В Казахстане потерпевшие и прокуратура просят сделать закрытым суд по делу Дикого Армана

Автор -
1201

15 сентября, начались предварительные слушания по делу бывшего руководителя 5-го Департамента КНБ Руслана Искакова,  Армана «Дикого» Джумагельдиева, бывшего депутата маслихата Алматы Кайрата Кудайбергена и еще 42 человек. Их обвиняют в организации массовых беспорядков, создании ОПГ и пытках во время Кантара (они отрицают вину).

Прокуратура и потерпевшие требуют сделать судебный процесс закрытым.

Об этом пишет «Республика».

«Либо онлайн, либо офлайн. А это что-то новое»

К контрольно-пропускному пункту учреждения Департамента уголовно исполнительной системы номер 72, где находится помещение для особенно сложных судебных процессов (здесь, например, рассматривали хоргосское дело), я подошел в 9.40 утра.

У входа было заметно меньше народу, чем вчера. Больше половины журналистов, приехавших на процесс 14 сентября, сегодня не было. Многие вчера жаловались: ехать далеко, связь в зале для прессы не идеальная, обвиняемых слышно плохо, «давайте проведем все в зуме» и т.д. Так что я не удивлен.

Начался дождь. Пятерых журналистов, среди которых были репортер и оператор Almaty.tv, пропустили последними — после адвокатов и родных обвиняемых и потерпевших, — и им пришлось немного помокнуть.

Незадолго до того, как журналистов пропустили на территорию учреждения, перед КПП появилась адвокат Армана «Дикого» Джумагельдиева Рена Керимова. Она говорит, что ее подзащитный не признает вину ни по одной статье.

Вчера Виктор Кривоносов, еще один адвокат Джумагельдиева, заявил отвод судье Асхату Аширбекову. Керимова тоже недовольна.

Арман Джумагельдиев, экс-начальник 5-го Департамента КНБ Руслан Искаков и гендиректор ТОО «Бриз и К» Талгат Махатов участвуют в суде онлайн, находясь в СИЗО ДКНБ. Остальные 42 обвиняемых в зале.

"Люди боятся". Потерпевшие и прокуратура просят сделать закрытым суд по делу "Дикого Армана"

«Я считаю, что права моего подзащитного нарушены самым грубым образом. Его не привезли на процесс. Связь была, как вы сами видели, – ни СМИ его не слышали, ни Арман ничего не слышал. После обеда связь более-менее была налажена. Но при всем при этом, даже бог с ней со связью, но вчера судья принял решение проводить процесс в двух форматах: в постановлении он указал онлайн и офлайн. Такого нет в законе. Можно либо онлайн, либо офлайн. А это что-то новое», — сказала Керимова.

Она считает, что все это делается намеренно:

«Не дают возможности Джумагельдиеву, Искакову и другим, Махатову и Усенову, в суде выступать и защищать себя. Им есть что сказать. Люди готовились к этому процессу. Вчера у них были готовы выступления, но они были лишены этой возможности».

Накануне Керимова уточнила у судьи Асхата Аширбекова, почему ее подзащитного не конвоировали в зал суда:

«В зале суда есть две свободные клетки. Видимо, для них готовились. Судья уже под конец рабочего дня сообщил, что из прокуратуры поступило письмо, в котором прокуратура просит их не этапировать ввиду того, что они представляют опасность, угрозу. Я возмутилась: почему мы про это письмо узнаем последними? когда вы его получили? почему сторону защиты не ознакомили? что в этом письме написано?»

Керимова сказала, что это письмо она так и не получила ни вчера после процесса, ни сегодня утром.

«Утром я опять секретарю пишу: «Ознакомьте меня с этим письмом». Нам ведь нужно аргументировано на него возразить. Мы не получили этого письма, поэтому я не знаю, что будет дальше. Сегодня процесс начнется с того, что я потребую это письмо и опять буду требовать, чтобы его привезли. Он имеет право быть в суде, быть выслушанным и защищать себя».

