Золотой треугольник и Принц смерти. Как жил и умер «азиатский Эскобар»

Автор -
1517

При слове «наркобарон» мы обычно представляем сериально-киношного толстоватого Пабло с густыми усами и в полосатом Поло. Но сегодня мы вам расскажем о его азиатском «коллеге» Кхуне Са (материал из канала «Истории об отеле, Пхукете, Таиланде»).

В 1980-х годах «Золотой треугольник» Юго-Восточной Азии доминировал в мировом производстве опиума. В конце 20 века Мьянма занимала первое место в мире по объемам выращивания опийного мака (сейчас их вытеснил Афганистан). Если мы переведем площадь засевавшихся под мак километров в привычные сотки, то получится 4 300 000 квадратных участков со стороной 10 на 10 метров. Это больше, чем площадь Мальты. А на пике своей славы Кхун Са имел армию в 20 000 преданных бойцов, и награду за свою голову только от правительства США в 2 млн. долларов.

В 1977 году Кхун Са сделал правительству Соединенных Штатов предложение, от которого они… смогли отказаться. Бирманский наркобарон заявил американцам, что если они действительно хотят остановить поступление героина на свои границы, то им следует закупить весь его запас опиума. После этого они могли бы делать с этой партией всё что пожелают, а у Са были бы деньги, чтобы содержать свой народ. Вместо этого правительство Соединенных Штатов предъявило ему обвинение в незаконном обороте наркотиков и назначило награду в размере 2 миллионов долларов за его голову, что сделало его одним из самых разыскиваемых людей в мире. Но начиналось всё, конечно же, гораздо проще и скромнее.

Чжан Цифу (Кхун Са) родился 17 февраля 1934 года. Он был сыном китайского солдата из китайской националистической армии, остатки которой действовали в горной северо-восточной части Бирмы, граничащей с Китаем, Лаосом и Таиландом, где он родился. Его мать принадлежала к народности Шань. Чжан Цифу быстро осиротел и воспитывался своим китайским дедушкой в деревне. Войну и всеобщее разрушение Мьянмы в 1942 году он застал 8-летним мальчиком, отосланным из внешнего мира послушником в буддийский храм. На этом всё его образование будет почти исчерпано.

Чжан Цифу, почти не имевший образования, рано вступил в националистическую армию где у него проявились лидерские качества и вокруг стало расти число желающих заработать быстро. Группировка под его руководством участвует в окрестных военных операциях на самых разных сторонах, нанимаясь туда, где платят и кормят (то за повстанцев, то за бирманское правительство, воюя за обе стороны и чуть ли не само с собой). В 1963 его военизированное ОПГ преобразуется в «Ка Кве Йе» — «домашняя охрана», деревенский ЧОП под крылом северо-восточного командования бирманской государственной армии. Но, по мере роста числа подопечных, растет и стоимость их содержания. Перед военным руководством ставят задачу — найти способ обеспечивать армию на местах. И тогда вспоминают про торговлю опиумом…

Правительство делает Чжан Цифу предложение — оно разрешит выращивать и производить его отрядам опиум, если те станут самодостаточными и останутся лояльными правительству. Чжан, не долго думая, соглашается. За несколько лет он налаживает каналы сбыта в соседний Китай, Лаос и Таиланд. Откуда потом опий растекается по всему земному шару. Он закупает на черных рынках военную технику и оружие, и достаточно быстро его подразделения становятся экипированы и оснащены лучше, чем правительственные. При этом, он честно служит своему государству, подавляя местные силы сепаратистов и гоминьдана.

В 1969 году, из-за потери годового урожая и ужесточившейся обстановки, Чжан начинает переговоры с повстанцами, с которыми до этого успешно воевал за государственный счет. Информация о переговорах утекает к правительству, и родина ему этого не прощает. Его арестовывают и сажают в тюрьму по обвинению в государственной измене. Его небольшая армия демобилизуется. Долгие четыре года Чжан Цифу переосмысливает политику в регионе, свою жизнь, много читает, преимущественно китайскую классическую литературу, прежде чем в 1974 году преданные ему боевики не похищают двух советских врачей из больницы в Таунджи. В качестве оплаты за жизнь иностранных граждан они требуют освободить их старого лидера. Власти соглашаются. Чжан выходит на свободу серьезно изменившимся человеком.

