Грустный День языка. На что жалуется таджикская интеллигенция в Самарканде и Бухаре?

Автор -
404

    Президент Таджикистана Эмомали Рахмон поздравил таджикистанцев и зарубежных соотечественников с Днем государственного языка, который последний несколько лет отмечается 5 октября, в день рождения главы государства.

    Вопрос о языке, по словам Рахмона, считается одним из важнейших направлений политики государства и правительства независимого Таджикистана.

    «Таджикский язык на протяжении своей многотысячелетней истории, несмотря на множество препятствий, трудностей на пути своего развития и даже под угрозой исчезновения, возрождался, жил единой жизнью, шагал в ногу с таджикской нацией и был вдохновителем научной, литературной, культурной, духовной, политической и социальной деятельности таджиков», отметил глава Таджикистана.

    Эмомали Рахмон призвал беречь таджикский язык, и «всегда и повсюду прилагать усилия для сохранения его в первозданной чистоте и неповторимой красе».

    Представители таджикской интеллигенции Самарканда и Бухары, поздравляя таджикистанцев с праздников, рассказали Радио Озоди о проблемах языка в этих древних городах.

    …«Наши дети, внуки и правнуки дома и на улице общаются между собой на таджикском языке. А в школе – обучение только на узбекском. Что от них можно ожидать? В Бухаре новые Авиценна, Дониш и Айни появятся только тогда, когда наши дети будут учиться в школах на своем родном языке», говорит житель Бухары Рахмат Гулзода. Он опасается, что дети и внуки не смогут беречь родной язык и передать его другим поколениям.

    В Самарканде и Бухаре таджикский язык, который на протяжении сотен лет служил не только разговорным языком, но и языком государственности, науки и искусства этих процветающих центров персидской цивилизации, переживает один из сложных периодов своей истории.

    Жители Бухары и Самарканда говорят, что хотя последнее столетие таджикский язык и оставался родным языком для большинства жителей, проводимая местными властями политика привела к ослаблению роли таджикского языка. И эта тенденция продолжается по сей день. «Таджикские школы имелись в Самарканде, в других областях, за исключением Хорезмской области и Каракалпакистана. Сегодня в Бухаре, к сожалению, таджикских школ почти не осталось. Если не ошибаюсь, в селе Шавгон, родине поэта Асада Гулзода, имеется класс таджикского языка. Не школа, а класс», говорит профессор Аслиддин Камарзода.

    Таджики Узбекистана рассказывают, что после распада СССР в годы правления Ислама Каримова между Узбекистаном и Таджикистаном сложились, пожалуй, самые острые в регионе взаимоотношения, в результате чего ежегодно сокращалось число таджикских школ и отделений в вузах, началась нехватка книг и учебников на таджикском.

    По официальным данным, в годы советской власти в Узбекистане было 380 школ с таджикским языком обучения, куда учебники поставляли из Таджикистана, высшие учебные заведения предлагали обучение на таджикском языке, издавалась таджикоязычная периодика, местное телевидение вещало на таджикском языке.

    За последние 30 лет ситуация круто изменилась. По словам представителей таджикской интеллигенции, в первые годы независимости Узбекистана в Самарканде имелось около 70 смешанных таджикско-узбекских школ.

    «Количество школ с таджикским языком обучения постоянно сокращается, говорит активистка из Самарканда Амина Шарофиддинова, — в Самаркандской области в 1997-98 г.г. работало 85 таджикских и смешанных таджикско-узбекских школ. В 45 из них обучение велось только на таджикском языке. К сожалению, мы потеряли эти школы».

    Язык домашнего обихода?

    “В годы правления Каримова были закрыты многие таджикские классы. Ограничений было очень много. Сейчас таких ограничений нет. В Самарканде телевидение вещает и на таджикском языке. Одна из полос районной газеты “Гулобод” печатается на таджикском», говорит писатель и журналист Зохир Хасанзода.

    «Таджикский язык в Узбекистане превратился в язык домашнего обихода. Это ужас. Это похоже на тюрьму. Таджикский язык в этой стране как будто находится в темнице», возмущается поэт Хадя Бухорои.

    «Некоторые местные националисты заявляют, что государственным может быть только язык титульной нации, другие языки не могут иметь такого статуса. Мы знаем, что в некоторых европейских странах статус государственного имеют 4-5 языков национальных меньшинств. И это никак не умаляет значение и престиж языка титульной нации», говорит писатель Адаш Истад.

    Тем временем, некоторые представители местной таджикской интеллигенции считают, что сокращение количества таджикских школ и таджикских классов связано с падением спроса на них.

    Матлуба Одинаева, старший редактор таджикской редакции ТВ и радио Бухары считает, что в закрытии таджикских школ и классов виноваты родители, которые отдают детей в узбекские и русские школы вероятно, из тех прагматических соображений, что это может способствовать в продвижении по социальной и финансовой лестнице.

    «После того, как книги были сожжены…»

    Шахзода Самарканди, журналист и писательница, согласна с мнением о падании спроса на школ с таджикским языком обучения, однако считает, что это имеет политическую подоплеку.

    “После распада СССР в школу имени Мирзо Турсунзаде в Самарканде, где я училась, пришло распоряжение о сожжении всех учебников с предисловиями Ленина или Горбачева, а также книг, в которых упоминалось о СССР. Правда, такие книги на русском языке сожжены не были, а пылали костры из таджикских книг. Я не знаю, были ли сожжены книги на узбекском языке. Но я точно знаю о сожжении таджикских книг. Псоле этого многие таджики были вынуждены перевести своих детей в русские школы, в результате чего многие таджикские школы опустели. Это и стало предлогом для закрытия многих таджикских школ в Самарканде», рассказывает наша собеседница.

    Шахзода Самарканди

    По словам представителей таджикской интеллигенции Узбекистана, ситуация последние пять лет начала немного улучшаться. В Ташкенте были изданы на таджикском языке сборники живущих в Узбекистане таджикских поэтов и писателей, в двух высших учебных заведения страны открыли отделения таджикской филологии.

    «В Ташкентской области – в Пискентском, Бекабадском, Бостанлыкском районах и в городе Чирчик начали работать таджикские школы. При Ташкентском областном педагогическом институте был открыт факультет таджикской филологии, который в этом году закончили первые выпускники. Начальные классы на таджикском языке были открыты и в других районах, где проживают таджики, в том числе, в Сохском районе Ферганской области», говорит профессор Аслиддин Камарзода.

    Однако в таджикских школах наблюдается острая нехватка учебников на таджикском языке. До обретения Узбекистаном независимости таджикоязычные школы с 1 по 11 классы снабжались учебниками, которые печатались на территории Таджикистана. Насколько теперь обеспечивает Душанбе таджикские школы Узбекистана учебниками и методическими пособиями – неизвестно.

    В ходе первого государственного визита президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Таджикистан весной 2018 года, Душанбе и Ташкент заявили о возобновлении сотрудничества, в частности, в области культуры, науки и образования. Тогда представители таджикской интеллигенции Узбекистана надеялись, что в скором времени количество школ с таджикском языком обучения в Самарканде, Бухаре и других местах компактного проживания таджикского населения Узбекистана увеличится. Они продолжают надеяться до сих пор.

    Поделиться