Cамой популярной будет графа «против всех»: Казахстанский политик о выборах президента страны

Автор -

Итак, похоже судьба президентских выборов, которые состоятся через месяц, уже предрешена: у действующего президента такие соперники, что ему не о чем беспокоиться. Да и риторика у него такая, как будто уже победил «нанайских мальчиков», так пишет о выборах президента Казахстана оппозиционный политик Амиржан Косанов:

Но все ли так просто для него?

Однозначно одно: усердно насаждаемый официозом имидж Токаева, как политика-реформатора, желающего что-то изменить в стране после 30-летнего засилья елбасизма изрядно подпорчен объявлением внезапных выборов (напомнив привычную «хитрую» тактику елбасы) и упорным нежеланием допустить к выборам оппозицию.

За три года пребывания у главного руля у него был уникальный шанс не только изменить страну, собрав вокруг себя самый широкий (не только провластный и потому не совсем привлекательный в электоральном смысле) круг сторонников экономических и политических реформ, но и встать во главе этого движения, и с открытым забралом пойти на конкурентные выборы. Это было бы не только эффектно, но и эффективно, а, главное, не по-назарбаевски. Такой шаг в сторону плюралистического общества был бы по достоинству оценен согражданами.

Увы, этого не случилось. То ли его отговорили его советчики из разных лагерей, то ли он сам так решил. По этой причине на эти выборы Токаев идет не как выдвиженец от самого широкого круга избирателей, а как представитель квазинародной коалиции, где преобладают старые и изрядно поднадоевшие персоны с ярко выраженным конъюнктурным выражением угрюмых лиц.

На эти выборы он идет не как политик, а как преемник, в самом начале своей президентской карьеры заявивший о преемственности стратегического курса елбасы, и не избавившийся окончательно от его токсичного наследия (от слова «наследить»).

На эти выборы он идет, как глава исполнительной власти, ставленники которого показали абсолютную некомпетентность и непрофессионализм на участках вверенной им работы.

На эти выборы он идет как, не желающий привлечь в союзники талантливых и честных представителей гражданского общества. А за каждым из них стоят тысяч сторонников, что могло бы реально отразиться на итогах голосования
20 ноября.

В этом смысле нетрудно предсказать, что самой популярной на этих выборах будет нововведенная им самим графа «против всех». И теперь вся проблема избирательных комиссий всех уровней будет заключаться в минимизации количества тех, кто поставит «галочку» в этой графе.

Что касается предвыборной программы Токаева, то одних фраз о желании построить Новый Казахстан мало, они уже набили оскомину.

В электоральном аспекте, помимо откровенных сторонников и противников Токаева сложился целый, неохваченный ни властью, ни оппозицией, пласт общества. И именно он и будет решать судьбу этих выборов. Это те, кто ни за деградирующую власть и не за радикальную и непримиримую оппозицию, для которой главное — приход к власти любыми путями, вплоть до кровавой бойни.

Эти честные и неравнодушные граждане, скорее всего, центристы, которые хотят настоящих перемен, но без потрясений. Это самый многочисленный и способный решить судьбу любых реформ, любого политика, ядерный электорат. И он на этих выборах пока без своего кандидата. Если Токаев за предвыборный период сможет вызвать у него симпатию и получить их поддержку, то этот момент может стать решающим, и определить не только итоги выборов, но и их легитимизацию.

Для этого Токаеву нужно представить обществу не абстрактные и красивые лозунги, а конкретную программу выхода страны из сложившейся патовой ситуации, когда (перефразирую известную сентенцию) верхи говорят, что хотят перемен, но… не могут их реализовать, а низы не знают, что делать с этими верхами: то ли сместить, то ли поддержать.

В этой программе должны быть обозначены: реальная деолигархизация экономики (пока об этом только разговоры); возврат выведенных за рубеж миллиардов (а не миллионов, как это делается сейчас); повышение уровня жизни простых казахстанцев, создание новых рабочих мест, развитие отечественного товаропроизводителя; создание независимой судебной системы; усиление борьбы с коррупцией; изменение выборного законодательства, регистрация всех оппозиционных партий; реальное гарантирование свободы слова; освобождение всех политзаключенных и прекращение преследований по политическим мотивам; обнародование всей информации о причинах и жертвах Кантара — как известно, это излюбленная тема критиков второго президента, и без открытого и честного разговора о январских событиях Токаев будет всегда политически уязвим. Все это стало бы окончательным прощанием с идеологией и практикой елбасизма.

Готов ли обремененный тайными договоренностями с елбасы Токаев который до сих пор, несмотря на итоги всенародного референдума, не решился поставить Закон о Первом президенте на утрату, на такой решительный и очень рискованный шаг?

От этого зависит судьба отмеренного им самим семилетнего срока его правления, ибо ощущение того, что и после 20 ноября нас могут ждать внеочередные выборы, становится все более навязчивым…

Поделиться