Исина.

    Психолог призвала родных новоиспеченных женщин не принимать в первые дни после рождения внука гостей. Или окружению нужно самостоятельно приготовить угощения и помыть посуду после выписки из роддома.

    Минусы есть и у обратной стороны – в семьях, живущих самостоятельно, женщина заперта в четырех стенах с ребенком. И это тоже плохо, так как весь день она с младенцем на руках. Женщине будет казаться, что она медленно сходит с ума.

    Бывает, в помощь молодой маме приезжают бабушки. Но на практике оказывается, что помощники гуляют с ребенком, а женщине предлагают “отдохнуть”, приготовив обед или наведя порядок дома. Такая помощь только вредит. Лучше предложить сделать заготовки еды и пропылесосить, а маме – поспать с ребенком. Это полезно для психоэмоционального состояния и налаживания грудного вскармливания, – говорит психолог.

    Внимание старшим

    Послеродовой психоз может настигнуть и повторнородящих женщин. Здесь риск заключается в том, что помимо ухода за ребенка и домашних обязанностей родившая должна по-прежнему уделять внимание старшим детям.

    Женщина возвращается после родов домой, и ей кажется, что старшие дети резко повзрослели. На фоне беспомощного малыша она считает, что они должны вести себя как взрослые, не шуметь, помогать с новорожденным. В то время как с ними никаких перемен не произошло, и они не понимают, почему поведение матери изменилось. Их это обижает, они становятся капризнее, подражают младенцу, тоже просят их покачать на руках, покормить из ложечки, могут “разучиться” одеваться. И здесь возможен “взрыв” – мама срывается на детях, муже и всех вокруг. Поэтому последующие беременности нужно планировать. При поликлиниках есть кабинеты планирования семьи, где могут подобрать подходящую контрацепцию, – говорит Зарина Исина.

    К сожалению, женщины часто затягивают с посещением данного кабинета. Или полагаются, что пока они кормят ребенка грудью, то не могут забеременеть. Но это не так. Из-за незапланированной беременности матери приходится экстренно и насильно отлучать от груди старшего ребенка и рожать следующего без перерыва на отдых.

    Дети-погодки – это тяжелое испытание для семьи в материальном и моральном смысле, считает специалист. Женщине после родов нужно соблюдать половой покой 42 дня, не поднимать тяжести, не пытаться все успеть. Копится усталость, чаще возникают конфликты между супругами. Домашние обязанности добивают женщину, и она может задуматься о суициде. Это может быть спонтанное решение или тщательно продуманное, когда у матери возникают мысли, как умертвит ребенка, а потом покончит с собой. Такое действие называется расширенным суицидом – человек вместе с собой забирает на тот свет еще людей. На этот страшный шаг женщина решается, так как считает, что ее новорожденный малыш никому не нужен и лучше оборвать его жизнь сейчас, чем оставить на всю жизнь сиротой.

    Помогать, а не мешать

    Психолог подчеркивает, что обратиться за помощью к специалистам не стыдно. Но еще лучше не доводить ситуацию до крайности.

    Когда в семье появляется ребенок, то женщина единолично стремится заботиться о нем. Супруг, видя, что он тут третий лишний, отходит в сторону. Потом силы истощаются, супруга устает и предъявляет претензии мужу, что она все время сама справляется с малышом. Папа в недоумении – ведь полгода супруга не допускала к ребенку. Отцов нужно активно привлекать к уходу за ребенком – это укрепляет и семейные связи. Пусть он задом наперед наденет подгузник или неловко запеленает. Он обязательно научится все делать правильно, – считает специалист.

    Стоит отметить, что помогать недавно родившим женщинам есть и в традиционной казахской культуре. Как рассказала кандидат философских наук, культуролог, автор книги “Вечное небо казахов” Зира Наурызбаева, новоиспеченную маму освобождали от ведения быта на 40 дней. Все заботы брала на себя свекровь или старшие женщины в семье. Считалось, что в этот период женщина очень уязвима как физически, так и морально. Поэтому, обеспечивая ей комфорт, также старались создать дома здоровую атмосферу, при родившей не злословили. Также ее могли на время забрать в родительский дом. Но родственники мужа также хорошо заботились о ней. Ночью свекровь предлагала забрать малыша к себе, чтобы мама выспалась, и приносила ребенка на кормление.

    Когда-то нагрузка в казахской семье распределялась равномерно. И свекровь, и молодая келин несли разные обязанности. Не был формальным титул и кіндік шеше, женщины, которая была для ребенка как вторая мать. У последователей психиатра и основателя аналитической психологии Карла Юнга есть понимание архетипа “Великой матери” и “Земной матери”. То есть нагрузка распределена, от земной матери не ждут слишком много. Но сейчас вера утрачена, женщины остались без поддержки. И вся нагрузка легла на земную мать. От женщины очень много ждут – она должна быть ухожена, дети накормлены, одеты, посещать разнообразные секции, дома порядок, на столе обед из трех блюд, муж не обделен вниманием, плюс она не должна сидеть дома сложа руки, а вести небольшой бизнес, – сетует Зира Наурзбаева.

    В итоге мы можем с уверенностью сказать, что послеродовая депрессия – это серьезный диагноз, который при отсутствии должного лечения может привести к трагедии. Вот только у нас в стране он пока не считается даже заболеванием. Если открыть комментарии под новостью с женщиной, которая топила своих детей, то можно увидеть отклики в духе “в ауле такой болезни нет”. И только те, кто пережил подобное состояние, понимают, что психические изменения после родов – это не следствие лени, дань моде, блажь или попытка привлечь внимание. Поэтому родившей женщине необходима помощь, которая должна быть оказана со всех сторон – медицинских учреждений, психологов, супруга и родных.

    Поделиться