Визит Шавката Мирзиёева в Кыргызстан откладывался из-за событий вокруг «Кемпирабадского дела» — эксперт из Узбекистана

Автор -

Визит президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Бишкек планировался в первой половине декабря – в те же дни в Бишкеке планировалось провести заседание Высшего Евразийского экономического совета. Однако 9 декабря Мирзиёев в Кыргызстан не прилетел. Министерство иностранных дел КР сообщило, что визит состоится до конца 2022 года, но этого не произошло. Официально – в связи с погодными условиями в РУз, говорится в статье Азаттык.

После этого МИД Кыргызстана уже не озвучивал конкретных дат госвизита Шавката Мирзиёева, а 19 января глава внешнеполитического ведомства Жээнбек Кулубаев заявил, что поездка состоятся «в ближайшее время». И только за два дня до планируемого прибытия президента Узбекистана в Бишкек администрация президента назвала точную дату – 26 января. Госвизит, как сообщил «Белый дом», продлится два дня.

В декабре, месяц на который планировался госвизит президента Узбекистана, еще не утих резонанс, вызванный с массовым арестом политиков и активистов по так называемому Кемпирабадскому делу. Передача земли под Кемпирабадским водохранилищем была ключевым пунктом в соглашении между КР и РУз по делимитации границы, но в то же время это стало поводом для возмущения части общества в Кыргызстане. На этом фоне перенос визита Мирзиеева в Бишкек отдельные эксперты связывали именно с этим шумом, хотя причина второго переноса, официально, была другой.

В частности, узбекистанский эксперт по вопросам международных отношений Рафаэль Саттаров считает, что визит откладывался из-за событий вокруг «Кемпирабадского дела»

«Во-первых, президент Узбекистана ни в самом Узбекистане, ни за его пределами не должен ассоциироваться с какими-то проблемами. То есть, он не должен становиться причиной политического кризиса и его визит не должен сопровождаться серией демонстраций Во-вторых, до этого президент Жапаров и президент Узбекистана громко заявили о том, что пограничные вопросы решены на 100%. Как мы видим, они рассчитывали на то, что подписание соглашения должно было пройти в торжественной обстановке. Так как в данный «Кемпирабадское дело» набирает обороты и вызывает острые дискуссии в самом Кыргызстане в Ташкенте решили не торопить события, не торопить визит», – отмечал Саттаров.

Научный сотрудник Фонда Карнеги Темур Умаров в комментарии «Азаттыку», данном до оглашения даты визита, не исключал, что Ташкент ждал от Бишкека сигнала, чтобы визит не омрачился протестами недовольных соглашением по границе:

– Пока что, я думаю, узбекская сторона ждет от Кыргызстана такого сигнала, чтобы «Кемпирабадское дело», по которому многих активистов задержали и продолжают на них давить, немножко утихло – чтобы президента Узбекистана не встретили в Бишкеке толпы протестующих. Именно поэтому я думаю дело так затягивается.

В ноябре Кыргызстан и Узбекистан объявили о том, что поставили точку в споре по границам, который длился более 30 лет. Стороны пришли к консенсусу по оставшимся 15% или 312 километрам государственной границы, которые оставались неуточненными.

Парламенты обеих республик одобрили соглашения, включающие в общей сложности семь важных аспектов, в том числе водные ресурсы, пастбища и стратегические объекты.

Вслед за этим президент КР Садыр Жапаров 29 ноября подписал законы о ратификации Договора между Кыргызстаном и Узбекистаном об отдельных участках государственной границы и Соглашения о совместном управлении водными ресурсами Кемпирабадского (Андижанского) водохранилища. Шавкат Мирзиеев подписал эти документы 30 ноября.

Согласно подписанному между официальными Бишкеком и Ташкентом соглашению, Узбекистану переходят 4485 гектаров, на которых расположено Кемпирабадское водохранилище и дополнительные 19,5 гектаров для обслуживания и охраны плотины.

Взамен Кыргызстан получил 12 849 гектаров на участке «Гавасай» в качестве компенсации за непостроенный Кемпирабадский канал на левом берегу водохранилища и 1019 гектаров пастбищных земель. По подсчетам КР, в общей сложности, республике перешло более 19 тысяч гектаров земель, если учитывать участки, которые еще в 1965 году Кыргызстан получил в качестве компенсации.