Поняв, что дружить ему не с кем, официально торговать и вывозить опиум на одних договоренностях с политиками в Лаосе и Мьянме больше не выйдет, он возвращается в родные края, пересекает реку и оказывается на севере Таиланда. Он берёт себе новое имя — Кхун Са, что значит «Процветающий принц». Далее собирает повстанческую армию и сообщает правительству Таиланда, что теперь будет защищать их от повстанцев из Бирмы и Лаоса. И что денег ему не надо, но выращивать он будет то, что ему хочется. И под этим славным лозунгом предприимчивый китаец берется за старое дело в утроенном масштабе. Разбивает поля, занимается ирригацией, строит заводы по переработке опиума. Дела опять идут в гору, а его маленькая армия растёт.

К 1985 году он контролировал значительную часть тайско-бирманской границы с более чем 10 000 солдат и стал достаточно серьезной проблемой, чтобы привлечь нью-йоркский суд к обвинению в незаконном обороте наркотиков и к награде в размере 2 миллионов долларов за его голову, будучи внесенным в список самых разыскиваемых людей в мире. Бюро по борьбе с наркотиками США утверждало, что он несет ответственность за 40% героина, поступающего в США. Но его аргумент в то время заключался в том, что он использовал прибыль от этой области для финансирования борьбы за свободу угнетенного народа Шань. После американского правительства забили тревогу и удивились ещё сильнее власти Таиланда. Начинается тайско-Кхун Санская война. Его атакует военизированная полиция с отрядами рейнджеров, за голову назначают награду. Кхун Са собирает вещи и, неся тяжелые потери, со всей своей толпой переходит реку, возвращаясь тем самым в Бирму.

Осев в Бирме и разбив местных силовиков, он вместо старой схемы по защите государства от террористов и сепаратистов делает всё наоборот. Он финансирует Тайский революционный совет (тайские повстанцы), договаривается с Объединенной революционной армией Шань (бирманские повстанцы) и формирует из них единый фронт — Монг Тай. Затем подкупает бирманских военных так, что следующие 10 лет те только театрально жгут странные кусты и показывают по ТВ арестованные партии героина и мутных личностей в наручниках. В то время как сам Кхун Са занимается всё тем же — засевает гектары маком, всё производство направляет на экспорт, не создавая особых проблем на родине и обеспечивая деньгами и местных чиновников, и повстанцев, и местных жителей, и свою маленькую армию.

С развитием технологий вывозить товар и продавать его становилось сложнее, а доходы падали. «Героиновый принц» старел. В 1996 году состоялось мирное соглашение между Са и новым правительством Бирмы. Он переехал в столицу Бирмы и прожил там до конца своей жизни. Требования Вашингтона о его экстрадиции были обречены на провал, особенно по мере того, как бирманское правительство все глубже погружалось в изоляцию, а его отношения с остальным миром ухудшались. Информация о последних годах жизни Кхун Са противоричивая: кто-то говорит что остаток жизни он прожил очень аскетично, а кто-то утверждает обратное, что последние 10 лет он жил в абсолютной роскоши. Умер Кхун Са 26 октября 2007 года.

В Таиланде в его честь есть мемориал. А на вопрос «какого черта?» местные жители отвечают, что, в то время, когда здесь была только война, он защищал людей, строил дороги, возвел школу и больницу, заложил гидроэлектростанцию, проложил системы водоснабжения и электричества. И всё было бы ничего, если бы не одно «но»… То, что в одном месте является благом, в другом может быть чистым злом.

Самая сильная зависимость, нарастающая толерантность к дозам (всегда нужно больше), разбавление сахаром и мукой (закупорка сосудов и необратимые повреждения органов), инфекции слизистой оболочки сердца и клапанов, абсцессы, пневмония, психические расстройства, ВИЧ и гепатиты — это всё вместе дает от 15 000 000 разрушенных и уничтоженных жизней каждый год во всем мире… Стоит ли это золотой статуи?

Известно что сам Са никогда не употреблял запрещенных средств. Он также был очень строг с окружающими его людьми по поводу курения опиума. Рассказывают что однажды Кхун Са избил до полусмерти своего старшего сына Чанга, после того как узнал что тот курил опиум.

Поделиться