Доступа в интернет нет и не будет

Однако процесс начался не с этого, а с рассмотрения ходатайства об отводе прокуроров, которое заявил адвокат Джумагельдиева Виктор Кривоносов.

По его мнению, прокуроры «не возражали на действия судьи по продолжению судебного заседания после установления технических неполадок в ZOOM у подсудимого Джумагельдиева в СИЗО ДКНБ Алматы», а один из них, Рысбеков, на стадии досудебного производства «отказывал в удовлетворении их ходатайств на неправомерные действия органов досудебного производства». Судья отказал в удовлетворении этого ходатайства.

Затем перешли к другим ходатайствам, в том  числе тому, которое обещала заявить Рена Керимова — по поводу письма прокуратуры, в котором говорится, что Джумагельдиева не конвоируют из СИЗО в зал суда из-за того, что он, по мнению надзорного органа, представляет угрозу потерпевшим. «Прошу сейчас меня с этим письмом ознакомить», — твердо сказала Керимова. Судья Аширбеков обещал вручить его Керимовой во время обеденного перерыва.

Керимова также потребовала дать адвокатам доступ в интернет. По ее словам, интернет есть у прокуроров, а у стороны защиты — нет.

Один из прокуроров сказал, что их планшеты соединены только с «зумом», выхода в сеть в целом у них нет. Судья Аширбеков «ответственно заявил», что интернета в этом суде нет ни у кого, включая председательствующего.

Закройте суд — люди боятся

После начали рассматривать ходатайство, поданное до начала процесса. Оказалось, что прокуратура попросила сделать этот суд закрытым, так как, по ее версии, часть потерпевших боится Джумагельдиева и его людей.

Салимжан Мусин, адвокат бывшего начальника 5-го Управления КНБ Руслана Искакова, по версии обвинения руководившего Джумагельдиевым и другими, напомнил судье о конституционном праве на свободу слова, запрете цензуры и постановлении Верховного суда от 1998 года, согласно которому принцип гласности судебного разбирательства заключается в том, что доступ к нему должны иметь в том числе те, кто не является участником процесса.

Затем Мусин сослался на заявление своего подзащитного. Оказывается, полковник нацбезопасности Искаков подал заявление на руководителя следственно-оперативной группы по этому делу.

«Я считаю, что прокуратура пытается умышленно, необоснованно и немотивированно скрыть то, что происходит в этом деле. Я смею вас заверить, что по данному делу были чудовищные нарушения уголовно-процессуального законодательства, о чем мы будем напрямую говорить на этом судебном процессе. Мой подзащитный обратился с заявлением о заведении уголовного дела в отношении руководителя следственно-оперативной группы, и они, очевидно, опасаются этого момента», — сказал Мусин в зале суда.

Его поддержали адвокаты других обвиняемых.

Защитник 15 потерпевших по этому делу Гульнара Жуаспаева в комментарии «Республике» сказала, что поддерживает ходатайство сделать суд закрытым:

«Мои подзащитные боятся ходить на суд, они боятся лиц, которые находятся на свободе. Сейчас больше половины подсудимых находятся под домашним арестом и подпиской о невыезде. Мы все заходим в один зал суда, ходим по одному коридору. Безопасность не обеспечена».

Она добавила, что это ходатайство инициировали потерпевшие по этому делу, но это не ее подзащитные.

Коллега Жуаспаевой Айнара Айдарханова также подчеркнула, что ходатайствовавшие о том, чтобы сделать суд закрытым, не ее подзащитные, и она не против того, чтобы суд был открытым.

«Я считаю, что этот процесс можно провести и в открытом режиме», — сказала Айдарханова «Республике».

Во время обсуждения ходатайства судья дал слово обвиняемым.

Они находятся в СИЗО ДКНБ Алматы. Их было плохо слышно в зале для прессы. Очевидно, на видео качество звука еще ниже, но все же предлагаем посмотреть.

Здесь — бывший полковник Нацбезопасности Руслан Искаков,  Арман «Дикий» Джумагельдиев и Арман Усенов (по версии прокуратуры, был «лидером структурного подразделения» ОПГ в Шымкенте).

Поделиться