Власти и КР, и Узбекистана называют достигнутые договоренности результатом многолетних переговоров. При этом если в РУз вопрос границ практически не поднимался на общественном уровне, то в Кыргызстане он сопровождался горячими спорами и социально-политической напряженностью. Так, передача территории под Кемпирабадским водохранилищем Узбекистану вызвала протест у части кыргызстанского общества, вследствие чего по подозрению в подготовке массовых беспорядков было задержано около 30 оппозиционных политиков, журналистов, гражданских активистов и общественных деятелей.

Открытое недовольство отдельными пунктами подписанного соглашения по границе выражали и в Жогорку Кенеше. Отдельные депутаты назвали неравными условия передачи земель Кемпирабадского водохранилища в единоличную собственность Узбекистана, использования Орто-Токойского водохранилища, а также совместного управления родником Чечме и истоками реки Кок-Таш.

Депутат Нуржигит Кадырбеков 17 ноября во время обсуждения в Жогорку Кенеше этого вопроса поинтересовался, почему кыргызская сторона берет на себя обязательства по реке Гавасай:

– В статье 7 этого соглашения написано, что «Кыргызская Республика обязуется не возводить гидротехнические и иные сооружения, препятствующие естественному течению реки Гавасай, а также не допускать технического загрязнения воды». Что это значит? Мы что не можем самостоятельно менять течение реки, которая течет по нашей территории, и возводить на ее берегах какие-то объекты? Почему мы соглашаемся с такими условиями?

В свою очередь руководитель межправительственной комиссии по уточнению границ, глава ГКНБ Камчыбек Ташиев тогда пояснял, что и плотина, и земли Орто-Токойского водохранилища остаются у Кыргызстана, а дополнительные обязательства республика на себя не брала. При этом что касается реки Гавасай, то она, по его словам, «не имеет экономической пользы»:

– Она стекает с горы и в ее верховьях расположено наше село Кок-Таш. При этом вся вода прямиком утекает в Узбекистан. И преградить ей путь вы никак не сможете. Если даже захотите перекрыть и построить там водохранилище, то для нас не будет никакой экономической выгоды от него. И село Кок-Таш в таком случае надо будет полностью переселять. Тут в соглашении речь идет только о том, чтобы не допускать загрязнения воды.

Но, несмотря на эти и другие споры, большинство из 90 депутатов Жогорку Кенеша 17 ноября сразу в трех чтениях одобрили документы по границам, которые были поводом для споров в обществе. «Против» проголосовало лишь 19 депутатов. Позже некоторые из них заявили об оказываемом на них давление.​

Таким образом, переговоры по кыргызско-узбекской границе были завершены дипломатическими методами, направленными на поиск компромисса, где обошлось без острых и сложных вопросов, после чего договоренности вступили в силу.

Теперь стороны намерены сосредоточиться на региональных проектах вроде запуска торгово-логистических транспортных сетей и водно-энергетических проектов. Так, на повестке дня стоит ускорение вопроса строительства железной дороги «Китай-Кыргызстан-Узбекистан», совместное строительство Камбаратинской ГЭС-1, а также укрепление сотрудничества в промышленности, сельском хозяйстве, электротехнике, транспорте и других отраслях.

Глава кабмина Акылбек Жапаров заявлял, что сейчас идет процесс освоения логистических маршрутов через Узбекистан, которые более конкурентоспособны, так как являются дешевыми для перевозки товаров и занимают меньше времени. По его словам, для развития страны важно открывать дешевые торговые пути. Как он отметил, на сегодня согласованы три транзитных маршрута через соседнюю республику, и все они обеспечат находящемуся в географическом тупике Кыргызстану выход к морским путям:

–Мы начали работать над тремя новыми, альтернативными маршрутами, чтобы беспрерывно наращивать товарооборот и экспорт Кыргызстана. Первый маршрут – это «Кыргызстан-Узбекистан-Туркменистан». Далее через Каспийское море мы можем выйти к Азербайджану и России. По сравнению с существующим маршрутом перевозки грузов в Россию этот путь куда дешевле и занимает меньше времени, так как стоимость дизельного топлива в Туркменистане дешевле, чем в Казахстане. Второй маршрут пролегает от Кыргызстана через Узбекистан, Туркменистан и Иран. Это маршрут с выходом на [иранский] порт Бендер-Аббас. Третий маршрут пролегает до порта Карачи в Пакистане через Узбекистан-Афганистан и далее уходит в Индию.

