Амиржан Косанов: Мне, видевшему Желтоксан, Жанаозен и Кантар, страшно за страну

Автор -

Известный казахстанский политик Амиржан Косанов поделился своими размышлениями накануне президентских выборов в «Новой газете»:

Мне страшно за действия власти, противоречащие заявленным демократическим устремлениям. Ибо она наступает на старые грабли и начинает вести себя не совсем демократически (хотя, даже Папа Римский практически благословил стремление второго президента к построению демократического общества). В этом смысле, сама по себе абсолютно неожиданная (никто, даже инсайдерские источники во власти, не смогли спрогнозировать такое!), инициатива президента провести внеочередные выборы противоречит, проповедуемым им же, принципам Нового Казахстана: именно так, застав всех потенциальных оппонентов врасплох, проводил выборы елбасы.

Апологеты власти приводят различные объяснения и оправдания такого шага Токаева: дескать, надо президенту дать шанс для реализации своих реформ. Все это не очень убедительно и попахивает идеологическим нафталином назарбаевских времен.

Мне же кажется, что причины вынужденные и чисто политтехнологические. Ситуация в стране ухудшается, недовольство народ и социальная напряженность растут как на дрожжах, неизвестно, каково будет состояние экономики и электората через два года, когда должны состоятся плановые президентские выборы. К тому же, будет время объединиться обиженным высшим чиновникам и олигархам.

Мне страшно за страну. Об этом я говорил ночью 10 июня 2019 года, когда, зная о возможных провокациях и кровавых последствиях, вынужден был, будучи кандидатом на пост президента, признать, выгодные власти, итоги голосования. Кантар — 2022 года подтвердил мою правоту. По большому счету, я, наступая на горло собственной песне, не допустил трагедии, хотя и поплатился политической репутацией оппозиционера: каких только «собак» на меня не вешали!

А теперь представьте, что нас ждет на следующий день после голосования в этот раз. Понятно, что былых 90 с лишним процентов у действующего президента не будет. Наверняка обнаружатся нарушения и вбросы, ибо наши чиновники иначе проводить выборы не умеют. На прошлых выборах появилась мощная армия наблюдателей, которая на этих будет пристально (главное – результативно) следить за ходом голосования.

И что будет, если недовольные результатами выборов граждане выйдут на улицы? В ходе моей избирательной кампании тот же Аблязов призывал к этому независимо от итогов выборов: чем вам не провокация? Где гарантия, что подобная патовая ситуация не будет использована третьими силами, которые хотели бы потрясений, что чистые протестные помыслы и действия честных граждан не станут триггером для реализации тайных и зловещих планов вышеупомянутых реваншистов? Не прольется ли кровь мирных граждан? Не потеряем ли мы страну, ибо угрозы (как внутренние, так внешние) не сняты с повестки дня.

Несмотря на демократические заявления президента Токаева, объявление им очередных внеочередных президентских и парламентских выборов никак не кореллируется с имиджем последовательного (как он себя желает позиционировать) демократически настроенного реформатора и дает еще один козырь в руки его отъявленных критиков.

Раз уж Токаев пошел на такой решительный шаг, то для начала, необходимо было либерализовать выборное законодательство: провести коренную реформу избирательной системы, обеспечить многопартийность избиркомов всех уровней, чтобы там не сидели только члены провластных партий и работники бюджетных (то есть подчиненных исполнительной власти) организаций. Нужно было снять ограничения о необходимости у кандидата в президенты 5-тилетнего стажа государственной службы. В свое время, мне «повезло», что у меня был такой стаж. Думаю, настало время избавиться от этого атавизма, лишающего миллионы казахстанцев реализовать свое конституционное право избираться и быть избранным.

Считаю также необходимым — право на самовыдвижение, как в президенты, так и в депутаты. Ибо сам процесс регистрации неугодной власти общественной организации (тем более, республиканского уровня) у нас более чем конъюнктурен и почти невозможен.

Мне страшно за нашу оппозицию, точнее, за тех, кто таковыми себя именует. Она, на мой взгляд, не избавилась от детской болезни левизны. Посмотрите, как процесс выбора единого кандидата от оппозиции превращается в фарс, с междуусобными разбирательствами и обвинениями. Увы, личные амбиции перехлестывают через край в ущерб общедемократическим интересам. Не исключаю, что эти распри могут использоваться, как властью, так и третьей силой, которая под оппозиционными лозунгами может прийти к руководству страной.

Думаю, что было упущено время после прошедших президентских и парламентских выборов, когда всем, кто считает себя оппонентом власти, могли реально объединиться на базе общедемократической платформы и уже тогда готовиться к выборам, в том числе и внеочередным. Увы, уже в который раз оппозиция не готова к электоральной кампании.

Хотя есть важное уточнение: для того, чтобы быть боеспособным кандидатом не обязательно заручаться мандатом той или иной коалиции. Президентские выборы – это, больше индивидуальная, чем коллективная кампания. Да, нужны организационные ресурсы, финансы (куда же без них?), но многое решают личные качества претендента: харизма, способность грамотно объяснять свою позицию по самым разным вопросам жизни общества, вступать в полемику с оппонентами и тд. Например, в прошлую кампанию я не был единым кандидатом от оппозиции. Наоборот, те кто считал себя оппозиционерами работали против меня. Именно они своими бойкотами и шельмованием моей скромной личности забрали у меня определенные проценты голосов. Меня выдвигала неполитическая, и, тем более, неоппозиционная общественная организация. И моя предвыборная программа, утверждались исходя из требований Устава и Программы этой общественной организации. Поэтому мне не совсем понятны критические выпады в мой адрес некоторых оппозиционеров: ребята, вы же работали против меня, какие же ко мне могут быть от вас претензии?

Не исключено, что нечто подобное может повториться и с потенциальным выдвиженцем от демократической коалиции. Скорее всего, и его обвинят в продажности: таковы уж привычки у тех, кто сам будет лишен возможности выдвигаться. А если его, не дай бог, зарегистрируют, то такое очернение ему почти гарантировано, особенно, теми кто, находясь за рубежом, считает только себя истинным оппозиционером.

Меня беспокоит эдакое залихватское отношение к самому факту выдвижения своей кандидатуры на главную государственную должность.

Но это не должно становиться хайпом, саморекламой и желанием покрасоваться перед публикой, ради удовлетворения собственного эго. Наличие определенного колличества критических постов в социальных сетях и оппозиционно настроенных подписчиков – еще не гарантия всецелой электоральной поддержки. Нужна реальная, системная и кропотливая, порой, неблагодарная, работа в поле.

Инициируя внеочередные президентские и парламентские выборы, власть вступила на опасный, для страны и для себя, путь, который почти гарантирует определенные волнения после оглашения итогов выборов.

И мне, видевшему Желтоксан, Жанаозен и Кантар, страшно за страну.

Поделиться