Ключевым проектом, который улучшит логистику между двумя странами может стать железная дорога «Китай-Кыргызстан-Узбекистан». Этот проект обсуждается уже долгие годы и лишь в прошлом году вопрос сдвинулся с мертвой точки. В сентябре 2022-го на саммите ШОС в Самарканде было подписано трехстороннее соглашение о сотрудничестве по проекту строительства железной дороги «Китай-Кыргызстан-Узбекистан» на территории КР. Согласно договоренностям, железная дорога пройдет по маршруту «Торугарт – Арпа – Макмал – Джалал-Абад».

В Проектно-изыскательском институте китайской железнодорожной строительной корпорации заявляли, что завершить разработку ТЭО ж/д «Китай-Кыргызстан-Узбекистан» планируется в апреле 2023 года. Как сообщалось ранее, на первом этапе Кыргызстан вносит 20% от общей стоимости проекта, на втором – 10%, а Узбекистан – 30%, на третьем – Китай внесет 30%, на четвертом – каждая сторона вносит одинаковую долю. Однако стоимость разработки ТЭО пока не известна.

Председатель кабинета министров Кыргызстана Акылбек Жапаров заявлял, что стоимость строительства железной дороги оценивается в 6 миллиардов долларов.

Но научный сотрудник Фонда Карнеги Темур Умаров с долей скептицизма относится к планам по скорой реализации проекта. По его мнению, до сих пор не решены ключевые вопросы, поэтому говорить о воплощении планов рано:

– Железная дорога «Китай-Кыргызстан-Узбекистан» – этот вопрос обсуждался много-много лет. Говорить, что сейчас произошло какое-то фундаментальное изменение и мы видим воплощение его в жизнь, пока не стоит. Вопросы те же самые – как найти финансирование и как пройдет железная дорога. В Кыргызстане одно представление, в Узбекистане другое. Поэтому здесь тоже много вопросов о том, увидит ли этот проект реальное воплощение.​

Энергетика

Не менее масштабным проектом, который совместно планируют реализовать Кыргызстан и Узбекистан – строительство Камбаратинской ГЭС-1 в КР. В проекте также участвует и Казахстан.

Ранее замминистра энергетики Кыргызстана Мирлан Жакыпов рассказывал «Азаттыку» (Кыргызской редакции Радио Свобода) об этапах реализации проекта:

«В дорожной карте прописано, как мы будем работать. Документ подписан с целью разработки ТЭО, определения порядка проведения тендеров, их условий и сроков. Если в 2024 году будет завершена разработка ТЭО, мы начнем строительство. Кроме того, в дорожную карту включили пункт о том, что будет создано совместное предприятие, принадлежащее Кыргызстану, Казахстану и Узбекистану. Эта компания будет зарегистрирована в Кыргызстане, все будет под нашим управлением», – отметил замминистра.

Министры энергетики Кыргызстана, Казахстана и Узбекистана подписали дорожную карту по строительству Камбаратинской ГЭС-1 6 января в Бишкеке. Астана и Ташкент поддержали инициативу создания совместного предприятия.

Это первый документ, подписанный с соседними странами по проекту «Камбар-Ата-1», о котором говорили десятилетия, но пока не реализовали.

В случая реализации проекта совместное предприятие будет управлять ГЭС после ее строительства, а 34% его акций будут принадлежать Кыргызстану. Казахстан и Узбекистан будут владеть 66%, каждая страна по 33%.

Власти Кыргызстана сообщали, что строительство Камбар-Атинской ГЭС-1 обойдется примерно в 2 млрд 916 млн долларов. Строительство будет состоять из шести этапов. Специалисты же в сфере энергетики оценивают стоимость проекта в 4-5 млрд долларов. В случае строительства Камбаратинской ГЭС-1 это будет самый дорогой проект в истории независимого Кыргызстана. Пока неизвестно, какая страна сколько инвестирует в проект.​

Поделиться